Почему родные дети убивают матерей

16:27, 11 апреля 2011
Газета: 81
К сожалению, в
Почему родные дети убивают матерей

К сожалению, в нашем обществе часты случаи пьянства, насилия в семье. Драки, поножовщина – эти вечные спутники социального неблагополучия. Однако хуже всего, когда в результате пристрастия к алкоголю от рук собственных детей погибают родители. Как же такое может произойти?

 

Ситуация первая: не рассчитал силы

 

В Сочельник, накануне Рождества Христова, Анатолий Марухин (здесь и далее имена и фамилии изменены) приехал домой из города Т. соседней области, где работал вахтенным методом охранником службы безопасности завода. Ключа у Анатолия не было, и он принялся стучать кулаком в дверь. Из квартиры доносилось какое-то бормотание. Анатолий понял, что мать опять напилась до бесчувствия. Нервничая, он бегал по коридору взад-вперед, кричал, что замерз и голоден как собака и что из-за этой алкоголички он никак не может попасть в квартиру. Время от времени Анатолий останавливался и принимался бить ногами в дверь. Но все безрезультатно. Выбежав на улицу, Анатолий стал кричать под окном: «Открой дверь, не то я через балкон залезу!» Ответа не было. Через минуту послышался звон разбитого стекла...

Ругаясь беспощадно, Анатолий вернулся в коридор, несколько раз ударил ногой в дверь. Раздался жуткий треск – и все стихло. Соседи поняли, что сын Антонины взломал входную дверь. Позже соседи слышали из квартиры Марухиных неясные крики и громкий глухой звук, как будто что-то упало. Но пьяные ссоры, крики, драки в этом доме – дело привычное, поэтому события за стеной никого не удивляли.

 

***

 

В комнате – ужасный беспорядок. На полу стоит грязная, давно не мытая посуда, рядом с кроватью – разбитое ведро с рвотными массами, на кровати – пьяная мать. В воздухе – невыносимый смрад. Анатолий в ярости одной рукой схватил мать за волосы, другой принялся бить по лицу и дальше – куда попадал. От ударов мать упала на пол, лицом вниз. Ярость не проходила. Он ударил кулаком по деревянной дверце шкафа и едва не разнес его в щепки. Достал из ящичка 500 грн. (все, что осталось от прошлой зарплаты). Выбежал на улицу, плотно притворив за собою дверь. Чтобы немного успокоиться, решил выпить. В кафе встретил Андрея Волобуева. Тот заметил, что его товарищ чем-то сильно взволнован. На вопрос, в чем дело, Анатолий ответил, что поссорился с матерью.

Из кафе вышли около двенадцати часов ночи и направились по домам. Дверь в тамбур уже была закрыта изнутри. Анатолий с пьяным упорством жал на кнопку звонка, пока кто-то из соседей не открыл. Квартира Марухиных не заперта – значит, мать никуда не выходила. Она лежала в комнате на полу в том же положении и, как показалось сыну, храпела. Недавно выпитое спиртное не сделало Анатолия миролюбивее. Он с прежней злостью несколько раз ударил мать ногой – в бок, в голову, по спине. И только после этого лег спать.

Утром Анатолий проснулся в начале восьмого. Сильно болела голова. Антонина, как и прежде, лежала на полу. Сын подошел к ней: «Мама, проснись!» Мать не шевелилась. Тронул ее за плечо, перевернул на спину... Мать не дышала. Он выбежал в коридор... Соседи проснулись от тяжелых шагов и громкого бормотания: «Она мертвая... она мертвая... Она, наверное, кровью захлебнулась...». Из квартиры напротив вышел мужчина – Анатолий не заметил его. Он продолжал шагать по коридору и разговаривать сам с собой. Затем выбежал на улицу и возле подъезда едва не сбил с ног тетю Марусю, которая возвращалась из магазина. Женщина увидела, что Анатолий будто не в себе. «Моя мама умерла!» – крикнул он. И попросил: «Дай мне что-нибудь выпить!». У тети Маруси в сумке была бутылка «Пшеничной» – Анатолий залпом выпил почти все ее содержимое.

 

***

 

В коридоре собрались жильцы квартир второго этажа, обсуждали смерть Антонины Марухиной. Новость была страшная, ибо все догадывались, что женщина умерла не своей смертью. Анатолий в это время бежал к тетке, материной сестре, Екатерине Михайловне. На ходу набрав номер телефона своей сожительницы Аллы Г., он сказал, что хочет срочно увидеть годовалую дочь, ибо, скорее всего, в ближайшие несколько лет не сможет ее навестить.

 

***

 

За нанесение матери тяжких телесных повреждений, приведших к смерти, 32-летний Анатолий Марухин осужден на 10 лет.

 

Ситуация вторая: хотел перевоспитать

 

Людмила Воронова – инвалид II группы с диагнозом «бронхиальная астма» и уже более 10 лет находится на пенсии, хотя ей всего 47. Четыре года назад муж оставил Людмилу и ушел жить к своей престарелой матери.

У Вороновых двое сыновей. Младший, Сергей, устроил свою судьбу – работает, женат, проживает отдельно от матери. Старший, 26-летний Максим, постоянной работы не имеет, перебивается нерегулярными заработками. После трудового дня обычно заходит в забегаловку, чтобы стаканом водки снять нервное напряжение. Алкоголиком себя не считает, наркотики и психотропные средства не употребляет; до настоящего времени не был судим – биография чистая. Есть у Максима Воронова девушка, с которой он сожительствует, но замуж пока не предлагает. Для этого имеются объективные причины: отсутствие постоянного заработка и жилплощади для проживания. Людмила Воронова – собственница половины дома, но этой площади маловато для двух семей. Вторую половину дома занимает сестра Людмилы, Варя. Она, кстати, не раз бывала свидетельницей ссор своей сестры и племянника.

 

***

 

Последние несколько лет (может, с тех пор, как ушел Михаил?) Людмила злоупотребляла спиртными напитками и курила. Мало того, – считает Варвара, – что ни та, ни другая привычка не украшают женщину, но Людмиле, с ее бронхиальной астмой, это строго противопоказано. Однако ни уговоры сестры, ни скандалы по этому поводу с сыном не действовали.

Напивалась Людмила Воронова чаще всего в те дни, когда Максим уходил на работу. Погрузневшая от малоподвижного образа жизни, с отекшим лицом, она слонялась по неприбранному дому или лежала на диване перед включенным телевизором, часто, жалея себя, плакала. Чего нам всем больше всего нужно в этой жизни? Чтобы дети были устроены и счастливы, а для себя – любви, тепла, заботы, внимания. Тогда определяется и смысл существования. Согласитесь, одиночество – страшная вещь, особенно для слабых натур. Людмила Воронова очень страдала от душевного одиночества.

Нельзя сказать, что Максим был равнодушен к матери – он беспокоился о ее здоровье, но свою заботу проявлял оригинально. Являясь домой не вполне трезвым, он кричал матери, что врачи запрещают ей пить и курить. Людмила – в зависимости от степени опьянения – или молчала виновато, или отвечала матерной руганью. Поэтому сын иногда воспитывал мать кулаками.

В тот день он работал на разгрузке машин. По дороге домой зашел в любимое кафе и заказал обычную порцию. Без закуски. Было около 19.30, когда Максим явился домой. Там привычная картина: пьяная мать, неприбранный дом, пустые кастрюли. Людмила, пытаясь скрыть от сына свое состояние, хотела выйти из комнаты, но покачнулась раз… другой… Забормотала что-то невнятное. «Опять нажралась!» – стал упрекать Максим. Мать справедливо могла бы сказать ему в ответ такие же слова. Но не сказала, потому что чувствовала себя виноватой. Сын продолжал отчитывать Людмилу, и она не выдержала – разразилась оскорбительной бранью. «Меня это разозлило, я начал ее бить. Она лежала на кровати, и я наносил ей кулаками удары по туловищу. Она плакала, и через некоторое время я перестал ее бить, ушел из дома».

Поздно вечером соседка наблюдала из своего двора продолжение этой ссоры. Она слышала, как Максим Воронов ругался с матерью – та сидела на скамейке возле порога, а он оскорблял ее нецензурной бранью, а затем стал избивать руками и ногами. Воронова поднялась со скамейки и пыталась войти в дом, но Максим подбежал к ней и несколько раз ударил кулаком по спине. Людмила упала. Максим, проходя мимо, нанес ей несколько ударов ногой в бок. Воронова Л. уже не кричала, а только громко стонала.

Утром следующего дня Людмила рассказала сестре, что Максим избил ее. Она жаловалась на сильную боль во всем теле, особенно в области ребер, в груди у нее точно огнем пекло. Варвара повезла сестру в больницу, но там отказали в госпитализации и рекомендовали вызвать на дом участкового врача. На следующий день Максим не пошел на работу. Когда сестры вернулись из больницы, он помирился с матерью. Она попросила его перевязать ей грудь теплым платком: «Ребра болят, сынок…» На бледном лице матери выступили капли пота – она действительно страдала от боли. «Скотина я!» – подумал Максим, обещая себе, что никогда больше мать и пальцем не тронет.

Почти неделю Людмила пролежала в постели. Боль в груди не прекращалась. Как-то, когда Максим был на работе, Варвара зашла проведать сестру. Той было совсем плохо. Варвара вызвала «Скорую помощь», и больную госпитализировали в 11 городскую больницу. Там на следующий день Людмила и умерла. По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть наступила от тупой травмы грудной клетки, осложнившейся развитием посттравматической очаговой пневмонии.

 

***

 

Максим Воронов признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 121 ч. 2 УК Украины – умышленное причинение тяжких телесных повреждений, опасных для жизни в момент причинения, повлекших смерть потерпевшей. Суд назначил ему наказание в виде 8 лет лишения свободы.

Валентина Индовицкая,

специально для «Судебно-юридической газеты»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали руководство нового Верховного Суда
Новости онлайн