Опасное правосудие. Почему гибнут судьи...

09:42, 28 марта 2011
Газета: 79
Какие законодательные изменения нужны Украине, чтобы избежать гибели судей Как известно, судьи постоянно...
Опасное правосудие. Почему гибнут судьи...

Какие законодательные изменения нужны Украине, чтобы избежать гибели судей

Как известно, судьи постоянно находятся в зоне конфликтов и столкновения противоположных интересов, несут в связи с этим огромную психологическую нагрузку, нередко получают угрозы со стороны заинтересованных в рассмотрении того или иного дела лиц. Однако случай, произошедший на предыдущей неделе, шокировал всю юридическую общественность. 21 марта в Голосеевском районе столицы в подъезде своего же дома был убит судья Шевченковского райсуда Киева Сергей Зубков.

В связи с этим событием не может не возникнуть вопрос, насколько была велика необходимость вводить требование об обнародовании деклараций судей в открытом доступе с указанием их точного места проживания, а также упразднять некоторые гарантии социальной защиты судей.

Профессия судьи сопряжена с риском для его безопасности и безопасности членов его семьи. Очевидно, будущие судьи осознают это. Для минимальной защиты от таких рисков в законодательстве различных государств и предусматриваются соответствующие гарантии. Новое же украинское законодательство о судоустройстве и статусе судей, несмотря на все заявленные положительные моменты, скорее, ухудшило условия защиты жизни и здоровья судей и членов их семей, что отмечают не только рядовые судьи, но и представители органов судейского самоуправления.

Каким образом можно снять напряженность в вопросе обеспечения судей безопасными условиями труда, разбиралась «Судебно-юридическая газета».

 Одним из наиболее дискуссионных вопросов является, как известно, форма декларации, которую судьи будут подавать для обнародования в сети Интернет. Напомним, в соответствии со ст. 54 ЗУ «О судоустройстве и статусе судей», каждый судья обязан заполнить декларацию о своем имущественном состоянии и доходах, подать ее органу Государственной налоговой службы и ежегодно до 1 мая предоставить ее копию ГСА для обнародования на официальном веб-портале «Судебная власть Украины». В соответствии с формой, которую Минфин утвердил приказом от 29 октября 2010 г., судья был обязан (п. 2 Формы) указать в декларации, которая будет публиковаться на веб-портале, место своего проживания – почтовый индекс, область, регион, населенный пункт, улицу, дом, корпус и номер квартиры. Как иронизировали члены Совета судей Украины на предпоследнем заседании, «не хватает только кода домофона». «Известен случай, когда после оглашения приговора осужденный вытащил пистолет и выстрелил судье в голову. Но, очевидно, после внедрения в жизнь такой формы декларации не нужно будет дожидаться судебного слушания – достаточно будет зайти на сайт «Судебная власть», прочитать, где судья проживает, и подождать в подъезде его дома», – отметил председатель Совета судей Украины Ярослав Романюк в ходе заседания ССУ 18 февраля.

В связи с этим ССУ был поставлен вопрос о целесообразности такой «публичности». Минфин пошел навстречу, и 11 марта с. г. Министром финансов был подписан приказ о внесении изменений в Порядок заполнения Декларации об имущественном состоянии судьи, согласно с которыми судья указывает свое место проживания по собственному желанию. Как сообщил Я. Романюк, «приказ о внесении изменений передан на регистрацию в Министерство юстиции. Регистрация не осуществлена, но есть надежда, что ее осуществят, поскольку данный проект приказа согласовывался с Минюстом». Кроме того, народным депутатом Владимиром Пилипенко зарегистрирован проект ?8288 от 23 марта с. г. о внесении изменений в Закон «О судоустройстве и статусе судей», в котором указывается, что информация о месте проживания судьи, месте нахождения его недвижимого имущества, а также ФИО членов его семьи не подлежат обнародованию.

Также стало известно, что публиковаться копии деклараций судей в этом году, скорее всего, не будут. Так, Совет судей Украины 25 марта принял решение, суть которого в следующем. Поскольку существует разъяснение Министерства финансов относительно порядка заполнения декларации, и оно сводится к тому, что декларации судьи должны подавать после 1 января 2012 г., т. е. отчитываясь за 2011 г., в 2011 г. у судьи нет документа соответствующей формы, который он сдал в налоговую инспекцию. Значит, отсутствует и документ, который ГСА могла бы опубликовать на веб-портале. Кроме того, форму декларации собираются предусмотреть непосредственно в Законе «О принципах предотвращения и противодействия коррупции в Украине». Как известно, этот Закон принят не в полном объеме: ст. 12 направили на «третье» чтение, а форму декларации с подробными разъяснениями решили принимать как дополнение к Закону.


 О государственной защите


 С 1 января 2011 г. утратили силу положения ч. 8 ст. 44 Закона «О статусе судей», касающиеся права судьи на установку квартирной охранной сигнализации и пользования ею за счет государственного бюджета. Никаких новых гарантий безопасности взамен не предусмотрено. Стоит отметить, что специальное законодательство, регулирующее государственную защиту судей, достаточно скудное и устаревшее. Обеспечение безопасности судей, работников судов, их близких родственников регулируется ЗУ «О государственной защите работников суда и правоохранительных органов» от 1993 г. Существует еще постановление ВСУ «О практике применения законодательства, предусматривающего госзащиту судей, работников суда и правоохранительных органов и лиц, участвующих в судопроизводстве» от 1999 г., где констатируется ненадлежащие обеспечение безопасности судей, в частности, бездеятельность со стороны органов власти.

Порядок обеспечения безопасности работников судов, членов их семей и близких родственников спецподразделениями милиции регулируется Положением о специальном подразделении судебной милиции «Грифон», утвержденным приказом МВД от 19 ноября 2003 г. ?139. Решение вопросов о переселении в другое место жительства, предоставлении жилой площади, материальной помощи и трудоустройства – постановлением Кабинета министров Украины от 26 июня 1995 г. ?457 «О порядке решения вопросов о переселении в другое место жительства, предоставлении жилья, материальной помощи и трудоустройства лиц, взятых под государственную защиту». Однако фактически не урегулирован порядок осуществления других мероприятий безопасности: замены документов, внешности, установки телефона по месту жительства с использованием технических средств контроля и прослушивания телефонных и иных переговоров, изменение места работы или учебы.

Защита судьи обеспечивается, в частности, по его заявлению. При этом получить ее можно после вынесения специального постановления: сотрудники судебной милиции «Грифон» охраняют лишь тех лиц, на обеспечение безопасности которых есть постановление суда, прокуратуры или органов внутренних дел. Примечательно, что случаи промедления с «санкцией на защиту» далеко не единичны – несмотря на то, что соответствующие органы, получив заявление (сообщение) об угрозе безопасности лица, обязаны проверить его и в срок не более трех суток, а в неотложных случаях немедленно принять решение о применении или отказе в применении мер безопасности.

В качестве примера можно вспомнить, что долгое время игнорировалось заявление с просьбой о защите судьи из Николаевской области Елены Волковой, которой, по ее словам, неоднократно угрожали, причем не только словесно: сначала по пути на работу ее преследовало авто, потом в ее квартиру пытались проникнуть неизвестные. Ее обращение в правоохранительные органы, прокуратуру и к председателю суда были безрезультатными, хотя, как отметила г-жа Волкова в ходе заседания Совета судей Украины 22 октября 2010 г., опасность угрожала не только ей, но и членам ее семьи. Непросто было защитить свои права и судье Киевского апелляционного админсуда Галине Федоровой. Председатель КААС Анатолий Денисов в ходе заседания Совета судей админсудов 4 февраля сообщил, что в течение трех недель дважды была повреждена машина г-жи Федоровой – в первый раз стеклорезом повредили окна автомобиля, во второй транспортное средство облили кислотой. «Судья рассматривала дело, машина стояла под окнами суда, там закрытая территория, – рассказывал А. Денисов. – Плохо то, что дважды было отказано в возбуждении уголовного дела. Причем второй раз мотивировка была очень интересная: отказать, поскольку не установлено лицо, совершившее преступление». Однако, как отметил г-н Денисов, во время заседания ССАС ему позвонили из прокуратуры и сообщили, что оба постановления об отказе в возбуждении уголовного дела отменены, и оно все же открыто. Кроме того, судье была предоставлена личная охрана. Подвергались опасности (сожжены квартира и гараж) и судьи Ивано-Франковской и других областей. Таким образом, очевидно, что в некоторых случаях просто выдать судье оружие недостаточно – необходимы комплексные меры защиты.

 

Миссия: пройти в суд

 

Не менее резонансное событие, также произошедшее 21 марта, – сообщение о минировании Хозяйственного суда Донецкой области. Из здания было эвакуировано 190 человек, однако взрывчатки так и не нашли. Впрочем, «минировали» не только этот суд. В феврале аналогичные сообщения поступали относительно помещения, где расположены Львовский окружной админсуд, Галицкий райсуд и Сыховский райсуд Львовской области. Ранее пытались «взорвать» Шевченковский райсуд Запорожья, апелляционные суды Харькова, Луганской, Черкасской областей. К счастью, угрозы не были воплощены в жизнь. Чего не скажешь о Дарницком райсуде Киева. Напомним, этот суд до сих пор не обеспечен помещением и надлежащими условиями после взрыва в 2004 г.

Еще один момент, заслуживающий внимания – на предыдущей неделе в стеклянной панели у входа в апелляционный суд Киева возле банкомата было обнаружено пулевое отверстие. Причем обнаружено самими судьями. В связи с этой ситуацией возникает еще один вопрос: в достаточной ли мере обеспечивается безопасность помещений судов первой и апелляционной инстанций?

На сегодня в районный суд может пройти практически любой желающий. Металлодетекторы зачастую попросту не работают. Как всегда, основная проблема в обеспечении безопасности нижестоящих судов – отсутствие финансирования. Но, возможно, уполномоченным лицам стоит сопоставить утраты от пропажи документов, компьютерной техники из залов судебных заседаний и т. п. с расходами, которые могли пойти на комплектацию помещений судов соответствующими средствами?

В принципе, о гласности и всеобщем доступе в суд сказано в Конституции, однако высшие суды при этом обеспечены более серьезной охраной. К примеру, в ВХСУ безопасность обеспечивается приказом председателя суда, а также «Порядком обеспечения безопасности должностных лиц, относительно которых осуществляется государственная охрана в местах постоянного и временного пребывания» (утвержден Приказом Управления государственной охраны Украины от 17.03.2006 ?78). Согласно этому Приказу, лица, которые уклоняются от контроля на безопасность и отказываются предоставить для осмотра вещи, проносимые на режимную территорию, не допускаются на нее, независимо от наличия у них соответствующих документов (удостоверений, пропусков, приглашений, билетов). Что касается ВАСУ, то в п. 3.11. Порядка организации пропускного режима в Высшем админсуде Украины закреплено, что лица, прибывшие на открытые судебные заседания, пропускаются на объект охраны после предъявления документа, удостоверяющего личность, регистрации в журнале учета посетителей и контроля на безопасность. Каждый посетитель должен пройти через стационарный металлодетектор, что позволяет предупредить пронос оружия, взрывчатки и других опасных предметов. Кроме того, чтобы попасть на судебное заседание, нужно заранее или с проходной суда вызвать секретаря судебного заседания для сопровождения в соответствующий зал. Правило о таком сопровождении введено в связи с тем, что помещения с залами судебных заседаний пока не отделены от остальных помещений суда.

Как видим, высшие суды «вооружены». Что касается порядка допуска лиц в нижестоящие суды, он регулируется Правилами пропуска лиц в помещения судов и транспортных средств на их территорию, утвержденными приказом ГСА и МВД от 12.09.2005 ? 102/765. Данные о прибывшем посетителе заносятся в журнал. В случае, если лицо прибыло на открытое судебное заседание, достаточно удостоверения личности, а участники процесса предъявляют еще и соответствующий процессуальный документ. Охрану осуществляет тот же «Грифон».

Отметим, что процедура допуска в суд в большинстве стран мира, в частности, в США, Канаде, Голландии, Ирландии, осуществляется через досмотр, причем точно так же, как и в аэропорту, вплоть до личного обыска. Таким образом, проблема безопасности судей в Украине требует наискорейшей реакции – установления на уровне закона соответствующих гарантий. Возможно, ценой жизни представителя Фемиды такие изменения будут внедрены.

Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

 

Как это было

Трагический случай с судьей Зубковым

«В понедельник 21.03.2011 в 18.16 в киевскую милицию поступило сообщение, что в первом подъезде дома 13 по улице Голосеевской были слышны выстрелы. На место немедленно выехали начальник милиции, прокурор и следователи опергруппы. На 7 этаже нашли труп Зубкова Сергея, 1968 года рождения, работавшего судьей Шевченковского райсуда», – сообщил начальник пресс-службы столичной милиции Владимир Полищук. При осмотре тела было обнаружено 2 проникающих огнестрельных ранения туловища и груди, а также 3 колото-резаные раны шеи. Позже, 24 марта, в ходе брифинга Министр внутренних дел Анатолий Могилев сообщил, что милиция выделила версию, согласно которой мотивом убийства судьи Зубкова была месть за профессиональную деятельность, а подозреваемый уже задержан: «Это житель Киева. Он задержан. Его вина подтверждается теми доказательствами, которые мы имеем, и тем, что он имел отношение к данному судье, так как судья принимал решение об отчуждении у него имущества – жилого помещения. Поэтому мотив, скорее всего, – месть». Г-н Могилев добавил, что по месту проживания мужчины была найдена пластиковая пуля, такая же, какими был убит Зубков: «Неординарными были пули, которые нашли на месте преступления. Это были пластиковые пули. Такой же боеприпас был изъят по месту проживания задержанного». По словам министра, другие подозреваемые в убийстве также известны и сейчас разыскиваются, но говорить о том, кто заказчик и кто исполнитель, пока рано, поскольку проводятся следственные действия.

Напомним, что ранее высказывались мнения, что к убийству якобы может быть причастен киевлянин Дмитрий Павличенко, разместивший 3 марта в сети Интернет гневное письмо в адрес судьи, в котором обвинил его в вынесении незаконного решения по выселению его из квартиры. Кроме того, известно, что судья Зубков вел судебные дела по ряду скандальных застроек в Киеве, в частности, по строительству на улице Гончара, против которого выступают как общественные активисты, так и жители города.

Редакция «Судебно-юридической газеты» выражает соболезнования семье и родственникам г-на Зубкова.

 

Зарубежный опыт

Каждому судье – по брелоку безопасности

В Испании всем судьям, которые ведут уголовные дела, полагается личная охрана.

В Российской Федерации, кроме выдачи оружия и спецсредств индивидуальной защиты, предусмотрены такие меры защиты, как: временное помещение в безопасное место, замена документов, изменение внешности. В случае получения судьей угроз ему незамедлительно предоставляется круглосуточная охрана. У каждого судьи при себе имеются мобильные брелоки экстренного вызова судебных приставов, позволяющие подать сигнал опасности в случае возникновения угрозы.

 

Комментарии

 

Секретарь Совета судей админсудов Украины Татьяна Шипулина:

– Сегодня следует воздерживаться от любых версий о мотивах совершения преступления против судьи Шевченковского суда Киева – этим должны заниматься соответствующие органы, на которых законом возложена обязанность установить виновных и мотивы совершения преступления. В то же время, сейчас следует говорить как можно больше о роли судебной ветви власти, об отношении к ней граждан и государства.

Во-первых, в обществе долгое время «подогревалось» негативное отношение и к судебной системе в целом, и к судье в частности. Во-вторых, в последнее время активно обсуждался вопрос материального обеспечения судей, их «чрезмерной обеспеченности», но одновременно закрытыми для общества оставались сведения о фактических расходах по финансированию судей и судов. Также почти отсутствует информация об объемах работы, которую выполняют судьи и аппараты судов, о ненормированном рабочем дне, работе в дни отдыха, о том, что судья не может совмещать свою работу с другой, кроме преподавательской, научной, на которую, как правило, не хватает времени. В-третьих, в суд обращаются разные люди: и малообеспеченные, и с низкой правовой культурой, и со слабой психикой, и не каждый может адекватно воспринять решение суда, принятое не в его пользу. В то же время, такие люди нередко забывают о возможности обжаловать это решение в апелляционном и кассационном порядке, но, подстрекаемые отрицательными и часто необоснованными слухами о поголовной коррупции на всех уровнях, не могут сдерживать свое недовольство и готовы к проявлению агрессии в отношении судьи. По моему мнению, СМИ и лица, которые в той или иной степени освещают деятельность судов, должны очень взвешенно и осторожно подходить к оценочным суждениям. Ни в коем случае нельзя переходить на личности: судьи принимают решения от имени суда, независимо от того, было ли это решение принято единолично или коллегиально. Надо воспитывать всеобщее уважение к суду и каждому принятому им решению.

Общественность также должна знать о том, что есть соответствующие структуры – Высшая квалификационная комиссия судей и Высший совет юстиции, которые рассматривают жалобы граждан о процессуальной деятельности судьи, дают надлежащую профессиональную оценку его действиям, определяют наказания. Конечно, судьи должны осознавать, что их профессиональная и личная жизнь рассматривается и оценивается под десятикратным увеличительным стеклом, поэтому судье больше нельзя, чем можно. Такие ограничения устанавливает профессия, и об этом следует помнить всем, кто уже работает или собирается работать в должности судьи

Министерство финансов разрешило судьям не указывать ведомости о своем месте проживания в публичном доступе, однако соответствующие изменения в Закон все еще не внесены.

 

Председатель ВССУ Леонид Фесенко:

– Случай с судьей Шевченковского райсуда свидетельствует о том, что служители Фемиды на сегодняшний день практически беззащитны. Мы пока не знаем, каковы результаты следствия, в связи с чем данная ситуация с судьей произошла: ввиду его профессиональной деятельности или личных обстоятельств. Но так или иначе, подобные случаи были и раньше, и не исключено, что они будут повторяться. Поэтому, конечно, судьи требуют определенной защищенности с точки зрения их здоровья, жилища, семьи и пр. Действительно, следует поставить вопрос о том, что необходимо вернуть законодательное закрепление требования об обеспечении судьи квартирной охранной сигнализацией за счет государственного бюджета.

С момента учреждения судебной милиции у судов стало меньше проблем, в частности, относительно незаконного проникновения в суды. Хотя, конечно, есть разные случаи: поджоги, взрывы. Я, конечно, ратую за улучшение охраны судов местной и апелляционной инстанций, за усиление безопасности судей. К большому сожалению, есть сложности с финансированием для решения данных проблем. На мой взгляд, не стоит жалеть на это средств, ведь в итоге мы можем получить больший ущерб, нежели расходы на обеспечение охраны. Думаю, следует внести дополнения в Закон «О судоустройстве и статусе судей» и урегулировать указанные вопросы.

 

Зампредседателя Совета судей Украины Раиса Ханова:

– Социальную защиту судей не просто нужно улучшать – ее нужно создавать, поскольку на сегодняшний день она полностью отсутствует. За последнее время случаев расправы и с судьями в отставке, и с имуществом судей достаточно много. Но об этом как-то неудобно говорить, поэтому есть проблема в самой осведомленности. Нельзя никого лишать жизни – ни журналиста, ни учителя, ни врача, но защита судей должна быть усиленной ввиду особенностей их профессиональной деятельности, ведь одна из сторон остается недовольной очень часто, особенно в уголовных делах. Думаю, это государственная проблема, когда конституционная обязанность государства не выполняется. Мы, к сожалению, на сегодня имеем многочисленные лозунги, но никак не начнем следовать принципу: когда не можешь обеспечить – не пиши. Любое право ничего не стоит, если оно не имеет гарантий исполнения.

Что касается проблем с мерами защиты судей, даже если судья себя «накручивает» и у него есть лишь чисто психологические основания – думаю, стоит предоставить охрану человеку, чтобы он осуществлял свою профессиональную деятельность нормально. Наверное, нужно ставить вопрос и о том, чтобы ГПУ, которая ведет все дела, связанные с такими случаями, обеспечила доступность информации обществу. Она должна быть открытой и информировать о результатах, чтобы мы слышали не только о том, кого и где задержали, но и о том, как государство реагирует на такие вопиющие случаи.

Что касается охраны помещений – беда не в том, что они плохо охраняются, а в том, что вход в кабинеты судей открытый. Они находят под своими дверями все, что угодно – иголки и пр. Поэтому если технически здание позволяет, думаю, всю необходимую информацию посетитель должен получать на первом этаже, а доступ к кабинетам судей должен быть ограничен.

 

Заместитель Генерального прокурора Украины Михаил Гаврилюк:

– Безусловно, нужно создать надлежащие условия для отправления правосудия. Все условия, которые должны быть в судах в соответствии с установленными требованиями закона, должны соблюдаться. Конечно, если на сегодняшний день не на надлежащем уровне находится охрана помещений судов, другое материальное обеспечение, нужно ставить вопрос об его улучшении.

Что касается необходимости обеспечения судей, работников судов и членов их семей с целью защиты охранной квартирной сигнализацией и т. д. – существует ГСА, пусть этот вопрос отрабатывает, поскольку это ее компетенция. Среди полномочий ГСА, прямо указанных в законодательстве, ее первоочередной задачей является материально-техническое обеспечение местных судов. Существует бюджетное финансирование, определенная программа под эту задачу, поэтому, я думаю, судебная администрация, в первую очередь, должна думать об обеспечении указанных требований закона.

Органы прокуратуры в случае необходимости обеспечивают защиту не только судьям, но и другим участникам процесса. Поэтому, безусловно, если есть все для того основания, прокуратурой применяются соответствующие меры.


Председатель Печерского районного суда г. Киева Инна Отрош

– Можно говорить об улучшении государственной защиты жизни и здоровья судей, улучшении мер безопасности в судах первой инстанции, где в течение рабочего дня дежурит только один работник судебной милиции, однако к каждому охранника не приставишь.
Реальная безопасность каждого гражданина, в том числе и судьи, зависит гораздо в большей степени не от законодательного регламентирования вопросов защиты, а от нравственного состояния общества, порядочности и человечности каждого лица. Когда мы говорим о независимости судей, то имеем в виду независимость от чего-либо: в том числе от неадекватной реакции участников судебного разбирательства или общественности.
Читая на Интернетовских форумах относительно убийства судьи Шевченковского районного суда г. Киева Сергея Зубкова, я не могла поверить своим глазам: может ли взрослый, здоровый, психически нормальный человек писать такие отзывы, одобрять убийство, выражать нетерпение по поводу дальнейшей расправы и праздновать «господню казнь»? Хочу сказать только одно: любые законодательные изменения, любая реформа не имеет смысла без реформы нравственности. Над этим сегодня должен серьезно задуматься каждый, ибо кто действительно стремится к справедливости, желает честно жить в честном и справедливом обществе, не будет произносить средневековые призывы к своеволию и совершать самосуд.

Судья Апелляционного суда Киева Владимир Британчук:

– Думаю, самая лучшая защита для судей – это справедливые судебные решения. И когда судья себя корректно ведет в судебном заседании, никого не оскорбляет, люди, участники процесса это ощущают, и, соответственно, на его решение реагируют нормально. Я много лет работаю судьей, и произошедший с судьей районного суда случай действительно редчайший, тем более, в Киеве.
На уровне государства, безусловно, тоже необходимо что-то предпринимать. Допустим, обеспечить охрану тех же зданий судов первой и апелляционной инстанций на надлежащем уровне. Раньше Законом «О статусе судей» декларировалась установка квартирной охранной сигнализации за счет государства, теперь же данная норма, наряду с другими, касающимися социальной защиты судей, упразднена. Судьи, в свою очередь, ввиду своей низкой заработной платы не могут самостоятельно обеспечить себе и членам своей семьи охрану.
Сегодня зайти в районный суд можно даже без удостоверения – просто с уверенным видом, охрана с большой долей вероятности пропустит это «мимо глаз». Недавно мы обнаружили на стеклянной панели нашего суда, с внешней стороны, возле банкомата, пулевое отверстие. В советские времена, если бы об этом узнала милиция и другие службы, уже давно был бы составлен протокол с места происшествия и начата проверка. У нас же, по-моему, ее еще и не начинали. Это иллюстрирует общую ситуацию с судами: даже то немногое, что есть сейчас, полноценно не используется для обеспечения защиты.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Новый Верховный Суд: что о нем известно украинцам
Новости онлайн