Кто останется в Верховном Суде?

09:47, 23 мая 2011
Газета: 87
Наиболее дискуссионным моментом судебной реформы стали изменения, коснувшиеся Верховного Суда Украины. И...
Кто останется в Верховном Суде?

Наиболее дискуссионным моментом судебной реформы стали изменения, коснувшиеся Верховного Суда Украины. И вот с весны 2010 г. Верховному Суду «нет покоя» – кардинальным образом изменились его полномочия, количественный состав за считанные месяцы сократился практически вдвое. Были упразднены палаты, и ВСУ стал выносить решения «коллективно».

Некоторые его судьи активно высказывались против таких преобразований, другие – против своего председателя, из-за которого, по их мнению, они и произошли. Стоит вспомнить хотя бы слова, сказанные главой бывшей судебной палаты ВСУ по административным спорам Виктором Кривенко: «Думаю, что именно те действия, которые совершало наше руководство на протяжении последних лет, привели к такому плачевному состоянию ВСУ».

Как бы там ни было, но и инициаторы судебной реформы, и сами служители Фемиды понимали: Закон о судоустройстве и статусе судей еще не поставил окончательную точку в судьбе Верховного Суда. На прошлой неделе стало понятно, что реформирование ВСУ завершится при помощи законопроекта «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно совершенствования работы Верховного Суда Украины» (рег. ?7447). Примечательно, что положения проекта, подготовленного ко второму чтению, значительно отличаются от тех, которые были предложены его автором, народным депутатом Дмитрием Притыкой изначально. Но самое главное – в очередной раз поменялись условия радикального сокращения штата судей ВСУ. Кто в итоге останется работать в Верховном Суде, анализировала «Судебно-юридическая газета».           

            332 поправки за три часа

 

Для начала стоит сказать, что динамика рассмотрения законопроекта ?7447 достаточно неоднозначна. Зарегистрирован он был еще 9 декабря 2010 г. Вариант, принятый парламентом 26 января за основу, содержал положения относительно возобновления судебных палат ВСУ, расширения его полномочий путем предоставления права пересматривать решения судов (суда) кассационной инстанции не только в случае неправильного применения материального права, но и в случае нарушения отдельных процессуальных норм. Потом законопроект завис в воздухе. Профильный Комитет ВР по вопросам правосудия несколько раз переносил его рассмотрение, в отдельных случаях обосновывая это тем, что свои предложения еще не внес глава ВСУ Василий Онопенко. При этом заинтересованность в принятии законопроекта высказывала и Европа. В ходе встречи с содокладчиком Мониторингового комитета ПАСЕ Мариеттой де Пурбе-Лундин глава профильного Комитета ВР Сергей Кивалов сообщил, что в документе собираются учесть 80% замечаний Венецианской комиссии. Насколько замечания были учтены – другой вопрос, однако ко второму чтению Комитет ВР явно готовился в спешке.

Текст документа (точнее, сравнительная таблица) многим членам Комитета, как и присутствующим на заседании 18 мая судьям Верховного Суда Украины, попал в руки за 10 минут до начала обсуждения. Пребывавшие до этого в веселом расположении духа, представители ВСУ сразу же активно приступили к изучению, однако осилить за такое короткое время 76 страниц (332 поправки) оказалось для них непросто. Как стало известно, окончательный вариант, кардинально отличающийся от изначальной концепции проекта, обсуждался на заседании подкомитета 11 мая 2011 г., однако, как отметила секретарь Комитета Анжелика Лабунская, ей и многим другим депутатам ничего об этом известно не было. В ответ народный депутат Владимир Пилипенко (который, к слову, предлагал оставить в ВСУ 44 судей, но его поправка была отклонена) подчеркнул, что «если кто-то не был на подкомитете, это его проблема. Я лично подписывал решение». Предложение перенести рассмотрение Комитет большинством голосов отклонил.

Сам процесс обсуждения поправок значительно ускорился, когда зал заседания покинули депутаты Юрий Кармазин, Сергей Соболев и Елена Шустик, и члены Комитета «уложились» в три часа. Замечания, высказываемые г-ном Кривенко и г-ном Пилипчуком, принимались во внимание далеко не всегда. В частности, не было поддержано «раздельное» избрание 20 судей – по 5 от каждой специализации. То есть такой состав может быть сформирован из судей, допустим, двух (в прошлом) палат – административной и уголовной. Сами палаты возобновлены не будут. Как и сейчас, ВСУ будет рассматривать дела всем составом. Не пришлось по вкусу Комитету и предложение представителей ВСУ относительно предоставления права пересматривать дела в случае неодинакового применения не только материальных, но и процессуальных норм хотя бы в уголовных делах. Примечательно, что свою поправку относительно возможного увеличения числа судей с 20 до 24 С. Кивалов отозвал сам. Все попытки команды Василия Онопенко доказать, что 48 судей – лучший вариант и «рабочее число» («не нужно было бы и «кастинг» проводить») успеха не имели.

Однако законопроект «с пылу с жару» парламент не воспринял. Вернее, отправил Комитету на доработку. Вот что сказал председательствующий на пленарном заседании 19 мая Адам Мартынюк: «Законопроект направляется на повторное второе чтение. Но я прошу, уважаемые коллеги, по профильному Комитету учесть нюансы, которые там есть, прислушаться и к мнению Верховного Суда, и к предложениям народных депутатов». Таким образом, каким все-таки будут полномочия ВСУ, станет известно лишь в ходе пленарной недели 31 мая – 3 июня.

 

Кому быть, а кому – уходить?

 

Так или иначе, если законопроект ?7447 будет принят, может возникнуть и глобальный теоретический вопрос: может ли судья, не отправляющий правосудие, называться судьей? Кроме того, возникает другой, не менее спорный момент. Отбор будет проводить Высшая квалифкомиссия судей Украины. Двое ее членов – судьи Верховного Суда (Игорь Самсин, который, к тому же, является председателем Комиссии, и Николай Пинчук). Будут ли они принимать участие в конкурсе и каким образом? Возможно, они смогут уйти от проблемы, допустим, путем самоотвода при обсуждении и принятии решения ВККС.

Итак, отбор будет проведен на основании таких критериев: непрерывный стаж работы непосредственно в должности судьи Верховного Суда; стаж работы в должности судьи первой инстанции; стаж работы в должности судьи апелляционной инстанции; стаж работы в должности судьи высшего специализированного суда; стаж научной и преподавательской работы и ее результаты; наличие ученой степени и ученого звания; наличие публикаций научно-практического содержания. От предложенных в первоначальном варианте критериев учета периода пребывания на админдолжностях и на должностях в органах судейского самоуправления в итоге отказались. Решение относительно судей ВСУ принимаются ВККС на ее заседании, о проведении которого за три дня сообщается соответствующему судье, отсутствие которого не является препятствием для рассмотрения вопроса. В течение 30 дней со дня принятия ВККС такого решения судьи, которые в соответствии с установленными критериями не могут быть оставлены в должностях, с их согласия подлежат переводу в другие суды. Отметим, что законодатели отчего-то забыли предусмотреть в проекте соответствующие изменения к ЗУ «О судоустройстве и статусе судей» относительно расширения полномочий ВККС.

За судьями, которые не прошли «кастинг» и не решились перевестись в другие суды, сохраняется статус и должностной оклад до дня их увольнения. Они не будут участвовать в рассмотрении дел, не смогут входить в состав Пленума Верховного Суда Украины, и будут осуществлять лишь полномочия, предусмотренные п. 3 ч. 1 ст. 40 Закона о судоустройстве и статусе судей, т. е. «анализировать судебную практику, вносить предложения по совершенствованию законодательства и его применения». Примечательно, что судьям ВСУ, находящимся на административных должностях, т. е. г-ну Онопенко и его заму Анатолию Яреме не предоставляется вследствие этого каких-либо преимуществ относительно оставления в должности судьи Верховного Суда, поэтому не факт, что они останутся работать в ВСУ (см. Таблицу; учитывая, что о скорой отставке одного из «долгожителей» ВСУ Петра Пилипчука говорят уже почти год, мы включили в список 21 судью).

Если посмотреть на вопрос в ином ключе и предположить, что в ВСУ останутся те, кто ратовал за отставку своего председателя и решился подписать представление о выражении ему недоверия по причине провала работы по отстаиванию круга полномочий ВСУ при проведении судебной реформы (как было сказано в обосновании), то имена могут расположиться в таком порядке: уже упомянутые Игорь Самсин и Николай Пинчук, Виктор Кривенко, Юрий Титов, Александр Терлецкий, Лилия Григорьева, Николай Гусак, Людмила Охримчук, Виктор Школяров, Виктор Маринченко, Богдан Пошва, Петр Панталиенко, Анатолий Редька, Юрий Сенин, Олег Кривенда, Ярослав Романюк, Николай Короткевич, Александр Прокопенко, Александр Коротких. Итого – 19 судей. Роль двадцатого вполне может выполнить новая фигура. Стоит также упомянуть о том, что в конце 2010 г. несколько судей ВСУ отозвали свои заявления об отставке: Леонид Глос и Марина Клименко, а также Юрий Сенин.

 

Путь к креслу главы ВСУ упростили?

 

Чисто теоретически можно предположить, что председателем после принятия этого закона может остаться В. Онопенко. Во всяком случае, до истечения срока своих полномочий, до которого осталось не так уж много – 4 месяца. Попытка выразить ему недоверие сорвалась, недемократические же методы смены руководства ВСУ западные аналитики могут воспринять негативно. Все это позволит В. Онопенко уйти с должности мирно. Но в дальнейшем, даже если он пройдет организованный ВККС «кастинг», не факт, что он будет осуществлять правосудие. Смирится ли нынешний глава с таким «условным» статусом и отправится ли «изучать практику» – вопрос второстепенный, ведь реальные рычаги управления судебной системой перекочуют к другому лицу.

Куда более интересным представляется другой момент: кто придет на место нынешнего главы. Предполагать, кто возьмет на себя ответственность руководить наивысшим судебным органом далее, было бы смело – очевидно, что в кресло председателя может сесть как человек, работавший ранее в Верховном Суде, так и абсолютно новый персонаж. В предлагаемой редакции законопроекта содержатся изменения к ч. 2 ст. 39 ЗУ «О судоустройстве и статусе судей», согласно которым судьей ВСУ может быть лицо, имеющее стаж работы в должности судьи не менее 15 лет, или лицо, отвечающее требованиям к судье Конституционного Суда Украины (в действующей редакции последняя часть нормы звучит несколько иначе: «или судья Конституционного Суда»). Согласно ст. 16 ЗУ «О Конституционном Суде Украины», судьей КСУ может быть гражданин Украины, который на день назначения достиг сорока лет, имеет высшее юридическое образование, стаж практической, научной или педагогической работы по специальности не менее 10 лет, владеет государственным языком и проживает в Украине в течение последних 20 лет. Под такие критерии подпадает как председатель Комитета по вопросам правосудия, ректор ОНЮА Сергей Кивалов, так и другие, не менее известные люди в сфере права, которым такая поправка открывает путь к должности сначала судьи ВСУ, а впоследствии, возможно, и его главы. Таким образом, все будет зависеть от того, как эту норму воспримут в парламенте.

Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

 

Кто останется в ВСУ по итогам «кастинга»* (по правилам** законопроекта ?7447)

 

Судья             

Дата избрания судьей ВСУ

Непрерывный

стаж работы

судьей ВСУ

Научная, преподават. деятельность, степени и звания

Петр Пилипчук

1983

28 лет

Законотворчество; участие в разработке ЗУ «О судоустройстве Украины»; проекта КПК, КоАП

Николай Пинчук

1985

26 лет

Преподавательская, к.ю.н.

Анатолий Скотарь

1989

22 года

Был членом ВСЮ

Анатолий Ярема

1990

21 год

Член редколлегии журнала «Вестник ВСУ»; входил в состав рабочей группы по подготовке ГПК

Петр Панталиенко

1993

18 лет

Научная деятельность, старший преподаватель Национального университета; был кандидатом на должность судьи КСУ в 1997 г.

Александр Терлецкий

1993

18 лет

Участник Экспертой группы по подготовке ряда междунар. договоров

Николай Балюк

1995

16 лет

Преподаватель Академии судей Украины

Светлана Вус

1995

16 лет

Участие в разработке постановлений Пленума ВСУ

Василий Гуменюк

1995

16 лет

Занимается преподавательской деятельностью;

автор научных трудов и статей

Владимир Заголдный

1995

16 лет

Принимал участие в разработке постановлений Пленума ВСУ

Павел Колесник

1995

16 лет

Был членом ВККС

Валентин Косарев

1995

16 лет

Участие в разработке постановлений Пленума ВСУ

Виктор Кривенко

1995

16 лет

К.ю.н.

Виктор Маринченко

1995

16 лет

Входил в состав Науч.-конс. совета при ВАСУ

Владимир Пивовар

1995

16 лет

Был членом ВККС

Игорь Самсин

1995

16 лет

Глава ВККС, к.ю.н.

Юрий Титов

1995

16 лет

Участие в разработке постановлений Пленума ВСУ

Николай Короткевич

1996

15 лет

Автор постановлений Пленума ВСУ, к.ю.н.

Лилия Григорьева

1997

14 лет

Автор постановлений Пленума ВСУ, ряда публикаций

Юрий Сенин

1997

14 лет

Научная деятельность, входит в состав редколлегии «Вестника ВСУ»

Иван Шицкий

1997

14 лет

Член раб. группы по подготовке ГПК, к.ю.н.

*Как будут считать «рейтинг» Василия Онопенко, предугадать сложно. Дело в том, что судьей ВСУ г-н Онопенко числится с 2002 г. (период работы с 1985 по 1991 считаем как таковой, что был прерван переходом на работу в Министерство юстиции), но реально работать в ВСУ Василий Онопенко стал лишь с 2006 г., до этого занимая должность председателя Комитета ВР по вопросам правовой политики.

**Если в законопроекте уберут норму о приоритете непрерывного стажа работы в ВСУ, то результаты «кастинга» могут быть совершенно иными. Например, судьей ВСУ может остаться Дмитрий Луспеник – автор более 100 научных публикаций, к.ю.н., доцент кафедры гражданского процесса, но ставший судьей ВСУ лишь в 2008 г.

 

 

**Комментарии**


Председатель Верховного Суда Украины Василий Онопенко:

 

– Вопрос относительно состава ВСУ является центральным и чрезвычайно важным. В том, что предложенная редакция законопроекта не соответствует Конституции, думаю, никто не сомневается. По сути, что получается? Судья, который сохраняет статус судьи, не будет допущен к осуществлению правосудия решением ВККС, к функциям которой этот вопрос не относится.

Что касается критериев о наличии научной степени, публикаций и пр., ВСУ рассматривает огромное количество дел, например, гражданская палата – по 150 дел в месяц. Разве могли судьи успевать заниматься научной и преподавательской деятельностью? Но я спокойно к этому отношусь, поскольку убежден, что Президент Украины наложит вето на этот закон. Мы просто забыли о рекомендациях Венецианской комиссии и подставляем страну под удар.

Для нас был бы оптимальный вариант оставить 44–48 судей – тогда не нужно было бы проводить антиконституционный кастинг или предпринимать другие действия. Почему в проект попало число 24? У нас сейчас огромная нагрузка. Сейчас ВССУ только создали, но уже есть 500 заявлений с просьбой о допуске к пересмотру ВСУ. Кроме того, у нас осталось около 5000 дел к рассмотрению по старому закону. Принятие законопроекта в таком виде станет нашей общей серьезной ошибкой. Верховный Суд на сегодня выполняет функции обеспечения единства практики по применению законодательства. Если этого нас лишить, то абсолютно точно можно сказать, что ВСУ будет уничтожен, разные специализированные суды будут принимать разрозненные по содержанию решения. В связи с этим в Европейский суд по правам человека поступит масса жалоб. Вы должны понимать, какую мы берем на себя ответственность. Вот так, в горячке, мы можем «наломать дров». Поэтому мы просим отнестись к этому вопросу вдумчиво.

 

Председатель Комитета ВР Украины по вопросам правосудия Сергей Кивалов:

 

– Это важный, принципиальный законопроект, своими нормами продолжающий судебную реформу, которую Президент Виктор Янукович сдвинул с мертвой точки в прошлом году. Поэтому и внимание к нему повышенное. Ко второму чтению в законопроект было предложено 332 поправки от 150 народных депутатов, что тоже подчеркивает значимость этого документа. На заседании Комитета по вопросам правосудия рассматривались и голосовались все предложения без исключения, подчас прямо противоположные и взаимоисключающие. Членам Комитета приходилось придерживаться золотой середины, и в итоге большинством голосов рекомендовали парламенту принять законопроект во втором чтении. В зале Верховной Рады было принято другое решение, но уже на ближайшей пленарной неделе мы учтем некоторые нюансы и обязательно вернемся к этому вопросу. Судебную реформу необходимо доводить до конца, сделать суд прозрачным и доступным для каждого гражданина. Наверное, никто не сомневается, что в Верховном Суде должны работать наиболее знающие и опытные судьи. И в этом смысле та часть судей, которая будет заниматься обобщением судебной практики, – это компромиссный вариант как раз для того, чтобы не нарушать статью 126 Конституции.

 

Председатель Высшего совета юстиции Владимир Колесниченко:

 

– Думаю, что оптимальный состав для ВСУ – если количество судей будет на уровне 28 человек. Также я сторонник создания палат. Мне кажется, это будет правильным. В проекте много положительных моментов. Это и процедура допуска, и предложенный выход в тех ситуациях, когда допущена судебная ошибка. Недостатки, конечно, есть, но главное, чтобы заработала система, и Верховный Суд, мне кажется, должен стать той инстанцией, которая будет как исправлять ошибки нижестоящих судов, так и препятствовать неодинаковому применению одних и тех же норм права, т. е. обобщать судебную практику. Думаю, у этого законопроекта есть будущее. А вот причины, по которым его отправили на доработку, мне кажется, заключаются в его несколько «сыром» виде, возможно, в редакционных неточностях.

 

Председатель подкомитета по вопросам судоустройства и статуса судей Комитета ВР по вопросам правосудия Дмитрий Шпенов:

 

– Как известно, любая реформа является конфликтной. В этой ситуации законопроектом сильно урезаются полномочия Верховного Суда, и, безусловно, есть недовольные такой перспективой. И сложно сказать, кто прав, а кто не прав. Могу сказать, что на заседании Комитета были серьезные дискуссии по этому поводу, заседание длилось очень долго. Например, члены комитета не могли прийти к общему знаменателю относительно создания палат, полномочий ВСУ при пересмотре дел. Наиболее сильное противостояние было при обсуждении количества судей, остающихся работать в Верховном Суде, и, естественно, при обсуждении порядка и способа их увольнения. Пожалуй, это одно из положений законопроекта, которое вызвало острую дискуссию и в первом, и во втором чтении. Что касается нареканий относительно неконституционности этой части проекта, то мое мнение следующее: норма, которая заставляла принудительно увольнять судей, однозначно нарушает ст. 126 Конституции. На сегодняшний день эта норма немного видоизменена, судей никто не увольняет. Часть судей будет заниматься судебной деятельностью, а часть – вести научную деятельность, что, на мой взгляд, не является нарушением Конституции: судьи не будут напрямую отправлять правосудие, но будут заниматься обобщением судебной практики.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Что делали судьи Кировского райсуда Днепра в кабинете Назара Холодницкого
Новости онлайн