Душегубство от отчаяния

12:46, 21 марта 2011
Газета: 78
Женщина одиннадцать лет терпела пьяницу-мужа Варвара Ивановна возвращалась с
Душегубство от отчаяния

Женщина одиннадцать лет терпела пьяницу-мужа

Варвара Ивановна возвращалась с работы. За окном электрички мелькал знакомый пейзаж. Ее остановка. Женщина вышла из вагона и по тропинке через переулок направилась к себе домой. Возле чьего-то гаража храпел, привалившись к стенке, соседский алкаш Васька по прозвищу Молоток. «Та-а-к, – констатировала Варвара, – значит, и мой в таком же состоянии…». Ошибиться на этот счет она не могла, так как ее муж с Молотком – закадычные друзья по пьянке.

Варвара вошла в свой двор. Входная дверь в дом была заперта, и хозяйка направилась к сараю, где в потайном месте домашние всегда оставляли ключ. Ключа не было. Значит, пьяный муж закрылся изнутри и спит! Такое уже не раз бывало. Варвара стучала во все окна, что есть силы колотила в дверь. Глухо. Уставшая после трудового дня, проголодавшаяся и рассерженная, она дергала дверь до тех пор, пока не сломался замок. Вошла в дом. Из большой комнаты раздавался храп – там на диване спал младший сын Варвары Ивановны, Максим. Мать стала будить его, но парень бормотал что-то невразумительное и тянул на голову подушку. Варвара поняла: тоже пьяный, значит, будить бесполезно.

Из соседней комнаты доносились какой-то хрип и покашливание. Привычная до одури картина – муж. Правда, называть Николая своим мужем женщина отказалась давно, лет одиннадцать назад, все из-за той же пьянки. Ругаться и скандалить было не в ее характере, но в такой обстановке трудно не взбунтоваться. Мало того, что муж пьет каждый день и уже больше десяти лет нигде не работает, так и взрослые сыновья стали следовать его примеру. Старший, Тимофей, хоть на работу устроился, Максим же днями от двора ко двору по улице слоняется – собутыльников ищет.

Варвара Ивановна хотела заняться приготовлением обеда, но передумала. Сделала себе бутерброд с колбасой и вышла во двор. Поговорила через забор с соседкой, покормила собаку. Вернулась в дом – чайник на плиту поставить. Из своей «конуры» на веранду выполз муж – заспанный, взлохмаченный, непрохмелевший. Варвара напустилась на него: зачем сыновей спаивает, зачем алкашей водит в дом?! Муж зыркнул на нее исподлобья, замахнулся, чтобы ударить. Сколько раз он, изверг, на нее замахивался! «Опять начинается!» – испугалась Варвара. Рядом, на столе, лежал нож, которым она недавно колбасу резала. Пальцы невольно сжали розовую пластмассовую ручку. Ударила мужа ножом в плечо, толкнула от себя. Качнувшись, Николай стукнулся головой об отопительный котел, упал лицом в таз с водой. Злость не проходила, и женщина еще раз ударила ножом.

Муж был еще живой. Варвара над ведром смыла с ножа кровь, воду вылила в огород, нож оставила на столе и побежала к соседке. В том, что сделала, Варвара ей не призналась, сказала только, что подралась с Николаем, так как он опять пытался ее избить. Спустя какое-то время она вернулась к себе в дом – муж лежал в коридоре на правом боку. Не шевелился. Варвара испугалась, растерялась. В доме находиться не могла. Набросив на плечи пальто, вышла на улицу. Была там до темноты. Когда вернулась, Максим, пьяный, еще спал. К мужу женщина не подходила – ждала, когда проснется Максим или вернется с работы старший, Тимофей.

 

***

Возвращаясь с работы, Тимофей увидел Васю-Молотка под той же стеночкой, где раньше заприметила его Варвара. К Василию уже вернулась способность издавать членораздельные звуки, и он стал взахлеб рассказывать Тимофею, сколько самогона они «высосали» днем с его отцом и братом. С Тимофеем они тоже выпили пол-литра…

Варвара Ивановна была уже в той степени отчаяния, когда невозможно принимать какие-то решения. Мысли путались: «Убила мужа. Труп в доме. Максим спит. Тимофея до сих пор нет…»

Старший сын вернулся в девять часов вечера. Мать растолкала Максима.

– Будите отца и несите его в комнату! – проговорила деревянным языком.

Пошла в комнату, включила телевизор. Тимофей перевернул отца на спину и увидел на ковре кровь.

– А он мертвый… – проговорил растерянно, мгновенно протрезвев.

К Варваре вернулось самообладание.

– Звони в милицию! – скомандовала старшему сыну. – Вызывай «скорую»! – сказала младшему.

Во двор стали сходиться соседи, пришел двоюродный брат Николая с женой.

 

***

Когда началось следствие по делу об убийстве Николая, соседи давали свидетельские показания, из которых можно сделать, увы, совсем не оригинальный вывод: все местное население как бы разделилось на два противоборствующих лагеря. С одной стороны – упивающиеся «вусмерть» мужики разных возрастов (мужья, сыновья, братья), с другой – женщины-труженицы, страдающие, изредка бунтующие, но в основном терпеливо несущие свой крест. Все соседки в один голос заявили, что Варя – спокойная, добрая женщина, отличная хозяйка. А поскольку она сор из избы никогда не выносила, то и о семье сказали хорошо, однако заметили, что ее муж и сыновья много пьют.

Мужчины говорили другое. «Варвара мне совсем не нравится, – признался Молоток. – Два года назад, когда я у них в доме выпивал с Николаем, она облила меня кипятком». (Ага, мало ей своих алкашей, еще и ты приперся!). У свидетеля Б. «бывали незначительные конфликты с Варварой Ивановной. С Николаем отношения отличные!» Утром, в день убийства, Б. видел Николая живым – вместе они выпили по 50 г самогона». Свидетель В. также не льстил Варваре Ивановне хорошими отзывами. «Однажды я пришел в дом к Николаю попить чаю, принес с собой пол-литровую банку вина. Забежал П., мы выпили еще по пятьдесят. Присоединился К. – еще полбутылки «раздавили».

Сколько же нужно здоровья, чтобы нормальная, непьющая женщина, ежедневно созерцающая три пьяных ро… – извините, родных лица, еще и соседских алкашей терпела? Тут не только человеческие нервы – провода высокого напряжения, и те не выдержат! Допрошенная в качестве обвиняемой Варвара Ивановна свою вину признала частично, поясняя, что у нее не было умысла убить мужа. По заключению судебно-медицинской экспертизы, у Варвары Ивановны обнаружены легкие телесные повреждения – синяки и кровоподтеки, наставленные мужем в ходе семейных разборок. Преступление женщина совершила, будучи в здравом уме. И хоть человек она хороший и уважаемый (по месту работы ей дали положительную характеристику), однако суд признал ее убийцей и назначил наказание в виде 7 лет лишения свободы.

 

***

Почему Варвара Ивановна терпела столько лет, не предпринимая никаких попыток отделиться от пьяницы-мужа?

Тимофей, старший сын: «Мать говорила, что отец портит нам всем жизнь, что водка его сгубила, что от него нужно стеной отгородиться – пусть живет отдельно». Максим, младший: «У отца была отдельная комната. Родители не хотели делить имущество, чтобы в будущем дом достался целиком мне или моему брату».

Вот так, благими намерениями каждый топтал себе дорогу. Один – в ад, другая – на скамью подсудимых

Валентина Индовицкая,

специально для «Судебно-юридической газеты»

Сколько волка не корми…

После долгих лет одиночества 58-летняя Лариса Алексеевна, наконец, нашла свое счастье. Ее избранник, Юрий Дубленкин, был на 18 лет моложе, но «любви все возрасты покорны». Наверное, именно так думала женщина. Не смутил ее и тот факт, что сожитель недавно отбывал срок за тяжкое преступление.

Лариса Алексеевна задумала сделать в квартире ремонт. Дубленкин посоветовал ей обратиться в фирму, где работает его знакомый, Николай Буров.

Николай Сергеевич Буров, 1962 г. р. – бывший сокамерник Дубленкина, восемь лет назад осужденный по 115-й статье Уголовного кодекса Украины. После освобождения недавние «узники» поддерживали дружеские отношения. Буров, как и Дубленкин, не имея собственной жилплощади, пристроился в сожители к одинокой женщине.

 

***

Вечером 25 февраля Лариса Алексеевна обратилась в милицию с заявлением об установлении места нахождения ее гражданского мужа Юрия Владимировича Дубленкина. Обеспокоенность женщины была вызвана рядом причин.

По адресу заявительницы выехали оперативники. В ходе осмотра квартиры на некоторых вещах и предметах были обнаружены следы крови. Чьей? Ни самого Дубленкина, ни его трупа в квартире не нашли.

 

***

В ходе оперативно-поисковых мероприятий было установлено, что в последнее время Юрий Дубленкин общался с Николаем Буровым и его сожительницей Илоной.

Во время допроса Николая Бурова выяснилось следующее. Утром 25 февраля Буров вместе с менеджером фирмы Кириллом приехал смотреть квартиру Ларисы Алексеевны, чтобы определиться с объемом ремонтных работ. Поскольку сама хозяйка отсутствовала, роль хозяина взялся исполнять Дубленкин. Он все время вмешивался в разговор строителя и менеджера, пытаясь таким образом показать свою компетентность в строительных делах. На просьбы замолчать Юрий Владимирович не реагировал – казалось, он специально обостряет конфликт. Между приятелями вспыхнула ссора, в ходе которой Буров схватился за топор. Одним ударом по голове он смертельно ранил бывшего сокамерника. Присутствовавший при этом менеджер Кирилл поднял шум, стал звать на помощь. Однако свидетели Бурову ни к чему, поэтому он достал из своей сумки револьвер и выстрелил в Кирилла. Последний остался жив, и тогда Буров добил его топором.

Через некоторое время Буров, поняв, что натворил, решил замести следы преступления. Перетащив оба трупа в ванную, он с помощью ножа и топора изрубил и разрезал тела, отделил головы. Окровавленные куски сложил в полиэтиленовые мешки, головы – отдельно, в большую сумку. Перенес все это в автомобиль Кирилла и отвез в гараж, находящийся на улице Караваева. Там оставил свой страшный груз и около 14.00 отогнал авто на платную стоянку. Орудия преступления – топор и нож – Буров оставил в квартире Ларисы Алексеевны, сумку Кирилла и револьвер забрал с собой и отправился в кафе «снимать стресс». Он находился там до 18.00, употребляя спиртные напитки, а после вернулся домой, где около семи часов утра был задержан оперативниками. По данному факту возбуждено уголовное дело. (Имена и фамилии изменены).

По материалам, предоставленным прокуратурой Ленинского района Днепропетровска

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Юрист – больше не профессия: что предлагают реформаторы (видео)
Новости онлайн