Re:форма правосудия

09:44, 26 апреля 2011
Газета: 83
Re:форма правосудия

 Для завершения реформы судебной системы необходимо решить вопросы с зарплатами судей, работой АСД и полномочиями проверяющих органов

 Первый этап судебной реформы, как констатировал председатель Высшего совета юстиции Владимир Колесниченко в одной из своих статей, завершен. А значит, настало время определиться с ее результатами и одновременно подумать о следующих шагах по усовершенствованию работы судебной системы. Тем более, что близится дата официального подведения итогов. Напомним, Президент Украины Виктор Янукович 31 мая 2010 г. заявил, что Рабочая группа по вопросам судебной реформы не прекращает свою работу и соберется вновь через год, т. е. ровно через месяц.

Основная проблема зиждется, как всегда, в финансовом поле. Так, задекларированные изначально высокие ориентиры фактически разбились о суровую стену реальности. Как известно, идеи требуют средств для реализации, а их у государства нет. В связи с этим осуществление некоторых положений нового ЗУ «О судоустройстве и статусе судей» отложили, от чего-то отказались или планируют отказаться. Сегодня уже началось активное обсуждение поправок к указанному Закону, некоторые из них планируется представить на ближайшем заседании Комитета ВР по вопросам правосудия. В частности, как отметил его председатель Сергей Кивалов, планируется поставить вопрос о возвращении к изначальным положениям относительно процедуры расчета судейского вознаграждения.

В любом случае, на сегодня различие между задекларированной концепцией реформы и действительностью достаточно велико, что не может не влиять на моральное состояние и отношение судей к своей работе и к гражданам, ищущим в суде справедливости. Что необходимо сделать для окончательного завершения судебной реформы, анализировала «Судебно-юридическая газета».

Изначально авторы судебной реформы декларировали автоматизированную систему документооборота как средство обеспечения прозрачности судебного процесса. Основная идея – ограничение возможности вмешательства со стороны руководства судов в процесс распределения дел и, соответственно, попадания дела «нужному» судье. Кроме того, должны были произойти упрощение подготовки статистической отчетности и улучшение контроля сроков рассмотрения дел. «Забыли» только об одном – о базисе, на основании которого эта система должна работать. Председатели судов в процессе собеседований относительно предоставления им рекомендаций и назначения на руководящие должности не раз указывали, что больше всего их беспокоит неудовлетворительное материально-техническое состояние: устаревшая компьютерная техника, отсутствие стационарных локальных сетей, а там, где суды разделены на два помещения, – отсутствие связи между зданиями. Казалось бы, такой вариант развития событий можно было легко предугадать и выделить отдельную бюджетную программу под нововведение. Например, Счетная палата Украины в прошлом году рекомендовала не искать деньги в спецфондах судов, а предусмотреть отдельную бюджетную программу для внедрения АСД, поскольку расходы на него являются общими для судов различных специализаций. Однако в итоге органам правосудия почему-то пришлось выкручиваться собственными силами: на установку АСД в бюджете этого года не выделили ни копейки.


Таким образом, первое, что необходимо сделать – это обеспечить на законодательном уровне прописывание отдельной бюджетной программы под АСД.

 

Как быстро будет готов и принят такой законопроект, пока неизвестно, но без него судебная реформа не сдвинется с места. Как разрешится ситуация в 2011 г., тоже непонятно. Поскольку Минфин полностью отказался от идеи выделения дополнительных средств на суды, Совет судей Украины недавно принял решение установить, что в 2011 г. средства от оплаты расходов на ИТО аккумулируются судами и ТУ ГСА в размере до 30% и используются на финансирование мероприятий по обеспечению функционирования АСД. Таким образом, средства якобы нашли в спецфондах судов. Вопрос в другом: а есть ли они там?


Судебный сбор: быть или не быть?


Надежда на улучшение ситуации возлагалась на Закон «О судебном сборе», о необходимости принятия которого речь идет уже не первый год. Однако до сих пор он так и не принят. Напомним, в случае его принятия поступления в специальный фонд Госбюджета, из которого также финансируются расходы судов, по прогнозам ГСА, могли бы увеличиться примерно в 5 раз. Средства же от уплаты госпошлины идут в общий фонд Госбюджета, то есть не напрямую на содержание судебной системы.

Непонятно, почему, но против принятия Закона «О судебном сборе» запротестовали народные депутаты Юрий Кармазин, Павел Жебривский и Олег Ляшко. Последний вообще предположил фантасмагорическую ситуацию: мол, этот закон может спровоцировать появление кулачных боев между провинциальными дедушками, бабушками и «работягами», которые вместо обращения в суд будут устраивать «разборки на месте» (ввиду отсутствия денег на оплату сбора, надо полагать). Остается надеяться, что не все народные избранники представляют себе народ именно в таком виде. Стоит также напомнить, что из-за неудовлетворительного состояния материально-технической базы судов страдают, в первую очередь, сами граждане.

Как подчеркнул в ходе заседания Комитета ВР по вопросам правосудия Валерий Писаренко, обращаясь к г-ну Кармазину, «цинизм ситуации в том, что Вы первый «валите» закон. Вы хотите позаниматься популизмом и, с другой стороны, показать судьям, как их любите и боретесь за их интересы. Но так не бывает. Скажите: возможно ли, чтобы за 3 грн. 40 коп. сегодня проходили судебные процессы?».


При этом сами судьи уверены: вторым шагом по исправлению ситуации в судебной системе должно быть принятие Закона «О судебном сборе».

 

Что ж, к указанному законопроекту депутаты еще вернутся после майских праздников (его направили на повторное первое чтение). Возможно, до этого времени их взгляд на необходимость его принятия изменится.


Работали за «спасибо»?


Впрочем, то, что Закон «О судебном сборе» был проигнорирован, не единственное разочарование. Ныне и «молодые» судьи, которые только пришли в систему (некоторые – оставив весьма прибыльную работу адвокатов), и те, кто поспешил уйти в отставку в 2010 г., надеясь на достойное вознаграждение за свой многолетний труд, столкнулись с тем, что гарантии, обещанные изначально, государством не выполняются.

Так, в ЗУ «О судоустройстве и статусе судей» содержатся нормы о постепенном повышении зарплат судьям. Изначально, напомним, шла речь о 15 минимальных зарплатах (около 14 500 грн.), позже – о 6, однако и они были заморожены до 2012 г. Таким образом, судьи так и не получили компенсацию за лишение практически всех социальных гарантий, невозможность быть более награжденными во время службы, получить звание Заслуженного юриста. Впрочем, надежда на улучшение ситуации остается. Сергей Кивалов в ходе заседания Комитета ВР по вопросам правосудия 20 апреля отметил, что депутаты собираются поставить вопрос об урегулировании вопроса судейского вознаграждения (см. Комментарий). Речь, очевидно, идет об «этапности» повышения вознаграждения и возвращении к идее установления зарплаты на уровне 14 000 грн. Но произойдет это не с «завтрашнего дня», а с 2012 г.

Еще одна проблема состоит в том, что судьи оказались лишенными еще и тех финансовых условий, которые существовали ранее. Так, предложенный ГСА перерасчет судейского вознаграждения в связи с законодательными изменениями не был учтен Министерством финансов при подготовке окончательного варианта Госбюджета. В итоге на премии и доплаты представителям Фемиды в большинстве случаев рассчитывать не приходится. Более того, свой «фокус» показала и налоговая. С этого года, в связи с принятием Налогового кодекса, суммы ежемесячного денежного содержания судей, у которых есть право на отставку, но которые продолжают работать в должности судьи, облагаются налогом. ГНАУ в своем письме за подписью зампредседателя ГНС Сергея Лекаря от 2 марта 2011 г. ?2689/5/170716 разъяснила: суммы ежемесячного денежного содержания работающего судьи включаются в его общий месячный налогооблагаемый доход, облагаемый по ставке, установленной п. 167.1 ст. 167 НК (ставка налогообложения – 15%, а если зарплата больше 9410 грн., 17%).


Поэтому необходимо на уровне закона прописать, что за ежемесячным денежным содержанием судей должен остаться статус необлагаемой выплаты, поскольку по своему экономическому содержанию она близка к пенсионному обеспечению.

 

Еще одна проблема – невыплата выходного пособия судьям, ушедшим в отставку в 2010 г. Причина та же, что и во всех остальных случаях – отсутствие средств у государства. Как отметил председатель Совета судей хозяйственных судов Александр Удовиченко, «на сегодняшний день существует задолженность по выплате выходного пособия судьям, которые ушли в отставку в конце прошлого года. Они до сих пор ждут его выплаты. Это установленный факт, на который мы будет реагировать».

 

Проверка без полномочий


Решением КСУ от 11 марта 2011 г. положения ч. 3 ст. 25 ЗУ «О Высшем совете юстиции», касающиеся права ВСЮ истребовать копии судебных дел, рассмотрение которых не закончено, было признано неконституционным и охарактеризовано как вмешательство в правосудие. Вместе с тем, как отмечают члены ВСЮ, без возможности проанализировать материалы невозможно дать объективную оценку действиям судьи.

Все вышесказанное – лишь малая толика проблем, порожденных проведением реформы. Также они могут возникнуть с наполнением профессиональным преподавательским составом Национальной школы судей. Она не подотчетна Министерству образования и науки, молодежи и спорта Украины, на нее не распространяются требования законодательства о высшем образовании (в т. ч. это касается и гарантий, предусмотренных для работников вузов). Кто согласится работать в таких условиях – вопрос. Некоторые проблемы связаны и с назначением судей впервые: весьма неутешительной является картина приема документов кандидатов.

Решение этих проблем путем внесения изменений в законодательство и конституционной реформы вполне реально. А если при этом учтут и необходимость выделения средств для того, чтобы судебная система могла работать, ситуация будет близка к идеальной. Однако инициаторам реформы стоит учесть и то, что теперь им придется бороться также с разочарованием, охватившим судейские ряды по итогам первого ее этапа. Насколько это им удастся, покажет время.

Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

 

**Комментарии**

 

Председатель Комитета ВР по вопросам правосудия Сергей Кивалов:

– На следующем заседании Комитета мы будем рассматривать вопрос, связанный с внесением изменений в ЗУ «О судоустройстве и статусе судей». Есть несколько предложений. Мы будем предлагать ВР изменить переходные положения, связанные с судейским вознаграждением, которые были приостановлены. Мы видим, что заработная плата судей сегодня меньше, чем была, и поэтому будем вносить соответствующие изменения и голосовать на следующем заседании для того, чтобы снять эти ограничения. Как предлагал Президент Украины, что судья должен получать около 14 тыс. грн., так и должно быть в действительности. Государству всегда не хватает средств, но судья сегодня не может получать копейки. Мы должны улучшать ситуацию, должен работать закон диалектики развития общества, в том числе и финансовая обеспеченность судьи должна быть лучше и лучше. А выходит, что мы убрали надбавки, а финансовое положение судьи стало хуже. Нужно попросить депутатов, членов Комитета от оппозиции, чтобы они поддержали тот законопроект, который сразу после майских праздников вновь будет вынесен на рассмотрение, – «О судебном сборе». Если мы разрешим законодательно этот вопрос, не нужно будет ходить и выпрашивать средства – их источники будут законодательно закреплены.


Председатель Высшего совета юстиции Владимир Колесниченко:

– Я выписываю поручение члену ВСЮ провести проверку. Он едет на место, в суд, чтобы ознакомиться с материалами дела, относительно которого возникли замечания, выписывает себе их на листочек, возвращается и говорит остальным членам ВСЮ: «Поверьте мне на слово», не имея на руках никаких документов. Даже справку о движении дела он истребовать не может. Хочу подчеркнуть, что после решения КСУ резко увеличилось количество жалоб в ВСЮ на действия судей. Потому что право истребовать дело было вроде как превентивной мерой: судья не допускал нарушений, зная об угрозе проверки с нашей стороны. Сейчас ситуация такая, что нас лишили права, но и не определили ответственный орган. ЕСПЧ недавно указал, что в Украине отсутствует орган, который мог бы контролировать разумные сроки рассмотрения дел. Сейчас и у ВСЮ забрали такие полномочия, то есть существует пробел в принципе. Думаю, эти детали, о которых я говорю, нужно учесть и законодательно урегулировать.

 

Председатель ГСА Украины Руслан Кирилюк:

– ГСА рассматривает обеспечение работы автоматизированной системы документооборота как одно из наиболее важных направлений своей работы. На сегодня мы прилагаем максимум усилий, чтобы АСД работала. И, несмотря на отсутствие финансирования, ее стандартная версия функционирует практически во всех судах, за исключением единичных случаев. Сложность ситуации в том, что на сегодня Государственным бюджетом вообще не предусмотрено расходов на обеспечение функционирования этой системы. Если в прошлом году Законом о Госбюджете были предусмотрены централизованные расходы на поддержание работоспособности программного обеспечения АСД и ЕГРСР, то на сегодня Госбюджетом на обеспечение выполнения соответствующих функций ГСА средства отсутствуют.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Юрист – больше не профессия: что предлагают реформаторы (видео)
Новости онлайн