Украина избежала судебного позора

15:17, 17 января 2011
Газета: 69
Выполнение решений национальных судов будет проводиться по новым критериям: быстро, качественно и...
Украина избежала судебного позора


Выполнение решений национальных судов будет проводиться по новым критериям: быстро, качественно и адекватно

Для Украины настал «час икс» - 15 января 2011 года. Именно к этой дате в нашей стране должны были выполнить пилотное решение Европейского Суда по правам человека («Юрий Иванов против Украины»), которым Суд признал существование в Украине неприемлемой практики систематического невыполнения государством решений судов. В результате ЕСПЧ обязал Украину безотлагательно, не позже чем через год после вступления в силу решения, «ввести на национальном уровне эффективное средство или комбинацию средств защиты, способных обеспечить адекватную и достаточную компенсацию за невыполнение или затягивание выполнения решений украинских судов». Проще говоря, принять пакет законопроектов, способных решить проблему массового невыполнения решений национальных судов. На это время рассмотрение аналогичных жалоб к Украине в Евросуде было приостановлено.

В случае же, если от Украины не поступит просьбы о продлении срока и Суд не сочтет ее достаточно обоснованной, ЕСПЧ начнет слушать дела, на рассмотрение которых был наложен определенный мораторий, и, вынося решения о сатисфакции, удваивать сумму компенсации. Очевидно, что когда эти суммы сольются, выйдет весьма печальная цифра для нашего Госбюджета. Примечательно, что наши соседи – Польша и РФ – в свое время оперативно отреагировали на подобные решения Суда в их отношении (дело Броневского против Польши (2004) и дело Бурдова против России (2009)) и внесли необходимые изменения в свое законодательство. Украина же «очнулась» только к концу года – Кабмин одобрил соответствующий законопроект лишь 20 декабря 2010 г., а внесен в парламент он был и вовсе за день до необходимости давать отчет – 14 января с.г.

Кто виноват?

На сегодня, по словам замминистра юстиции Украины Валерии Лутковской, общая сумма задолженности перед гражданами Украины по социальным выплатам, объем возмещения по судебным решениям за вред, причиненный государственными органами, взысканий с госпредприятий, которые не исполняют решения судов в связи с наличием законодательного моратория (ТЭК и т. д.), составляет колоссальную сумму – 130 млрд грн.

На кого возложить вину за такую плачевную ситуацию, которую констатировал в Украине Европейский суд? Если на суды, то в чем конкретно «состав преступления»? Исполнительная служба давно уже освободилась из-под крыла правосудия – суды не несут ответственность за качество исполнения своих решений. На отечественных исполнителей? Как в свою очередь отметил глава Государственной исполнительной службы Геннадий Стадник, «вины судебных исполнителей и суда в данной проблеме нет – есть вина государства в целом». Им явно не хватает ресурсов, чтобы справиться с теми миллионами дел, по которым ежедневно принимают решения суды. А характер «дел-миллионников», по большей части, социальный: пенсии, льготы, доплаты. Характер требований бесспорный – есть закон, а в нем четко указано, что государство должно, например, вот этому участнику войны конкретную сумму. Однако отчего-то соответствующие органы закон выполнять не спешат – и отправляют участника в суд. Что означает практически безвыходность положения: если даже суд и рассмотрит дело (а социальные дела уже не один год «кочуют» по юрисдикциям), то те же органы будут до последнего бороться и обжаловать его решение – просто потому что им так «по инструкции положено».

Социальные законы давно стали профанацией – принимаемым ежегодно Госбюджетом отдельные выплаты просто приостанавливаются. Вывод на поверхности: не было бы закона, который государство не может исполнить, – не было бы и проблемы. На сегодня многие юристы, в том числе во власти утверждают, что лучшим выходом была бы отмена парламентом невыполнимых актов. Есть ли здесь риск незаметно «перешагнуть» за грань социальной справедливости – решать парламентариям.

Что делать?

Как уже было сказано выше, 14 января с. г. зарегистрирован правительственный проект закона о гарантиях государства по выполнению решений суда. Отметим, такие действия были запланированы на конец декабря – последние два предновогодних заседания Комитета по вопросам правосудия прошли в горячих дискуссиях. Председатель Комитета Сергей Кивалов даже был готов собрать его членов в срочном порядке, чтобы рассмотреть документ и рекомендовать к принятию в срочном порядке, но этого так и не произошло.

В ходе обсуждения законодательной инициативы правительства на заседании Комитета г-жа Лутковская отметила, что подготовленный правительством законопроект предполагает, в частности, такие «революционные» нормы: возложение ответственности на государство за действия государственных органов (при этом сразу будет введена соответствующая программа в Госбюджете), за действия госпредприятий в случае, если на протяжении трех месяцев исполнителю не удастся выполнить решение суда и т. д. Кроме того, этот законопроект отменяет мораторий на реализацию имущества госпредприятий, где доля государства не менее 25% акций. Предлагается отменить мораторий для предприятий ТЭК с момента вступления в силу этого закона, привести к единому знаменателю все социальные льготы, которые существуют на сегодняшний день в законодательстве Украине. При этом также необходимо запустить определенный механизм, который позволит собрать информацию о задолженности перед гражданами Украины по социальным льготам и невыполненным решениям национальных судов, ответственность за которые, с точки зрения ЕСПЧ, несет государство. В целом отметим, что проект, который подготовил КМУ, позволит решить проблему невыполнения решений судов, но только с 2012 года – поскольку Госбюджетом на 2011 год соответствующие выплаты не предусмотрены.

Европа нас услышит?

Регистрация законопроекта в парламенте была необходима как факт. Как пояснила «Судебно-юридической газете» замминистра юстиции, это может являться аргументом при обращении к ЕСПЧ за отсрочкой: «Если будет внесен законопроект, то я буду иметь возможность сказать: уважаемый суд, в связи с тем, что разработан комплексный законопроект, одобрен правительством и подан в парламент, прошу отсрочить время предоставления отчета Украиной».

Очевидно, что наше государство уже обратилось в Евросуд с вышеуказанной просьбой. Впрочем, переписка относительно данного вопроса с ЕСПЧ является конфиденциальной, поэтому достоверно предугадать, сочтет ли Суд возможным пойти на встречу нашему государству и отсрочить на некоторое время запуск механизма рассмотрения дел либо применит к Украине санкции, станет известно в ближайшее время. Если события будут развиваться по последнему варианту, наша страна станет первой, к кому применили такие санкции, – а это уже удар по международному имиджу.

Комментарии

Председатель Высшего совета юстиции Владимир Колесниченко:

– Думаю, что основополагающей проблемой является то, что процедура принятия судебного решения устроена так, что судья не отвечает за процесс его исполнения. В те времена, когда судебные исполнители входили в судебную систему, на судью была возложена ответственность: производство по делу закрывалось, и оно передавалось в архив после выполнения соответствующего решения. И процент выполнения был значительно выше. Думаю, далее ситуация с исполнением будет стабильно плохая и может улучшиться только со временем, когда улучшится в целом экономика страны.

Мне тоже предусмотрены льготы как судье в отставке. Но я понимаю, какое сейчас экономическое состояние и не обращаюсь в суд. Вместе с тем, мне кажется, что законодатель и исполнительная власть как раз и рассчитывают на то, что не все обратятся – и задолженность растет. Теряется смысл правосудия: если невозможно выполнить решение, то зачем его принимать?

 

Председатель Комитета ВР по вопросам правосудия Сергей Кивалов:

– Создавшаяся ситуация требует максимального внимания со стороны всех органов власти. Мы разделяем мнение министра юстиции о том, что это непростая проблема: исполнение решений отечественных судов задерживается потому, что для их одновременного исполнения в бюджете нет средств. Этот «проблемный клубок» накопился за многие годы, когда раздавались льготы и социальные блага, многократно превышающие имеющиеся ресурсы. Но они гарантированы ст.ст. 22, 64 Конституции, и решение Страсбургского суда нужно исполнять.

Украина — не первое государство, против которого ЕСПЧ вынес «пилотное решение». Однако наша страна — первая, которой назначили жесткий срок исполнения. Выход из положения один: необходимо немедленно проинформировать Страсбург об объективных причинах, по которым не удается исполнить решение в отпущенное время.

Мы обратились к Минюсту и Министерству иностранных дел Украины с рекомендацией безотлагательно направить в Комитет Министров Совета Европы полные тексты и справки относительно содержания и порядка вступления в силу Закона ?2677 от 04.11.2010 г. и законопроекта ?6358. Обратились также в Кабмин с рекомендацией создать межведомственную рабочую группу по доработке законопроекта относительно выполнения требований резолютивной части «пилотного решения» Европейского суда с включением в ее состав представителей Минюста, Минфина, Министерства экономического развития и торговли, Комиссии по укреплению демократии и утверждению верховенства права. И вернуться к рассмотрению этого вопроса после окончания сессии Комитета Министров Совета Европы 8–10 марта 2011 года.

 

Председатель Подольского райсуда г. Киева Василий Бородий:

– Основная категория дел, которая у нас не исполняется, это т. н. социальные дела – поскольку в свое время законодательный орган принял законы, под которые не было экономического обоснования. Если взять, например, Подольский р-н, тут более 40 тыс. пенсионеров и почти все они хотят перерасчета пенсии, потому что им отказывают в исполнении закона пенсионные органы. Мы принимаем решения, они обжалуются в апелляционном порядке, потом – в кассационном, и в Европейском суде, а государство все равно их не исполняет. «Нет денег» – таков ответ.

Еще один момент – это отсутствие ответственности за неисполнение судебного решения: от гражданина до государства и чиновника. Непосредственно на суд контроль за исполнением судебных решений не возложен, поэтому кощунственно звучит, когда подменяются понятия: ключевое слово в этой ссылке не «судебных», а «исполнение». Исполнение и принятие решения – разные вещи. Решения принимает судебная власть, а исполнительная власть – исполняет. Причем исполнительной выделяют в миллиарды раз больше средств, чем судебной, но мы рассматриваем, пытаемся все успеть. Однако некоторые должностные лица искажают действительность, указывая, что коррупция разъела суды, и поэтому судебные решения не исполняются. Это называется «невестка всегда виновата». Все, что от нас зависит, мы делаем. И, в принципе, есть единицы судебных решений Евросуда, где было бы сказано, что суд несвоевременно направил решение на исполнение. Речь идет именно о его неисполнении.

Государство принимает законы, устанавливая определенные социальные выплаты, льготы для граждан, и оно же их не исполняет. Не исключаю, что стоило бы честно отменить все эти законы, покаяться перед народом, что невозможно исполнить этот закон, а не сталкивать людей с судебной системой. При чем здесь суд, если законодательный орган принял решение, а исполнительная власть должна его выполнить?


Акцент

Куда смотрит Государственная исполнительная служба?

Обязательность исполнения решений суда как основа судопроизводства, гарантированная Конституцией Украины, обеспечивается Государственной исполнительной службой, которая должна способствовать защите прав и законных интересов граждан.

Решение суда или другого органа (должностного лица) должно реализовываться в его завершающей стадии — исполнении, где, собственно, и восстанавливаются нарушенные права и охраняемые законом интересы, а справедливость торжествует. Неисполнение же решения суда и, как следствие, невосстановление нарушенных прав и законных интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций подрывает авторитет государства, поскольку наталкивает на логичный вопрос: за что я плачу налоги?

Низкий уровень исполнения решений судов является, во-первых, следствием устаревшего подхода к процессу принудительного исполнения – действующие Законы «О Государственной исполнительной службе» и «Об исполнительном производстве» исчерпали себя давно, поскольку были рассчитаны на переходный период становления системы принудительного исполнения судебных решений. И уж точно не рассчитаны на реализацию современной европейской модели исполнительного производства. В итоге получается, что исполнительная служба работает неэффективно.

Наблюдая за работой госисполнителей, приходишь к мысли, что государство в большей степени защищает должника, а не взыскателя, и фактически открывает ему законные возможности для уклонения от исполнения судебных решений. Большинство жалоб на действия или бездействие государственных исполнителей рассматриваются не судами, а в административном порядке органами исполнительной власти. А сами себя люди наказывать не любят. Единственным решением проблемы станет усиление судебного контроля за исполнением решений судов, поскольку исполнительное производство – часть судебного производства. А госисполнители не зря испокон веков назывались судебными приставами.

Не стоит, конечно, забывать и о высоком уровне коррупции. Средний оклад государственного исполнителя по Украине едва выравнивается с установленным прожиточным минимумом, хотя работа такого госслужащего сопряжена с риском для жизни, здоровья, имущества и постоянным интеллектуальным напряжением. Ну, и требует, как минимум, наличия высшего образования. При этом органы ГИС ежегодно, кроме взысканных в Госбюджет миллиардных сумм, дополнительно взимают свыше 100 млн грн. исполнительного сбора. Государственный же исполнитель, проявивший себя достойно, согласно ст. 47 ЗУ «Об исполнительном производстве» может в лучшем случае получить премию в размере не более 2% от суммы сбора, но не более 30 НМДГ (а это целых 510 гривен!). При таком «поощрении» понятно, что исполнители часто идут навстречу должникам и за взятку прекращают принудительное исполнение, чтобы те не платили исполнительный сбор, а государство потеряло свой доход.

Потому нужно пересмотреть действующее законодательство об исполнительном производстве в части объема полномочий государственных исполнителей по собственному усмотрению приостанавливать исполнительное производство, проводить или не проводить исполнительные действия, которые дают возможность злоупотреблять процессуальными правами с целью получения материальных благ или личной выгоды.

Впрочем, нельзя всю вину бросить на плечи одних лишь исполнителей. Хотя непосредственное исполнение решений и возложено законом на государственных исполнителей, отдельные направления этой работы можно обеспечить только в тесном взаимодействии с органами прокуратуры, милиции, таможни и налоговыми органами. То есть спрашивать надо со всех, в том числе и с судов..

 

Наталья Мамченко, Анна Воеводина, «Судебно-юридическая газета»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали руководство нового Верховного Суда
Новости онлайн