Когда ожидать начала реформы уголовного процесса

09:46, 16 мая 2011
Газета: 86
Обсуждение необходимости реформирования уголовного процесса происходит не один год. Впрочем, пока далее...
Когда ожидать начала реформы уголовного процесса

Обсуждение необходимости реформирования уголовного процесса происходит не один год. Впрочем, пока далее дебатов дело не идет. На сегодня они происходят вокруг двух проектов Уголовно-процессуального кодекса: авторства народного депутата Украины Владимира Мойсика и разработанного Национальной комиссией по укреплению демократии и утверждению верховенства права, который уже два года находится на рассмотрении в Минюсте. Проблема заключается и в неосведомленности широкой общественности о содержании этих документов. На последнем заседании Комитета ВР по вопросам правосудия 20 апреля его членам прямо из Администрации Президента поступил проект нового УПК. В начале заседания он был роздан всем депутатам, чтобы они могли определиться со своими замечаниями. Однако документ был моментально изъят из раздаточных материалов. Примечательно также и то, что депутаты отклоняют многие инициативы о внесении изменений в УПК до принятия его новой редакции, поскольку «латать» устаревший законодательный акт больше нет смысла.

Впрочем, работа по подготовке предложений по внесению изменений в УПК продолжается. Так, 11 мая в помещении Высшего административного суда Украины состоялось очередное заседание рабочей группы по подготовке предложений по внесению изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Украины. Напомним, что рабочая группа, в состав которой вошли зампредседателя Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел Станислав Мищенко и судья ВССУ Наталья Квасневская, готовит предложения относительно определения юрисдикции дел, предметом обжалования в которых являются решения, действия или бездействие органов дознания, следствия и прокуратуры. Участники заседания обсудили основные положения подготовленного проекта ЗУ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Украины» (относительно рассмотрения некоторых категорий дел) и рассмотрели новые предложения для его усовершенствования. Окончательный вариант проекта будет рассмотрен на очередном заседании 16 мая.

Каким будет результат работы по усовершенствованию Уголовного процесса, покажет время, однако все говорит о необходимости как можно более срочно урегулировать проблему. Сегодня волокита с рассмотрением уголовных дел обрела угрожающий для международного имиджа страны характер. Высока вероятность, что Европейский суд применит процедуру пилотного решения и к этой категории дел, по которым судебное разбирательство превысило все разумные сроки, поскольку фактически сейчас они направляются правительству по сокращенной процедуре – в порядке 14 Протокола. То есть ЕСПЧ уведомляет правительство, что определенное дело находится на его рассмотрении, указывает, что оно принадлежит к категории споров, относительно которых существует устоявшаяся практика суда, и правительство может не подавать свои комментарии. Многие вопросы судам просто придется взять в свои руки – рассчитывать на содействие прокуратуры и следствия в вопросах борьбы с проблемой превышения разумных сроков рассмотрения уголовных дел во многих случаях не приходится. Скорее, наоборот – как отмечают судьи, падает качество проведения досудебного следствия, из-за чего им приходится брать на себя не свойственные для Фемиды в уголовном процессе функции.

Очевидно, что реформа процесса должна коснуться и института адвокатуры. Нередки случаи, когда адвокат, как и прокурор, игнорирует свои обязанности и не является на судебное разбирательство. С другой стороны, требует решения проблема обеспечения беспрепятственного и своевременного доступа адвоката к защите.

Однако основной на сегодня все же является проблема соблюдения сроков содержания под стражей при рассмотрении уголовных дел. В некоторых случаях, как известно, такое содержание является необоснованным, либо же суд выносит решение о его продлении без наличия объективных причин, фактически идя на поводу у органов следствия и прокуратуры. Эта проблема также заинтересовала Уполномоченного ВР по правам человека, Секретариат которой в ходе проверки Киевского СИЗО обнаружил, что некоторые лица, пока дело числится за судом, находятся под стражей более четырех лет. «Под прицел» попали районные, горрайонные, а также апелляционные суды Киева и Киевской области, однако этот вопрос касается всей судебной системы. Как отметил Станислав Мищенко, «на выходе новый проект УПК – посмотрите на него внимательно, потому что будет еще больше проблем, если мы не успеем исправить ситуацию». Также он подчеркнул, что Украина практически каждую неделю получает решения ЕПСЧ, в которых ставится вопрос об ответственности государства за то, что лица содержатся под стражей вне всяких разумных сроков. Этот момент, безусловно, негативно влияет на имидж нашей страны и не способствует поднятию авторитета как государственной власти, так и судебной системы.

По мнению представителей высших органов государственной власти, сегодня ничто не обязывает наши суды направлять дело на дополнительное расследование, а не просто рассмотреть его и вынести решение. Судам следует твердо стоять на собственной точке зрения в ходе общения с органами следствия и прокуратуры, а также более ответственно подходить к вопросу о применении меры пресечения и возможности ее изменения.

Как бы то ни было, эти вопросы связаны с другими структурами, которые обеспечивают деятельность судов, и необходимо ставить вопрос не только об информировании о плачевной ситуации, но и о разработке соответствующих конструктивных предложений со стороны самих судов. Вот некоторые из них, озвученные руководством судов киевского региона: составить график рассмотрения дел; график доставки подсудимых (судам области выдают подсудимых в последнюю очередь: сначала Апелляционному суду Киева, столичным райсудам); искать взаимопонимание с департаментом выполнения наказаний, конвойной службой относительно своевременной доставки; использовать механизм вынесения отдельных определений (постановлений) в отношении лиц, которые не выполняют постановления, поручения суда; решить вопрос об обязательном предоставлении переводчика со стороны государства; упразднить институт народных заседателей; информировать ГСА об отсутствии необходимых условий; инициировать вопрос об изменении законодательства в аспекте невозможности перевода судьи в вышестоящий суд до момента рассмотрения ним сложных уголовных дел.

 Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

 

**Комментарии**

 

Антон Чернушенко, председатель Апелляционного суда Киева:

– В Апелляционном суде Киева регулярно проводятся совещания с руководством столичных райсудов, в ходе которого мы обсуждаем информацию, поступающую из следственного изолятора. В апелляционных судах меньше проблем, чем в районных. Основное внимание сегодня, конечно, стоит направить на суды первой инстанции, поскольку судебная реформа не решила их проблем, а, наоборот, усложнила ситуацию. От многих председателей райсудов мы слышим о проблемах с рассмотрением по первой инстанции уголовных дел, которые раньше рассматривали апелляционные суды. Это только начало. Ситуация значительно усложнится через год-два, и мы в этом убедимся. Мы должны сегодня делать выводы.

Нужно применить целый ряд мер, чтобы разгрузить местные суды. Нормальная ли это ситуация, что на сегодняшний день районные общие суды продолжают рассматривать дела в порядке КАСУ? Зачем тогда создавались окружные админсуды? Почему все изменения, которые были внесены в процессуальное законодательство еще в декабре 2008 г., до этого времени действуют, и райсуды, имея такую огромную нагрузку, продолжают рассматривать дела в порядке КАСУ? Почему никто до этого времени не обратился по этому поводу в КСУ?

Посмотрите, какая сложилась ситуация. Пусть только попробует судья райсуда не избрать меру пресечения – сколько он услышит от прокурора, следователей, оперативных работников! У нас на сегодняшний день уже сложилась тенденция, что органы досудебного следствия прямо заявляют: если лицо не будет находиться под стражей, мы не будем расследовать дело, вы нам не дадите такой возможности. Поэтому мы и дошли до такого катастрофического состояния, когда всех подряд содержат в следственном изоляторе. Почему в представлении Уполномоченного отсутствует анализ, сколько там убийц или грабителей, а сколько других лиц, которых можно было не содержать под стражей, – женщин, несовершеннолетних? Наполовину можно сократить количество лиц, которые на сегодня удерживаются в СИЗО. Элементарно можно это сделать, если закон в этой части будет выполняться. Более того, есть даже такие плачевные примеры, когда апелляционный суд, видя, что нет оснований содержать лицо под стражей, удовлетворяет апелляцию, освобождает лицо из-под стражи, выбирает меру пресечения в виде подписки о невыезде, это лицо увозят, сразу же переквалифицируют или добавляют какой-то эпизод и снова подаются материалы о содержании его под стражей. Почему этим фактам не дается оценка, в том числе Уполномоченным? Существуют отдельные недостатки, которые сами суды могут исправить, но райсудам я сочувствую и думаю, что мы должны беспокоиться, прежде всего, о них.

 

Людмила Саранюк, председатель Ирпенского горсуда Киевской области:

– Мы собрали совещание при участии представителей прокуратуры, милиции и попросили о содействии в работе. Кажется, появилось какое-то понимание. Может быть, коллеги помнят, что в свое время у нас действительно была хоть какая-то помощь со стороны следствия, они сопровождали «свое» дело до вынесения приговора, а иногда и до его выполнения. Сейчас их этот вопрос практически не интересует, то есть мы остались один на один со своими проблемами. Что касается доставки, в Ирпенском МВС СИЗО вообще отсутствует. И точно так же подсудимых привозят в 3–4 часа дня, поскольку нет бензина и пр. В райсудах Киева, наверное, проще, потому что СИЗО на территории Киева. На мой взгляд, многое зависит от самоорганизованности судьи. Если я хочу рассмотреть дело, я его рассмотрю, что бы ни произошло.

 

Владимир Химич, председатель Днепровского райсуда Киева:

– Одной из причин длительного рассмотрения уголовных дел, безусловно, является качество следствия. Отдельная проблема – наличие СИЗО. С доставкой подсудимых как в Киеве, так и в Киевской области необходимо что-то решать. «Пропускная возможность» судов также небольшая. Поскольку у нашего суда два помещения, мы можем доставить 13 лиц в одно, и 12 в другое. Но не все суды имеют такую возможность. Важным вопросом является обеспечение выполнения поручений судов, поскольку соответствующие следственные органы и органы дознания иногда относятся к ним не совсем добросовестно.

Хотел бы также акцентировать внимание на проблеме перевода судей, которые не закончили рассмотрение дела, в другие судебные инстанции. Когда судебный процесс доходит практически до дебатов, я занимаю позицию, что рассмотрение необходимо завершить. Согласен с коллегами, что можно было бы на квалификационной комиссии поставить вопрос о том, чтобы отложить вопрос до момента, пока судья закончит рассмотрение сложных дел. У нас была ситуация, когда перевелся судья, после которого осталось 40 уголовных дел, и мы были вынуждены вновь их запускать на автоматизированное распределение.

 

Василий Бородий, председатель Подольского райсуда Киева:

– Раньше к нам доставляли всего 7 подсудимых, теперь – 13. Мне пришлось вступить в конфликт с начальником СИЗО относительно доставок. Лично я выношу отдельные постановления по поводу невыполнения поручений суда. Что же происходит? Одна машина загружается с утра для трех учреждений: для Шевченковского райсуда Киева – 13 подсудимых, для Генеральной прокуратуры Украины – на допрос и для Подольского суда. Каждую вторую и четвертую среду доставка не осуществляется из-за учений. На все вопросы относительно причин недоставки конвойная служба сообщает об отсутствии машин, неукомплектованности штата и пр.

Мои предложения: начальники территориальный управлений должны прочувствовать ответственность за исполнение приводов. Плюс надо поставить вопрос о необходимости отмены института народных заседателей в уголовном процессе, установить количественную норму дел для судьи – судья не может иметь в производстве одновременно 80 дел.

 

Инна Отрош, председатель Печерского райсуда Киева:

– Я соглашаюсь с коллегами по поводу качества досудебного следствия – иногда оно «хромает». Негативно также сказывается практика, когда судья вынужден «подгонять» следствие, чтобы оно выполняло постановления о приводе. Еще одна существенная проблема – отыскать переводчика.

У нас на сегодня 32 работающих судьи, 33-тий – в декретном отпуске. В уголовной коллегии 5 судей, избранных бессрочно, 3 – на первом назначении, стаж у них приблизительно до полугода. Двое судей по решению собрания суда рассматривают, если увеличивается нагрузка, и гражданские дела, и могут быть включены при автоматическом распределении в уголовную коллегию. Учитывая такой количественный состав уголовной коллегии, у нас нагрузка относительно небольшая. Почему же тогда дела рассматриваются с превышением сроков? Это проблема конвоя. Печерский суд находится, если не считать Шевченковского, ближе всех к СИЗО. Но если думаете, что у нас другая ситуация, вы ошибаетесь. Судья не может своевременно рассмотреть дело, поскольку доставка из СИЗО осуществляется к 14.00, а в 17.00 конвойная служба уже забирает подсудимых. Иногда приходится просто не ставить печать, необходимую для обратной отправки, и конвой вынужден ждать. Таким образом, бывает, мы заканчиваем рассматривать дело в 20.00.

Что касается народных заседателей – оцените нашу ситуацию. Печерский район небольшой, количество жителей также небольшое, и мы ограничены этими рамками. Есть список заседателей из 9 лиц, утвержденный райсоветом по представлению председателя суда в 2009 г. На сегодня в Киеве райсоветы упразднены. Кто должен решать вопрос, например, об увеличении их числа? Кроме того, в состав заседателей входят обычно лица пожилого возраста. Им нетрудно прийти послушать гражданское дело на 10–15 минут, но вникнуть в сложное уголовное дело для них непросто, и иногда приходится просить их об этом.

 

Елена Мелешак, зампредседателя Шевченковского райсуда Киева:

– Законом не предусмотрено, чтобы председатель или его заместитель вмешивался в процесс перевода судьи в другой суд. Поэтому о переводе некоторых судей нашего суда мы узнавали уже из информации на сайте ВККС. Дела, оставшиеся после них, пришлось передать другим судьям, что, конечно, усложнило ситуацию. За последние три месяца мы проделали достаточно большую работу. Мы обратились практически ко всем соответствующим учреждениям с теми проблемами, которые возникали в работе Шевченковского райсуда. У нас сейчас отсутствует 30% состава суда. Работает только 7 судей, которые избраны бессрочно – это достаточно непросто. Возможно, в течение 3–4 месяцев состав будет пополнен благодаря усилиям ВККС, но где размещать этих судей? Нам дали новое помещение, там идет ремонт. Однако ГСА пока не сделала ни единого шага в этом направлении, поэтому говорить о перемещении части судей пока рано.

Что касается наших шагов по улучшению ситуации, мы организовали встречу с руководством конвойного полка и СИЗО, и получили две среды, по которым нам доставляют подсудимых. У нас сложная ситуация: 7 лиц, содержащихся под стражей по одному делу, по другим – 5 и 6. В целом имеем доставку 12 лиц. Если мы будем рассматривать одно дело, а в нем 787 томов, где только обвинительное заключение необходимо оглашать месяц, другие судьи не смогут рассматривать уголовные дела. Поэтому мы и «забрали» эти две среды под рассмотрение дел. Кроме того, мы обратились с предложением, чтобы доставку содержащихся под стражей лиц к нам осуществляла конвойная служба, подчиненная внутренним войскам МВС. Это даст возможность осуществлять своевременную доставку в другие суды, а мы сможем получать подсудимых не в полтретьего, а в 9–10 утра.

Также на собрании судей было принято решение исключить судей уголовной коллегии из графика дежурств по рассмотрению представлений органов досудебного следствия, что позволяет увеличить время для рассмотрения уголовных дел. На собрании определены судьи из гражданской коллегии для рассмотрения жалоб на действия следователя и прокурора в порядке, установленном гл. 22 УПК. Кроме того, за судьями уголовной коллегии закреплены залы судебных заседаний, чтобы на урегулирование этого вопроса не затрачивалось ценное время.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Что делали судьи Кировского райсуда Днепра в кабинете Назара Холодницкого
Новости онлайн