Александр Беклешов — генерал-прокурор, которого погубила собственная честность

11:42, 16 мая 2011
Газета: 86
Александр Андреевич Беклешов (1743
Александр Беклешов — генерал-прокурор, которого погубила собственная честность

Александр Андреевич Беклешов (1743 – 1808) – российский государственный и военный деятель, генерал от инфантерии, губернатор Риги, генерал-губернатор Москвы, дважды занимал должность генерал-прокурора (при Павле І и Александре І)

 

Александр Андреевич Беклешов родился 1 марта 1743 г. Он принадлежал к старинному дворянскому роду, начало которому положил Семен Беклешов, служивший еще при первом Романове. В 13-летнем возрасте Александр поступил в Сухопутный кадетский корпус, где получил блестящее образование. Он знал несколько иностранных языков, питал склонность к науке, истории, литературе. В 18 лет Александр стал сержантом, через два года – подпоручиком. С 1769 г. он служил в лейб-гвардии Преображенском полку. Молодой офицер принимал участие в русско-турецкой войне – сражался на море под командованием графа А. Г. Орлова, в частности, в знаменитой морской битве в Чесменской бухте (26 июня 1770 г).

На военной службе А. А. Беклешов оставался до 1783 г. и достиг чина генерал-майора. Затем Екатерина II назначила его губернатором Риги, где за шесть лет он провел немало полезных мероприятий и завоевал любовь населения. В 1789 г. Александр Андреевич получил чин генерал-поручика и новое назначение – генерал-губернатора Орловского и Курского наместничества. Здесь он прослужил еще шесть лет, получив за труды орден Св. Александра Невского.

7 июля 1799 г. Беклешов был назначен генерал-прокурором и получил очередную награду – орден Св. Иоанна Иерусалимского. К сожалению, занимал он высший прокурорский пост чуть более полугода. Хотя это назначение и воспринималось при дворе положительно, недоброжелателей у Беклешова было достаточно. По свидетельству современников, он был человеком светлого ума, отличался безукоризненной честностью и правдивостью, но был несдержан в словах и отзывах, «не умея укрощать пылкого своего нрава». В своих «Записках» русский поэт, баснописец и государственный деятель И. И. Дмитриев писал, что Беклешов, не имея опыта предшественников, был в то же время очень трудолюбив. Он охотно и терпеливо выслушивал доклады и объяснения обер-прокуроров и почти всегда утверждал их заключения. Другой видный сановник, М. М. Сперанский, работавший с четырьмя генерал-прокурорами павловского времени, писал: «Беклешов был их всех умнее, но и всех несчастнее – ему ничего не удавалось».

2 февраля 1800 г. Павел І неожиданно уволил Беклешова не только с должности генерал-прокурора, но и со службы вовсе. Вот что писал по этому поводу барон Гейкинг: «Выбор нового генерал-прокурора повсюду был встречен с удовольствием. Находясь в Петербурге, я познакомился с ним только поверхностно, однако был рад его назначению, будучи убежден, что он пойдет прямою дорогою. Вдруг о Беклешове стали поговаривать в неблагоприятном смысле, а так как он показывал, что не обращает на это внимания, опала его была решена. Стали делать ему тысячи неприятностей, и так как он, кроме того, осмелился противоречить государю по поводу судебных решений, его стали попрекать в учительском тоне, в тяжеловесном и неприятном ведении дел».

Вступивший на престол Александр I вновь призвал А. А. Беклешова на службу и вернул ему пост генерал-прокурора (16 марта 1801 г.), который тот занимал вплоть до образования министерств (8 сентября 1802 г). В день коронования Александра I Беклешов получил орден Св. Андрея Первозванного. По мнению Г. Р. Державина, именно Беклешов вместе с Трощинским, бывшим в то время статс-секретарем, и Воронцовым в первый год царствования молодого императора имели на него наибольшее влияние и «ворочали государством».

После образования министерств А. А. Беклешов остался не у дел, так как от предложенной должности министра юстиции и генерал-прокурора отказался, считая, что их функции значительно сократились. До апреля 1804 г. он не служил, а затем был назначен генерал-губернатором Москвы. Спустя два года по состоянию здоровья он оставил и эту должность. Александр I пожаловал ему алмазный знак ордена Св. Андрея Первозванного.

Александр Андреевич не был женат, однако имел приемного сына Алексея, погибшего в 22-летнем возрасте во время Отечественной войны 1812 г. Умер А. Беклешов в Риге в 1808 г.

 

**Инфосправка**

 

Павел I – Беклешову: «Ты да я, да мы с тобой…»

 

Вступивший на престол Павел I беспрестанно переводил А. А. Беклешова с одной должности на другую – он был каменец-подольским и малороссийским генерал-губернатором, киевским военным губернатором, шефом Киевского гренадерского полка и инспектором украинской дивизии. Император пожаловал ему воинский чин генерала от инфантерии и гражданский – действительного тайного советника. 7 июня 1799 г. Павел I зачислил А. Беклешова в свою свиту и ввел в Совет при высочайшем дворе. Биограф Беклешова В. С. Иконников писал: «Частые перемещения не были участью одного Беклешова... Подобная судьба постигала тогда многих: награды и опалы, повышения и удаления быстро чередовали друг друга и часто казались необъяснимыми даже для лиц, близко стоящих к среде, окружающей императора».

7 июля 1799 г. А. Беклешов был назначен генерал-прокурором. Во время назначения император сказал ему: «Ты да я, я да ты, вперед мы одни будем дела делать», фактически признавая генерал-прокурора вторым лицом в государстве – в поле его зрения были тогда административные, судебные, военные, финансовые, хозяйственные и прочие дела. Но несмотря на солидный вексель доверия, выданный монархом, А. Беклешов занимал высший прокурорский пост лишь чуть более полугода. По мнению М. М. Сперанского, причина этого заключалась в том, что Беклешов «мало уважал требования случайных людей при дворе и потому часто бывал с ними в размолвке».

 

**Отзывы современников**

 

«Не терпел, чтобы его агенты вели публичный торг правосудием…»

 

Князь Адам Чарторыйский (министр иностранных дел России в 1804–1806 гг.) писал о Беклешове: «Между тем одна из важнейших должностей государства – генерал-прокурора сената, которому подчинены были тогда все административные дела империи – внутренние, юстиции, финансы и полиция, – была вакантна после удаления одного из Павловских фаворитов, который ее занимал (Петр Хрисанфович Обольянинов). Александр, счастливо вдохновленный, остановил свой выбор для замещения этой должности на генерале Беклешове, который в это время находился под руками, будучи вызван в Петербург императором Павлом, желавшим, быть может, предоставить ему это место. Это был русский старого закала, по внешним приемам человек грубый и резкий, не говоривший или едва понимавший по-французски, но который под этой суровой внешностью обнаруживал твердость и прямоту и обладал отзывчивым к нуждам ближних сердцем. Общественное мнение создало ему репутацию благородного человека, которую он сохранил даже во время своего управления (в качестве генерал-губернатора) польскими юго-западными губерниями. Здесь он выказал себя человеком справедливым по отношению к подвластному ему населению и строгим по отношению к своим подчиненным, преследуя сколько возможно воровство, взяточничество и злоупотребления. Он не терпел, чтобы его агенты вели публичный торг правосудием, и вышел чистым и безупречным из этого испытания, заслужив признательность населения провинции. Это труднейшее испытание, какому только может быть подвержен представитель высшей русской администрации, и не так легко указать много подобных примеров.

Совершенно не знакомый с вопросами внешней политики, но изучивший в совершенстве многочисленные указы и знавший все тонкости административной рутины русского правительства, генерал Беклешов умело пользовался своею властью, проводя начала справедливости в применении правосудия. Он был в отсутствии и не принимал никакого участия в заговоре. Александр откровенно жаловался ему на свое тягостное положение около Палена. Беклешов отвечал государю со свойственной ему резкостью, выражая совершенное недоумение при мысли, что самодержец российский на что-то жалуется и не решается выказать своей воли. «Когда мне досаждают мухи», сказал он государю: «которые жужжат у меня под носом, я их прогоняю». Император тут же подписал указ, в котором Палену повелевалось немедленно оставить Петербург и выехать в свои поместья. Беклешов, бывший с ним, как в прежние времена, так и теперь, в дружественных отношениях, в качестве генерал-прокурора взялся вручить ему указ вместе с повелением выехать из столицы в 24 часа. На следующий день рано утром Беклешов явился к Палену, разбудил его и передал волю императора. Последний повиновался».

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
С какими проблемами столкнется Общественный совет добропорядочности осенью
Фото
Видео
Новости онлайн