Убийство без наказания

15:15, 29 ноября 2010
Газета: 64
До того, как приехать в этот городок, семья Галицких – Владислав Тимофеевич, его супруга и двое...
Убийство без наказания

До того, как приехать в этот городок, семья Галицких – Владислав Тимофеевич, его супруга и двое маленьких сыновей – проживали в городе Тернополе. Глава семьи был уважаемым человеком – он занимал должность главного инженера на предприятии, одновременно был там парторгом. Младший сын Галицких часто болел, и в связи с этим доктора посоветовали родителям сменить климат на менее влажный. Так Галицкие оказались на Днепропетровщине, в небольшом молодом и, как тогда казалось, перспективном городке. Владислав Тимофеевич работал мастером на заводе, супруга – Ирина Михайловна – преподавала в школе.

После того, как «союз нерушимый республик свободных» раскололся на «удельные княжества», появились всем известные проблемы с трудоустройством. Владислав Тимофеевич трудился подсобником на стройке, работал по найму у частных лиц. Он был очень грамотным инженером-проектировщиком, и многие жители городка обращались к нему с просьбами сделать проекты для частного строительства. Но потом заказчики почему-то не торопились платить деньги за выполненную работу. Трудоголикам, привыкшим к постоянной востребованности, невыносимо тяжело жить с ощущением своей ненужности. Галицкий В.Т. начал понемногу выпивать. От безысходности – как говорят многие из тех, кто оказывался в подобной ситуации.

***

Стали взрослыми сыновья Галицких, окончили престижные вузы, получили хорошие профессии. Ирина Михайловна по-прежнему учила детишек родному языку. Владислава Тимофеевича взяли на строящуюся СТО дежурным-охранником, правда, без официального оформления, пока…

Однажды утром Галицкий В.Т. – с многочисленными следами побоев – был обнаружен неподалеку от будки охранника СТО. Владислав Тимофеевич умер в больнице. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, Галицкому В.Т. были причинены телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы, разрыва печени, повреждения правой почки, перелома двух ребер, отека легких, многочисленных синяков лица, верхних и нижних конечностей, туловища. По факту причинения тяжких телесных повреждений, повлекших смерть Галицкого В.Т., в РО УМВД Украины в Днепропетровской области возбудили уголовное дело по ст. 121 ч. 2 УК Украины. По подозрению в совершении данного преступления были задержаны местные жители, 19-летние Кротов Юрий Артемович и Баркашов Сергей Васильевич.

В ходе досудебного следствия были собраны характеристики на подозреваемых. Кротов Ю.А. не работает, по месту жительства характеризуется посредственно. Со слов родственницы Кротова, Юрий употребляет наркотические вещества, занимается воровством. Баркашов С.В. также не работает; год назад был судим по ст. 309 ч. 1 (изготовление наркотических средств) к двум годам лишения свободы – с испытательным сроком 2 года (т.е. на момент совершения данного преступления испытательный срок еще не закончился). Баркашов состоит на учете у врача-нарколога с диагнозом «психические и поведенческие расстройства в связи с употреблением нескольких психотропных веществ». По месту жительства характеризуется посредственно, как и его товарищ.

***

Расследованием, проведенным в ходе досудебного следствия, было установлено следующее. Вечером, в промежутке между 18.00 и 19.00, Баркашов, Кротов и Зенин, находясь в одном из дворов по улице Р. , употребляли спиртные напитки. Очевидно, того, что было выпито, ребятам показалось мало, потому что Зенин Андрей предложил приятелям пойти на строящуюся автомойку, где дежурит охранник, который всем, кто ни придет, «наливает». Сегодня трудно установить, кто есть тот добряк, потому что (как мы увидим дальше) выпивающий во время дежурства охранник – там дело привычное.

Итак, трое приятелей пришли на стройку. В помещении для дежурного находились работавший в эту смену Николай Овсеенко и Владислав Тимофеевич, который на тот момент уже считался уволенным. По словам Зенина, Овсеенко пригласил «гостей» к столу, и все принялись распивать спиртное. Все, кроме Зенина, который и так уже был пьян, а потому лег на кровать и уснул. Проснулся Зенин утром, около 7-ми часов. Рядом похрапывал Овсеенко. Андрей вышел на улицу и увидел Галицкого… Владислав Тимофеевич лежал на земле, метрах в четырех от сторожки, под глазами у него расплылись синяки, которых накануне не было. Зенин поинтересовался самочувствием Галицкого, но тот в ответ лишь поморгал глазами. Зенин вернулся в сторожку, сказал  об увиденном охраннику Николаю Овсеенко и ушел.

Однако он направился не к себе домой, а к Юрию Кротову и вот что узнал от него: после того, как Зенин уснул, Галицкий В.Т. сильно опьянел. Овсеенко попросил, чтобы ребята вывели его из сторожки. Когда Кротов и Баркашов выносили Галицкого на улицу, последний был без сознания и никак не реагировал на то, что с ним происходит. Приятели положили человека на траву и, вернувшись в сторожку, продолжали пьянствовать вместе с охранником. В ходе распития спиртных напитков Овсеенко рассказал о том, как он ударил Галицкого, и показал руку, на которой остался след от зубов Галицкого. Приблизительно через час с улицы послышались крики и ругань. Баркашов и Кротов вышли на улицу и принялись избивать Галицкого. Удары наносили кулаками, ногами – в лицо, в голову, по спине, по всему туловищу.

На вопрос Зенина: «За что?» Кротов ответил, что таким образом они с Баркашовым отрабатывали приемы. Еще Кротов признался, что он «увел» у охранника мобильный телефон. У Зенина – пять лет условного срока, и лишние проблемы ему ни к чему. Он потребовал, чтобы Кротов вернул мобильный телефон хозяину, а также вместе с Баркашовым оказал помощь Галицкому. Чуть позже Зенин встретил знакомого, и от него услышал, что Николая Овсеенко забрали в милицию по подозрению в жестоком избиении Галицкого В.Т. «На самом деле его избили…» — и Андрей Зенин назвал имена Баркашова и Кротова.

***

Свидетельские показания охранника Николая Овсеенко местами не совпадают с теми, которые давали Кротов, Баркашов и Зенин. К примеру, Овсеенко утверждает, что он не принимал участия в распитии спиртных напитков. Еще он говорит, что, услышав из сторожки звуки ударов, вышел наружу и попросил парней прекратить избиение. Однако, те не послушали его. По словам охранника, Кротов и Баркашов были в такой ярости, что он испугался их и поспешил запереться в сторожке, дабы и ему не перепало.

То, что прекратить преступные действия пьяных подонков можно и другим (безопасным для собственной шкуры) способом – например, позвонив в отделение милиции, которое находится совсем близко, на «расстоянии голоса» — охранник Овсеенко то ли не догадался, то ли…

…Когда утром Овсеенко подошел к Галицкому, тот, лежа на боку, пытался подняться, но не мог. Тогда «сердобольный» Николай вынес из сторожки оставшуюся после вчерашнего водку, и Галицкий «выпил ее из горлышка, залпом, и остался лежать на земле». Сложно утверждать или отрицать, может ли почти бесчувственный человек, лежа на боку, пить залпом из горлышка. Но даже тогда, утром, когда его собственным здоровью и жизни никто не угрожал, Овсеенко не позвонил ни в милицию, ни в больницу. И только появившийся позже на стройке прораб, увидев сильно избитого Галицкого В.Т., который не мог внятно разговаривать и самостоятельно передвигаться, вызвал «Скорую помощь».

***

Досудебное следствие закончилось; обвинительное заключение, утвержденное районным прокурором, было передано в суд. Согласно ст. 49 УПК Украины, потерпевший имеет право знакомиться со всеми материалами дела с момента окончания досудебного следствия. Потерпевшей по делу была признана супруга Галицкого – Ирина Михайловна. Убитая горем женщина терпеливо ждала, когда ей дадут возможность ознакомиться с материалами. Но так и не дождалась. В начале декабря Ирина Михайловна получает повестку в суд. «Но ведь я даже не читала обвинительное заключение!» — восклицает потерпевшая. «Ничего страшного, — говорит ей судья, — разве вы мне не доверяете?!»

Там, в здании суда, Ирине Михайловне все же предоставили возможность прочитать обвинительное заключение, но на руки так ничего и не дали. С грехом пополам Ирина Михайловна получила от судьи разрешение сфотографировать этот документ. А судебное заседание так и не состоялось – ни в тот раз, ни в следующие – по настоящий день. Всякий раз находилась «веская» причина, чтобы отложить слушание дела.

С того момента, как Кротов Ю.А. и Баркашов С.В. признаны обвиняемыми, прошло более девяти месяцев. Кому нужно (или – выгодно?) затягивание с рассмотрением этого уголовного дела? А может, у судей нет времени, чтобы выполнять свою работу?!

Вынесения справедливого приговора преступникам ожидает не только потерпевшая. Кротов и Баркашов тоже ждут, как решится их судьба. Судя по их поведению, это злобные, жестокие люди – «безбашенные» из-за дефицита ума и недостатка (или полного отсутствия?) воспитания. В конце концов, они не уйдут от наказания. Однако непонятно, почему не привлечен к ответственности охранник-сменщик, который мог оказать помощь находившемуся в опасном для жизни положении Галицкому В.Т.? Имена и фамилии изменены.

Валентина Индовицкая,

специально для «Судебно-юридической газеты»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн