Глава ВСЮ В. Колесниченко: СМИ должны взять на себя долю ответственности за создание позитивного имиджа честно работающих судей

10:00, 18 апреля 2011
Газета: 82
Ровно год назад, как только нынешний председатель Высшего совета юстиции Владимир Колесниченко был...
Глава ВСЮ В. Колесниченко: СМИ должны взять на себя долю ответственности за создание позитивного имиджа честно работающих судей

Ровно год назад, как только нынешний председатель Высшего совета юстиции Владимир Колесниченко был избран на свою должность, он заявил буквально следующее: «Что касается моих планов, то я хочу, чтобы авторитет Высшего совета юстиции был на достойном уровне. Этот орган должен дать гражданам уверенность в том, что случаи грубого нарушение присяги судьями не останутся без внимания, им будет дана должная оценка независимо от политических взглядов. Вообще, я хотел бы дожить до того времени, когда граждане будут уверены: обращаясь в суд, они смогут защитить свои права». И в чем-то планы главы ВСЮ осуществились: авторитет Высшего совета юстиции ныне незыблем, некоторые провинившиеся судьи уволены. Но вот достижение главной цели – позитивного имиджа судебной системы в целом по стране – пока под знаком вопроса. О том, какие усилия необходимо приложить, чтобы этой цели достичь, а также об отношении Владимира Николаевича к некоторым актуальным проблемам правосудия – в эксклюзивном интервью «Судебно-юридической газете».

 

– Владимир Николаевич, какие темы, касающиеся правосудия, освещаются СМИ, на Ваш взгляд, недостаточно объективно?

– На мой взгляд, существует два наилучших способа для достижения результата: принуждение и поощрение. Проще говоря, «кнут и пряник». Думаю, несколько несправедливо по отношению к судьям освещать только негатив. Я бы хотел, чтобы СМИ освещали также и позитив: решения судей, действительно являющиеся примером надлежащего поведения судьи. В частности, когда судьи выносят законные и справедливые решения, несмотря на оказываемое давление. Статус судьи накладывает ряд ограничений: судью нельзя наградить, присвоить ему звание Заслуженного юриста, – т.е. невозможно каким-либо образом выделить его, и не только среди коллег. А ограничивать его еще и в возможности услышать о себе доброе слово считаю совсем несправедливым. Поэтому, думаю, что СМИ должны взять на себя долю ответственности за создание позитивного имиджа честно работающих судей.


 

Сегодня усилиями СМИ мы уже и так накалили отношения между судебной системой и обществом. Постоянно только и слышим, мол, «ваша дочь непутевая». В итоге вокруг судебной системы создается ореол безнадежно нечестной и несправедливой. Граждане, даже не участвующие в судебных процессах, абсолютно уверены: защитить в суде нарушенное право невозможно. Поэтому я считаю, что, помимо существующих недостатков, вскрывать которые входит в обязанности прессы, следует освещать и позитивные стороны судейской работы. Это лучший стимул к честному труду и хорошее лекарство для уставшего от кризиса общества.

 

– Есть ли грань публичности судей ввиду специфики деятельности по осуществлению правосудия?

– Всему должны быть разумные рамки. Во-первых, я против того, чтобы кто-либо комментировал судебные решения. Во-вторых, считаю, что не совсем правильно вести обсуждение той или иной проблемы до вынесения судом окончательного решения, потому что это и есть форма влияния на независимость судей. Формируется определенное общественное мнение, и судья начинает сомневаться в том, какое решение принять. Чтобы судья выполнял свою работу профессионально, ему необходимы определенные условия. Так же, как и хирурга нельзя раздражать перед началом операции, потому что ее исход зависит от точности его движений, самочувствия, уравновешенности. Когда судья исследует материалы дела, допрашивает свидетелей, он должен быть беспристрастным, а его представление о ситуации должно строиться на реальных фактах, установленных судом.

Сейчас на слуху много дел, связанных с политиками и представителями власти. Сегодня наиболее интересная тема – в Генеральную прокуратуру вызвали какого-то свидетеля. Журналисты караулят возле ГПУ, чтобы получить от него комментарий. А по большому счету, это вмешательство в деятельность этого органа. И постоянные комментарии, попытки журналистов получить информацию, которая является конфиденциальной, касается тайны предварительного следствия, – такое вмешательство также небезопасно. Поэтому я говорю о разумной границе между информацией, которую вправе обнародовать пресса, темой, которую можно обсуждать, и теми заданиями, которые стоят перед правосудием в целом. Нельзя мешать государству реализовывать один из основных принципов – принцип презумпции невиновности. Нельзя говорить о том, что человек преступник, пока нет соответствующего решения, вступившего в законную силу. Ведь как быть судье в ситуации, когда общество с подачи СМИ уже окрестило человека преступником, а из материалов дела факт преступления не очевиден? Что повлияет тогда на решение судьи? Общественное мнение, сформированное СМИ, будет давить на него таким камнем, что он, принимая решение, может вынести его не на основании доказательств и собственных убеждений, а по принципу «что скажут люди».

Вы помните несколько моих комментариев относительно судьи Зварича. Я не знаю, какими доказательствами владеют следствие и суд сейчас, но его версия относительно того, что он «наколядовал» – мы все над ней смеялись. Вместе с тем, исходя из принципа невиновности, – докажите, что это не так. Да, он высказал глупую идею, но нужно еще доказать, что он не наколядовал, а, используя служебное положение, вопреки интересам службы, тем обязанностям, которые взял на себя, получил взятку или какое-то незаконное вознаграждение. Поэтому, думаю, должна быть разумная граница в том объеме информации, которую выдают средства массовой информации. И еще – чувство ответственности за власть, которую вы имеете над обществом.

На мой взгляд, в высших учебных заведениях, выпускающих журналистов, нужно все-таки предусмотреть специализацию «журналист-юрист» для подготовки специалистов в правовых вопросах. Это важно, потому что, освещая темы специфического характера, нельзя основываться на предположениях. Иногда, когда журналисты начинают излагать суть той или иной правовой позиции, мне становится смешно, насколько непрофессионально они это делают. Они рассказывают о том, что действия определенных лиц, по их мнению, незаконны, и, главное, так в себе уверены, что их рассказ воспринимается как аксиома. Но они забывают, что прежде, чем браться за перо, нужно разобраться в юридических аспектах.

К профессиональным изданиям у меня в связи с этим практически нет замечаний. Вы делаете свое дело, вы «в теме», поэтому с вами легко общаться. Некоторые же журналисты с центральных телеканалов даже сформулировать не могут, потому что ничего не понимают в специфике работы Высшего совета юстиции. Нужно владеть хотя бы минимумом знаний о сути деятельности конкретного органа, чтобы взять интервью, не говоря уже о том, чтобы проанализировать его работу. Поэтому еще раз повторю: мне кажется, что журналистские факультеты должны отдельно иметь специальность «журналист-юрист».

 

– Способствовало бы большей открытости создание специализированного правового телеканала?

– Да. Мы говорили о том, что было бы здорово, если бы существовал правовой канал. Сейчас есть передачи, где демонстрируются «судебные заседания», но ясно, что они ненастоящие, это просто сценарий и работа журналистов. Желательно, чтобы существовал специализированный канал, который бы давал возможность проводить как консультации, так и дискуссии судей, юристов по той или иной проблеме. Чтобы он действительно обеспечивал информационное сопровождение деятельности судебной ветви власти и правоохранительных органов с точки зрения не какой-то временной потребности, а с перспективой на будущее, чтобы мы видели, какие процессы у нас происходят. И чтобы граждане, в свою очередь, чувствовали, что уже сама полемика по тому или иному вопросу говорит о том, что идет поиск решения проблемы.

 

– Во многих странах постсоветского пространства не существует специализированных юридических изданий. Как, на Ваш взгляд, влияет их существование на ситуацию в Украине?

– Я считаю благом и достоянием страны существование в Украине специализированной прессы, профессионально освещающей деятельность судебной системы. Я, например, часто начинаю свой рабочий день с обзора прессы. И первое, что я делаю – читаю специализированные издания. Ведь вы не только критикуете – вы публикуете много полезной для судей информации, в том числе и повышающий их профессиональный уровень. На страницах газеты можно ознакомиться с важными решениями других судов. Специализированные издания для судей и юристов являются площадкой для профессиональной дискуссии. Поэтому я – за существование специализированных изданий.

 

– Вы могли бы вспомнить самую нелепую информацию, которую слышали о себе в СМИ?

– Могу. «Владимир Колесниченко стал руководителем судебной системы». Во-первых, Высший совет юстиции не входит в судебную систему, не является судебным органом, судебной инстанцией. Во-вторых, я судья в отставке и осуществляю функции, установленные Законом «О Высшем совете юстиции», но никак не «руковожу» судебной системой.

 

– Владимир Николаевич, как известно, сейчас КРУ проводит проверки финансово-хозяйственной деятельности судов. И некоторых судей уже привлекли к админотвественности за отказ допускать представителей Управления…

– Думаю, это ситуация непростая. Ведь КРУ часто обращается в суд относительно предоставления разрешений на выемки, раскрытие информации и т. п. Поэтому, когда Управление напрямую проверяет деятельность апелляционных и специализированных судов (у судов первой инстанции общей юрисдикции нет собственных счетов), думаю, это противоречит Закону «О судоустройстве и статусе судей». Существует Государственная судебная администрация, в ее составе есть соответствующие контролирующие службы. Не исключаю, что иногда КРУ проводит проверки с целью повлиять на суд и показать, что они тоже могут принять меры, если что-то не так. Даже если они сделают абсолютно обоснованные выводы, есть основания говорить о недопустимом влиянии на деятельность судебной системы.

 

– А если КРУ обратится в связи с этим в Высший совет юстиции?

– Мы посмотрим, на что они будут ссылаться. Если действительно судья превысил свои полномочия, будем рассматривать. А если это касается его деятельности в рамках действующего законодательства, и не имеет место постороннее влияние, мы откажем и дадим свою оценку.

 

– Какие изменения необходимо внести в законодательство в связи с решением Конституционного Суда относительно запрета ВСЮ истребовать копии материалов незаконченных дел?

– Уже подготовлен законопроект о внесении изменений в ст. 25 ЗУ «О Высшем совете юстиции» (проект ?8246-2 от 11.04.2011 о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно приведения отдельных положений действующего законодательства в соответствие с Решением КСУ ?2-рп/2011 от 11.03.2011). Мы согласны с тем, что не можем истребовать копии материалов дела, по которому не окончено производство. Но как быть с многочисленными жалобами в ВСЮ на действия судей, касающиеся, например, отказа судьи в открытии производства без какого-либо процессуального документа? Или еще примеры. Два лица пришли в суд решить вопрос относительно имущества, принадлежащего третьему лицу, которое судья не привлекает, нарушая его права. Судья рассматривает дело, стороной в котором является его сестра, и отказывает в удовлетворении ходатайства об отводе. А если судья рассматривает дело уже на протяжении четырех лет, рассмотрение не закончено, а подсудимый все это время находится под стражей? Как остановить в таком случае нарушение прав граждан? Есть вопросы, касающиеся ограничения доступа к правосудию, разумных сроков, когда на стадии открытия производства фактически решается судьба дела определением об обеспечении иска. Когда предприятие растащат «по кусочкам» и проблемы не будет, зато вступит в законную силу решение, мы не сможем повлиять на ситуацию.

Поэтому следует выполнить требование КСУ и рекомендации Венецианской Комиссии и в ст. 25 ЗУ «О Высшем совете юстиции» регламентировать: член Совета может истребовать только дела, рассмотрение которых закончилось. Но, кроме этого, он должен иметь право ознакомиться с материалами дел, производство по которым еще не завершено, в случае наличия обоснованной жалобы на действия судьи и соответствующего поручения Председателя ВСЮ. Мы подготовили законопроект, он зарегистрирован в парламенте, и надеемся, что народные депутаты нас поддержат, чтобы не открылась новая лазейка для злоупотреблений. Ведь пока говорят о недопустимости вмешательства в правосудие, невмешательство может повлечь другие судебные нарушения. Закон также должен четко указать, когда мы имеем право провести проверку. Вот, например, как быть в случаях, когда бессмысленное решение судьи было отменено апелляционной инстанцией и дело передано на рассмотрение другому составу судей? Я считаю, мы можем провести проверку действий судьи первой инстанции и исследовать материалы дела, закончившегося соответствующим определением апелляционной инстанции.

 

– На какой стадии на сегодня находится рассмотрение предложения А. Портнова об увольнении судей Хозяйственного суда Киева за нарушение присяги?

– Стартом для этих проверок послужила информация, представленная Президенту Украины, о нарушениях и злоупотреблениях при решении вопросов о выделении земельных участков, заключении договоров аренды в Киеве. Эти вопросы сейчас на слуху: возбуждаются уголовные дела, проходят расследования, касающиеся законности выделения земельных участков, в том числе и по решениям судов. Принимались такие решения судами всех уровней и разных юрисдикций. Т. е. сегодня возникла ситуация, когда по однотипным обстоятельствам относительно земельных правоотношений есть разные решения судов, даже кассационной инстанции и ВСУ. Когда мы на заседании ВСЮ начали обсуждать эту проблему в аспекте возможного увольнения судей Хозяйственного суда Киева (сегодня в ВСЮ открыто производство в отношении 9 судей этого суда), стало понятно, что нужно определиться с правильной правовой позицией. Поэтому рассмотрение вопроса было отложено до завершения Высшим хозяйственным судом Украины обобщения практики рассмотрения таких споров.

Беседовала Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Что делали судьи Кировского райсуда Днепра в кабинете Назара Холодницкого
Новости онлайн