Первый прокурор СССР Иван Акулов ? идеолог и жертва репрессивного аппарата

09:37, 28 декабря 2010
Газета: 68
Иван Акулов родился 12 апреля 1888
Первый прокурор СССР Иван Акулов ? идеолог и жертва репрессивного аппарата

Иван Акулов родился 12 апреля 1888 года в Петербурге в бедной трудовой семье. В раннем детстве он потерял отца и вся тяжесть воспитания малолетних детей (а их было четверо) легла на плечи матери. Смышленый мальчик был отдан в приют, где постигал первые азы грамоты. Затем учился в начальном училище, а позднее — в торговой школе, в которую поступил в 12-летнем возрасте и окончил с отличием в 1905 году. Работать Иван Акулов начал с 16 лет. Тогда же он впервые столкнулся с революционной средой: участвовал в демонстрациях, митингах, маевках. В 1907 году вступил в члены РСДРП, примкнув к большевикам. В партийных рядах он отличался активностью, и ему вскоре доверили руководство подпольной группой.

Аресты, побеги, активное участие в организации партийных ячеек большевиков по все стране – все это органично сочеталось с пролетарским происхождением и тягой к самообразованию Ивана Алексеевича. В результате карьера Акулова была достаточно успешной. В 1927 – 1931 годах он уже являлся председателем Всеукраинского совета профсоюзов, секретарем ВЦСПС, заместителем народного комиссара рабоче-крестьянской инспекции СССР. В 1932 году его избрали секретарем ЦК КП(б) Украины по Донбассу.

Этот пост он занимал вплоть до принятия постановления ЦИК и СНК СССР от 20 июня 1933 года, которым была учреждена Прокуратура Союза ССР. На следующий день постановлением ЦИК СССР первым Прокурором Союза ССР был назначен Иван Акулов, а его заместителем — Андрей Вышинский. Вот так на главном посту ведомства, призванного «укрепить социалистическую законность», оказался человек, не имеющий не то чтобы юридического, но и простого высшего образования.

В этом отношении примечательно первое Всесоюзное совещание судебных и прокурорских работников. Оно открылось 23 апреля 1934 года в здании Прокуратуры Союза ССР. Доклад «Решения XVII партсъезда и задачи органов юстиции» сделал Прокурор Союза ССР И.А. Акулов. В своем полуторачасовом выступлении он проанализировал задачи, стоящие перед органами юстиции на современном этапе, обратив особое внимание участников совещания на целом ряде «недочетов и извращений» и предложив конкретные меры по их устранению. Как писала тогда пресса, «докладчик говорил просто, без малейшей погони за вычурной красной фразой».

Иван Акулов занимал пост Прокурора Союза ССР до марта 1935 года. Он пользовался у своих подчиненных неизменной симпатией. Вот что писал о нем бывший сотрудник Прокуратуры Союза ССР Н.А. Орлов: «Акулов был в полном смысле слова обаятельным человеком, человеком широкой русской души. Любил жизнь, природу. Дома это был идеал семьянина, необыкновенно любящий отец. Он высоко ценил дружбу, умел дружить и был верным, надежным другом». Видимо, эти его качества и не понравились Сталину. И хотя Акулов, как и другие лица, стоявшие на вершине власти, слепо выполнял все требования (даже противоречащие закону), вождь понимал, что на посту Прокурора Союза ССР нужен не такой человек. Мягкий, интеллигентный И. Акулов явно не подходил для роли организатора массовых репрессий. Постановлением ЦИК СССР от 3 марта 1935 года Акулов был утвержден секретарем ЦИК СССР с освобождением от обязанностей Прокурора Союза ССР. Новым Прокурором Союза ССР был назначен А.Я. Вышинский, сумевший выполнить роль главного инквизитора вождя.

В 1937 году обстановка в высших эшелонах власти становилась все более гнетущей — никто не знал, кто окажется следующей жертвой, кто попадет в ежовские застенки. И.А. Акулов заметно нервничал, хотя даже после освобождения от должности секретаря ЦИК СССР не верил, что его могут арестовать. Его жена, Н.И. Шапиро, впоследствии писала: «В последние дни этот спокойный уравновешенный человек дошел до такой степени морального изнеможения, что не в состоянии был написать письмо в ЦК. Для него было все случившееся с ним непонятно и неоднократно срывались вопросы «кому это нужно» и «за что?» Также он говорил: «О чем просить, если я не знаю, в чем я виноват».

Ордер на арест Акулова и производство обыска у него был выдан заместителем наркома внутренних дел 23 июля 1937 года. В тот же день Иван Алексеевич был помещен в Лефортовскую тюрьму. И.А. Акулов более 50 дней держался стойко и не давал каких-либо признательных показаний. Однако затем все же был сломлен. Судебное заседание открылось 29 октября 1937 года в 11 часов 15 минут. Через полчаса был вынесен приговор — расстрел с конфискацией имущества. Приговор был приведен в исполнение 30 октября 1937 года.

После ареста Акулова его жену, Надежду Шапиро, с малолетними детьми выселили из особняка ЦИК СССР, а через пару месяцев она как член семьи «изменника родины» была заключена в исправительно-трудовой лагерь сроком на 13 лет. 22 июня 1954 года Надежда Исааковна обратилась с письмом к Председателю Совета Министров Г.М. Маленкову, в котором подробно рассказала о всех своих злоключениях. В нем она просила реабилитировать своего мужа И.А. Акулова: «Пусть его уже нет в живых, но пусть память о нем, если я права, будет для знавших его светлой». Военная коллегия Верховного суда СССР 18 декабря 1954 года отменила приговор в отношении И.А. Акулова и дело о нем прекратила «за отсутствием состава преступления».

 

 

Как это было

Прокурор-реформатор

В своей повседневной работе на посту Прокурора Союза ССР И.А. Акулов был исключительно простым в общении как со своими подчиненными, так и с многочисленными посетителями. Большое внимание он уделял укреплению связей работников прокуратуры с населением. Именно благодаря ему в Прокуратуре Союза ССР с первых же дней был налажен четкий порядок приема граждан и рассмотрения поступающих от них жалоб и заявлений. Причем обязанность вести прием посетителей он возложил на всех сотрудников, а не только на тех, кто работал в приемной.

В марте 1934 года И.А. Акулов издал приказ «О перестройке аппарата прокуратуры в центре и на местах». Наверное, если бы Акулов был более сведущим в прокурорской деятельности, он не стал бы разрушать уже сложившуюся и хорошо зарекомендовавшую себя структуру аппарата прокуратуры, построенную по функциональному принципу. В приказе отмечалось, что отделы перестраиваются по производственному и производственно-территориальному принципу, что, по мнению руководства Прокуратуры Союза ССР, должно было обеспечить «высокое качество работы по охране общественной (социалистической) собственности и осуществлению социалистической законности» во всех сферах народного хозяйства.

При этом предполагалось, что каждый отдел будет осуществлять весь комплекс задач, стоящих перед органами прокуратуры, начиная от разрешения жалоб и заканчивая надзором за рассмотрением дел в судах. Поэтому вместо отделов были образованы сектора по делам промышленности, сельского хозяйства, торговли, кооперации, финансов и др. Новая структура Прокуратуры Союза ССР и нижестоящих прокуратур, как и следовало ожидать, оказалась недолговечной. Искусственное разделение прокуратуры по производственному принципу не дало желаемых результатов, и менее чем через три года органы прокуратуры вновь перешли на работу по функциональному принципу, который с теми или иными изменениями сохранился и в наше время.

 

Инфосправка

Как появился расстрел без суда и следствия

1 декабря 1934 года в Смольном выстрелом из револьвера был убит член Президиума ЦИК СССР и Политбюро ЦК ВКП(б) Сергей Миронович Киров. Его убийцу Л.В. Николаева задержали на месте преступления. Расследование этого дела — одна из самых темных страниц истории советской прокуратуры. Прокурор Союза ССР И.А. Акулов оказался в полной зависимости от работников НКВД, которые разрабатывали только ту версию убийства, которую выдвинул И.В. Сталин. Он не противодействовал незаконным методам ведения следствия и фактически потворствовал нарушителям законности. Формально Акулов, его заместитель Вышинский и следователь Шейнин также допрашивали обвиняемых, но допросы сводились лишь к оформлению предварительно «выбитых» показаний.

Трагические события, происшедшие 1 декабря 1934 года, фактически развязали руки властям для организации массовых репрессий по всей стране. Но чтобы не проводить их без оглядки на строгие рамки законности, нужно было срочно изменить сам закон. Уже в день убийства С.М. Кирова Сталин распорядился подготовить соответствующий документ. На следующий день было опубликовано постановление, принятое ЦИК СССР 1 декабря 1934 года, «О внесении изменений в уголовно-процессуальное законодательство», подписанное М.И. Калининым и А.С. Енукидзе.

Новый закон был предельно кратким, жестоким и беспощадным. Он устанавливал, что по делам о террористических актах следствие должно заканчиваться в срок не более 10 дней, а обвинительное заключение — вручаться за сутки до рассмотрения дела в суде; эти дела слушались без участия сторон (то есть без прокурора и адвоката), по ним не допускались ни кассационное обжалование, ни подача ходатайства о помиловании. Приговор к высшей мере наказания приводился в исполнение немедленно. Другими словами, подсудимый полностью отдавался в руки судей, которые и решали его судьбу. Судьи же целиком зависели от властей. Ошибку (если даже она и была бы признана) исправить было уже невозможно.

Однако юридическая печать с восторгом сообщала в то время, что «этим законом в руки советской юстиции дано острое оружие», силу которого «дадут почувствовать врагам народа со всею пролетарской твердостью и непоколебимостью». Увы! Это оружие было обращено не только, и не столько, против врагов, сколько против тысяч безвинных людей, попавших в маховик такого «правосудия». Собственно, и сам Акулов стал жертвой данного закона…

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали руководство нового Верховного Суда
Новости онлайн