Сын убил мать за пьянство

11:54, 27 января 2011
Газета: 70
После развода Федор Викторов оставил жене квартиру и все, что было нажито за восемнадцать лет...
Сын убил мать за пьянство


После развода Федор Викторов оставил жене квартиру и все, что было нажито за восемнадцать лет совместной жизни, и переселился к матери. Мать, Мария Игнатьевна, жила в поселке одна, в старой усадьбе, принадлежавшей еще ее покойному отцу. Дом, летняя кухня, сад, огород без мужских рук со временем приходили в запустение. Федор перекрыл крышу на летней кухне, починил забор, во дворе тоже навел порядок.

Соседи были удивлены, что сын вернулся жить к матери, а некоторые даже завидовали ей. Детство Федора вряд ли можно было назвать счастливым. Ходил мальчишка всегда в одежде не по росту: купит мать пальто, школьную форму на вырост – и носит их Федя, пока рукава до локтей уже почти достают, а брюки чуть не до колен подскочат. Подросток стыдился своей матери перед учителями и перед сверстниками, однако, несмотря на это, из дома не уходил, не бродяжничал и матери по хозяйству помогал.

Учился Федор Викторов неплохо, мечтал в институт поступать. Однако после окончания  восьмого класса неожиданно решил идти в училище. Потом его забрали в армию. После армии Федор не вернулся домой – устроился работать на завод, жил в общежитии. Вскоре женился.

Надо сказать, что мать не обрадовалась возвращению домой 40-летнего сына и совсем не оценила его благородство: «Ну, что ж ты, дурак, все ей оставил? Сейчас попробуй – наживи заново!..» О том, что на попечении бывшей невестки остались двое ее, Марии Игнатьевны, внуков, жадная старуха не думала. Федор понимал и чувствовал, что мать тяготится его присутствием. Чтобы не стеснять родительницу, он поселился в летней кухне.

Прошло немного времени, и Федор – то ли от безысходности, то ли от скуки – начал выпивать. Он не напивался до бессознательного состояния, до пьяных драк – просто таким образом пытался уйти от проблем, которые выстраивались перед ним и требовали немедленного решения. Проблемы у него, в принципе, такие же, как и у других: отсутствие работы, безденежье, неустроенность в личной жизни. А тут еще мать в последнее время в запойную бабу превратилась – могла пьяной свалиться где-нибудь на улице и проспать там до утра.

***

Проснулся Федор – за окном было морозное утро. Хотелось закурить, но сигареты закончились. Надо подниматься – идти в магазин, потому что хлеба тоже не было. В окно увидел: мать закрывает дверь на веранду, видно, собралась куда-то уходить. Крикнул через форточку:

- Купи мне хлеба и пачку сигарет.

Мать согласно кивнула головой.

Было девять часов утра. Федор встал, умылся. Решил прогуляться. Оделся потеплее. Спустился к речке. Река замерзла. На берегу неглубокий снег, студеный  ветер треплет высокие стебли сухой травы. Федор присел под деревом.

Над ним нависало серое небо. Солнца как и не было. Холод пробирался под теплую куртку. Не к телу – в самую душу вползал. «В мою одинокую душу…» – усмехнулся сам себе. Достал из кармана бутылку с самогоном, отпил немного. Побродил по лесу и пошел назад, в поселок. По пути зашел к приятелю, забрал у него свой бритвенный станок. Вернулся домой около пяти часов вечера. Матери не было. Федор заметил, что она еще и не приходила.

Допил из бутылки самогон. Вспомнил, что хотел сегодня книжку у приятеля обменять – тот работал сторожем на дачах. Оделся, вышел. Ходу туда – двадцать минут. Книгу обменял. Посидели, поговорили. Время позднее. Федор собрался уходить…

***

На столбе возле двора Марии Игнатьевны горела яркая лампочка. Поскрипывала от ветра незакрытая калитка. Возвращаясь с работы, Григорий Максимович мимоходом бросил взгляд в соседний двор. И остановился. На расчищенной от снега дорожке лежал человек. Вроде женщина. Вошел во двор. Наклонился, присмотрелся – так и есть, Мария! Она что-то бормотала. Даже на морозном воздухе чувствовался жгучий запах самогона.

Григорий Максимович поспешил к дому напротив, позвал соседа Степана:

- Там Мария, пьяная, во дворе у себя лежит. Пойдем – поможешь в дом ее затащить, мороз же на улице, до утра замерзнет баба!

Мария Игнатьевна лежала на боку, подогнув ноги. Сама идти не могла. Дом и летняя кухня были на запоре. Григорий Максимович знал, что если выставить фанерку в окне летней кухни, то можно изнутри открыть дверь. Так и сделали. Марию внесли в кухню. На ней был меховой полушубок. Жена Степана расстегнула пуговицы – под ним теплая кофта, поверх нее, на пояснице, пуховый платок повязан.

Соседи оставили Марию на полу и, закрыв дверь тем же способом, что и открывали, пошли по домам.

***

Федор вернулся домой к одиннадцати часам ночи. В кухне темно. Фанерка на окне отодвинута. Чертыхнулся. Открыл дверь, вошел. Зажег свет. В комнате на полу лежала пьяная до безобразия мать.

- Ты сигареты мне купила?

В ответ – что-то нечленораздельное. Федор наклонился и несколько раз ударил мать ладонью по лицу. Она никак не отреагировала. «Скотина!» – пнул ее ногою в бок и потащил в другую комнату. Сам улегся на кровать и стал читать принесенную книгу. Было тихо. Потом Федор услышал, как мать начала что-то говорить. «Заткнись ты там!» – крикнул ей. Но мать продолжала бормотать громко. Сквозь неразборчивые фразы прорывались ругательства. Федор вошел в комнату, где лежала мать, и ударил ее ногой по ягодицам. Мария повернула опухшее лицо, открыла один глаз, другой – и выругалась… Сын разозлился и стал пинать ногами мать то в правый, то в левый бок. Сплюнул сердито, вернулся к себе в комнату, выключил свет, укрылся с головой и уснул.

Утром из той комнаты не доносилось ни звука. Наступил вечер. За дверью по-прежнему тишина. Федор вошел посмотреть, как там мать. Она была мертва.

***

По факту причинения Викторовой Марии Игнатьевне тяжких телесных повреждений, повлекших ее смерть на месте происшествия, было возбуждено уголовное дело. В качестве обвиняемого привлечен сын Викторовой, Федор. При рассмотрении материалов уголовного дела было установлено, что Федор нанес лежавшей на полу в состоянии алкогольного опьянения Викторовой М.И. не менее 16 ударов руками и ногами по голове, ребрам, спине и другим частям тела. Смерть Викторовой наступила от сочетанной тупой травмы тела с контузией почки, которая усложнилась развитием шока; многочисленными переломами костей.

«У нас были напряженные отношения с матерью, я часто ругал ее за то, что она сильно напивалась. Иногда я избивал ее. Я не хотел убивать мать, хотел просто проучить ее. Вину признаю частично, т.к. не думаю, что бил свою мать настолько сильно, чтобы она могла от этого умереть», – говорил на следствии Федор. Из свидетельских показаний соседей следует, что Мария Игнатьевна часто жаловалась им на своего сына – он избивал ее за пьянство. Некоторые жалели обвиняемого: Федор – нормальный человек, в детстве ему тяжело жилось…

***

Викторов Федор Григорьевич, ранее не судимый, на спецучетах не состоит, душевными заболеваниями не страдает, по месту жительства характеризуется положительно. Он раскаивается в содеянном. Однако Федор совершил тяжкое преступление, предусмотренное ст. 115 ч. 1 УК Украины – убийство. Недавно вступивший в силу приговор суда гласит – 7 лет лишения свободы…

Имена и фамилия изменены

Валентина Индовицкая,

специально для «Судебно-юридической газеты»

 

 

 

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали руководство нового Верховного Суда
Новости онлайн