Владимир Химич: «Из реальных рычагов управления районным судом председателю суда оставили только его личный авторитет»

10:18, 23 мая 2011
Газета: 87
Не так давно один из председателей судов в
Владимир Химич: «Из реальных рычагов управления районным судом председателю суда оставили только его личный авторитет»

Не так давно один из председателей судов в интервью нашему изданию сказал: «Жизнь настоящего судьи – это его работа». И действительно, многие судьи, в особенности местных общих судов, чтобы обеспечить своевременное рассмотрение дел, вынуждены работать не только в будни, но и по выходным, когда все остальные отдыхают. Поспособствовала ли улучшению ситуации судебная реформа?

О том, как она отразилась на судах первой инстанции, а также о своем видении путей реформировании уголовного процесса в аспекте проблемы длительного содержания лиц под стражей и не только, «Судебно-юридической газете» рассказал председатель Днепровского районного суда Киева, Заслуженный юрист Украины Владимир Химич.


– Владимир Михайлович, как отразился на местных судах в целом и на деятельности Днепровского райсуда Киева в частности первый этап судебной реформы?

 

– Знаковым во всех смыслах событием стало повсеместное внедрение с начала нынешнего года в судах общей юрисдикции автоматизированной системы документооборота. Это лишает председателя суда полномочий решать, какой именно судья должен рассматривать то или иное дело, которое поступило в суд.


Нововведение, суть которого заключается в автоматизации порядка определения персонального состава суда для разбирательства конкретного дела, конечно, призвано обеспечить справедливое и непредвзятое распределение дел между судьями с учетом уровня загруженности, специализации и требований процессуального закона. Тем не менее, не следует относить к категории абсолютного зла и практику «ручного» распределения, которая осталась в прошлом. Ведь она имела и очевидные позитивные аспекты, в частности, позволяла учитывать человеческий фактор. Да, в условиях колоссальной загруженности судей местных судов (сотни дел в месяц) даже опытный судья, не говоря уже о «новобранце», чаще всего не в состоянии как следует ознакомиться с делом, на решении по которому необходимо поставить подпись. Поэтому он вынужден иногда полностью полагаться на профессионализм и добросовестность помощников, которые «выписывают» проекты решений. Это при том, что реальной ценой допущенной «по недосмотру» судебной ошибки может стать потеря должности или и того хуже. Хороший же «дореформенный» председатель райсуда пытался не расписывать на неопытного судью особенно сложные и запутанные дела, давая новичку определенную фору для профессионального роста в процессе решения менее сложных споров и таким образом помогая избежать серьезных ошибок в начале судейской карьеры. Как это ни странно, побочным результатом такого подчеркнуто неевропейского поведения становилось общее повышение качества вынесенных судом (и судьями) судебных решений.

Серьезно изменено и положение ст. 31 Гражданского процессуального кодекса Украины. Теперь предмет или основание иска могут быть изменены только к началу разбирательства дела по существу, а не во время разбирательства, как это было раньше. Право обратиться со встречным иском отныне также ограничено моментом начала разбирательства дела по существу. Аналогично урегулированы сроки подачи доказательств. С семи до трех дней сократился минимальный срок извещения участника процесса о времени и месте судебного заседания, существенно изменился порядок вручения судебных повесток.

Ощутимо усложнился и процесс апелляционного и кассационного обжалования судебных решений по гражданским делам. Отдельного внимания заслуживает десятидневный срок для апелляционного обжалования решения суда первой инстанции. Например, в районных судах решение суда, за редкими исключениями, выдается на руки через два-три дня после его объявления. Таким образом, срок для подготовки и оформления апелляционной жалобы сокращается еще на несколько дней. Согласно ст. 300 ГПК Украины, заявитель апелляционной жалобы имеет право дополнить или изменить ее в течение срока на апелляционное обжалование (т. е. в тот-таки десятидневный срок с момента оглашения обжалуемого решения). Таким образом, каким бы сложным ни было дело, в апелляцию чаще всего подается единственный и окончательный вариант жалобы. В свою очередь, апелляционная инстанция отныне лишена права направлять дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При наличии оснований для отмены решения суда первой инстанции суд апелляционной инстанции должен рассмотреть спор по существу и вынести соответствующее решение. В свете вышесказанного неминуемой кажется тенденция усиления как роли адвоката в процессе, так и требований к качеству его работы.


– Действует ли в Вашем суде автоматизированная система документооборота? Нуждается ли она, на Ваш взгляд, в усовершенствовании? Обеспечен ли суд соответствующими условиями?

 

– С 04.01.2011 в суде установлена и действует электронная система «Документооборот общих судов». В программе есть много недостатков, которые существенно влияют на ее работу. Они являются преградой для работы местных судов в этой программе и блокируют нормальную деятельность судов для осуществления правосудия. Несмотря на то, что работа с Программой «ДОС» в суде ведется уже почти полгода, до сих пор не удалось решить все проблемные вопросы ее функционирования. Это связано с очень ограниченным количеством разработчиков системы, которые выделены для обслуживания учебных и методических потребностей судов. На все суды Киева и Киевской области выделены всего два работника, которые объективно не могут обеспечить надлежащий уровень функционирования системы и обучения пользователей.

Техникой суд обеспечен в достаточной степени. Однако следует отметить, что в течение двух месяцев с начала этого года суд имел возможность пользоваться системой лишь для регистрации входящей корреспонденции, а автоматическое распределение дел осуществлялось настолько медленно, что зарегистрированные исковые заявления распределялись в течение месяца со дня их поступления. Такая ситуация была связана с отсутствием в суде сервера, который мог бы обеспечить быструю работу программы. С предоставлением необходимого оборудования руководством суда были осуществлены мероприятия, направленные на обеспечение быстрого распределения дел, которые в большом количестве накопились в канцеляриях и не имели движения. Для выполнения этой работы были задействованы все свободные работники, в том числе и я, работали в неурочное время.

Относительно наличия необходимых специалистов надо отметить, что штатным расписанием суда предусмотрена должность главного специалиста по информационным технологиям, однако уровень его заработной платы и социально-бытового обеспечения не дает возможности привлечь к работе настоящих специалистов в этой сфере.


– Необходимо ли, по Вашему мнению, предусмотреть нормативы нагрузки на судей? Насколько справедливо то, что судья может быть привлечен к ответственности за нарушение сроков рассмотрения дела, несмотря на фактор нагрузки?

 

– Одной из целей судебной реформы является повышение оперативности правосудия. Для этого следует установить единые нормативы нагрузки на судей – они помогут рассчитать максимальное количество дел, которые судья сможет рассмотреть в установленный срок с соблюдением требований процессуального и материального закона, а также определить численность судей, которым будет по силам оперативно рассматривать эти дела.

В прошлом году каждому судье районного суда ежемесячно поступало на рассмотрение в среднем по 102,7 гражданских, административных и уголовных дел, дел об административных правонарушениях, разных заявлений, жалоб, представлений, ходатайств и других материалов. При этом отмечается неравномерная нагрузка по регионам – от 78 до 138 дел и материалов. Учитывая эти обстоятельства и статистические данные, следует прийти к выводу о необходимости ввода нормативов загрузки с одновременным увеличением количественного состава судей. В случае реализации этих предложений вопрос ответственности судей за нарушение сроков рассмотрения дел будет решен, а привлечение к ответственности при таких условиях будет иметь справедливый характер.


– Каким образом организация работы суда может способствовать решению проблемы длительного содержания под стражей лиц при рассмотрении уголовных дел? Насколько, на Ваш взгляд, реально ее решение в ближайшее время? Существует ли путь устранения корня самой проблемы?

 

– Судья должен принимать все предусмотренные законом меры для своевременного разбирательства каждого уголовного дела, устранять негативные явления, которые возникают при организации и проведении судебных процессов, принципиально и остро реагировать на невыполнение органами исполнительной власти обязанностей по обеспечению надлежащей работы судов. Анализируя состояние рассмотрения уголовных дел относительно подсудимых, которые находятся под стражей, можно прийти к выводу, что основными объективными причинами нарушения требований уголовно-процессуального законодательства и волокиты являются недостаточное финансирование и ненадлежащее материально-техническое и кадровое обеспечение судов. Ограниченые экономические и финансовые возможности нашей страны негативно отражаются на деятельности судов.

Согласно требованиям ст. 130 Конституции Украины, государственные органы власти должны обеспечивать финансирование и надлежащие условия для нормального функционирования деятельности судов, но, к сожалению, на протяжении многих лет это требование Основного Закона не исполняется. Ежегодно суды финансируются намного ниже минимального уровня, необходимого для нормального осуществления правосудия. Почти во всех судах Украины рассмотрение значительного количества дел затягивается из-за отсутствия достаточного финансирования на почтовые расходы, что приводит к несвоевременному направлению повесток, а также на телефонную связь.

Промедление с назначением судей на вакантные должности не способствует уменьшению нагрузки на них, а в конечном итоге порождает волокиту при рассмотрении дел и влияет на качество. Во многих случаях задержки при рассмотрении уголовных дел происходят из-за отсутствия в судах необходимого количества залов судебных заседаний. Судьи вынуждены ожидать своей очереди для использования залов, в результате чего арестованные ожидают рассмотрения дела месяцами, а то и годами. Часто не являются в суд свидетели и потерпевшие по многоэпизодным делам с большим количеством обвиняемых и других участников судебного разбирательства. У нас в этом плане положение неплохое – мы имеем 13 залов судебных заседаний на 33 судьи.

Существенной причиной перенесения рассмотрения дел является также невыполнение или несвоевременное выполнение органами милиции значительной части постановлений судей о приводе потерпевших, свидетелей и подсудимых. Большое количество судов (судей) не реагируют должным образом на факты невыполнения их требований и не затрагивают вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности виновных в этом работников органов внутренних дел, не всегда должным образом координируют свою работу с органами прокуратуры, которые должны осуществлять надзор за выполнением органами внутренних дел предусмотренных законом требований судов и способствовать в предотвращении волокиты. Это касается, в частности, случаев длительного невыполнения постановлений судей о розыске подсудимых, особенно тогда, когда другие подсудимые содержатся под стражей.

Неподобающая работа конвоя заключается в том, что подсудимые не всегда доставляются в судебные заседания в назначенный день и время или доставляются с опозданием на несколько часов или в небольшом количестве, существенно ограничивается их доставка в определенные дни недели. Руководители внутренних войск и конвойной службы объясняют такое положение нехваткой спецавтотранспорта и его плохим техническим состоянием, в результате чего случаются поломки при конвоировании спецконтингента, недостаточным обеспечением горюче-смазочными материалами и средствами на их приобретение.

Еще одна причина длительного рассмотрения уголовных дел – низкое качество проведенного дознания и досудебного следствия. Нередко суды во время разбирательства дела для обеспечения полноты и объективности исследования его обстоятельств и устранения недостатков дознания и следствия вынуждены назначать, руководствуясь ст. 310 УПК, проведение разных экспертиз, в т. ч. дополнительных и повторных, что вызывает задержку судебного процесса. Значительное количество дел длительное время не рассматривается из-за того, что назначенные судами экспертизы проводятся месяцами, а то и годами.

На протяжении многих лет остается нерешенной проблема назначения защитника в соответствии со ст. 47 УПК. Судьи поставлены перед необходимостью искать не занятых в других делах адвокатов, что требует значительных затрат времени и затягивает назначение дел к рассмотрению, тем более, что защитники отказываются от участия в делах по назначению из-за несовершенства существующего механизма оплаты их труда и отсутствия средств, которые суды не получают в течение ряда лет. Наблюдаются значительные перерывы в рассмотрении многих уголовных дел из-за неявки защитников подсудимых. Обобщая сказаное, можно прийти к заключению, что волокита при рассмотрении уголовных дел в судах допускается по большей части по причинам, которые не зависят от судей.


– Представители органов власти отмечают, что судьям следует твердо стоять на собственной точке зрения в ходе общения с органами следствия и прокуратуры. Легко ли судье отстоять свою точку зрения, когда она не совпадает с мнением вышеуказанных органов при избрании меры пресечения, вынесении приговора? С чем связан достаточно небольшой процент вынесения оправдательных приговоров?

 

– В Украине выносится лишь 0,36% оправдательных приговоров. Это, конечно, можно объяснить «выдающейся» работой следствия. Но чем объяснить, что из-за неправильного осуждения отменяется 0,5% обвинительных приговоров, и из-за неправильного оправдания – 42% оправдательных (из тех мизерных 0,36% от общего количества)? Выходит, украинский судья в 850 раз чаще ошибается в оправданиях, чем в обвинениях.

При вынесении оправдательного приговора от судьи нужно немало гражданского мужества в ситуацииях, когда местные органы власти, прокуратура, органы следствия и другие лица, не заинтересованные в таком решении, принимают соответствующие меры. И многие судьи идут на определенный компромисс – вместо оправдательного приговора выносят постановления о направлении дел на дополнительное расследование.


– Каких улучшений Вы ожидаете от принятия нового Уголовно-процессуального кодекса?

 

– Прежде всего, будет обеспечено процессуальное равенство и состязательность сторон в уголовном процессе. Этого предполагается достичь путем предоставления равенства в праве предоставления суду информации сторонами. Таким образом, лица, которые будут проводить расследование, уже не будут иметь монопольного права на признание информации доказательствами, и каждая из сторон будет иметь равные возможности в доказывании перед судом виновности или невиновности лица в совершении преступления.

Предполагается также значительное расширение прав потерпевшего. Согласно положениям проекта Кодекса, повышено процессуальное влияние потерпевшего как стороны обвинения на процесс уголовного преследования или его прекращение. При этом в отдельной главе проекта урегулирован вопрос возмещения вреда, нанесенного преступлением, а также созданы условия для развития отдельных институтов: возмещения вреда за счет государства; восстановительного правосудия, относительно которого следует отметить, что эта процедура значительно расширит возможности применения компромисса и примирения сторон уголовно-правового конфликта.

Среди новелл нового УПК не последнее место занимает формирование обновленного доказательного права. Составными элементами этого чрезвычайно важного института будут установление критериев, необходимых для принятия решений разного правового характера (о применении меры пресечения, о признании виновным обвиняемого и тому подобное); положение о том, что признание доказательствами объяснений и показаний, предметов и документов, предоставленных сторонами, осуществляется непосредственно судом; установление четких правил допустимости доказательств или признания доказательств недопустимыми вследствие нарушения прав человека при их получении.

Также хотелось бы отметить усовершенствование процедуры судебного контроля. На стадии досудебного расследования его будут осуществлять следственные судьи, которые будут решать вопросы, связанные со всеми возможными во время досудебного расследования ограничениями прав и свобод граждан.

Отдельно следует сказать, что проектом вводятся новые виды уголовного производства, которые будут обеспечивать процессуальную экономию и позволят значительно разгрузить суды и органы расследования. Речь идет о дознании, т. е. об упрощенной форме расследования уголовных проступков, которые в определенной степени являются аналогом сегодняшней протокольной формы расследования преступлений, и наказное производство, которое является упрощенной процедурой постановлення судом решения о наказании лица без проведения судебного заседания, в случаях, если вина лица доказана материалами расследования и такое лицо признает свою вину и не возражает против наказания.


– Ваше отношение к тому, что нормы ст. 129 и 130 Закона «О судоустройстве и статусе судей» о судейском вознаграждении на этот год были приостановлены?

 

– Конечно, судьи не ожидали приостановления норм относительно судейского вознаграждения и в целом положительно отнеслись к отмене социальных льгот, учитывая установленное законом существенное повышение материального обеспечения. Хотя реалии экономического положения страны уже на момент принятия Закона указывали на фактическую несостоятельность государства выполнить взятые на себя обязательства. На сегодня судьи не имеют ни надлежащего уровня оплаты труда, ни социальных льгот. И это при том, что независимость судей обеспечивается, между прочим, их материальным и социальным обеспечением согласно их статусу, особенным порядком финансирования судов. Существующий сегодня уровень заработной платы судей не только не создает механизма их защищенности от давления при принятии решений и не обеспечивает независимость и безпристрастность, но и грубо нарушает их права и является шагом назад в проведении судебно-правовой реформы. Отдельно нужно сказать о работниках аппарата суда, которые получают нищенскую зарплату. Все, начиная от деловода и до помощника судьи, имеют ставку 960 грн.


–  Стало ли меньше у председателя суда обязанностей после уменьшения объема его полномочий новым Законом?

 

– Определенные последствия такого сужения полномочий общество уже почувствовало – это значительный рост волокиты в рассмотрении судебных дел. Все чаще становятся случаи несвоевременного вынесения судебных решений судьями, нарушения трудовой и исполнительной дисциплины и тому подобное. Справедливо требуя от председателей местных судов улучшения работы, необходимо обратить внимание на то, имеют ли они реальный механизм и правовые рычаги для обеспечения нормальной организации работы суда.

Суть проблемы правого статуса председателя местного суда заключается в том, что много говоря о независимости суда, мы имеем на сегодня картину, где председатель местного суда практически зависим в той или другой степени от вышестоящих судов, ведь не секрет, что при сегодняшней загрузке местных судов и изменениях законодательства можно отменить практически каждый второй приговор или решение; от судебной администрации – в вопросе материально-технического обеспечения; от органов судейского самоуправления – в вопросе организационного контроля. Не говоря уже о ряде общественных организаций, которые также в некоторой степени пытаются контролировать суд. Одновременно председателя местного суда нельзя назвать и полноценным администратором, поэтому ему трудно обеспечить полноценное функционирование возглавляемого им судебного учреждения.

Вывод может быть лишь один: улучшение работы судов возможно при наличии порядочного, принципиального и грамотного судебного администратора с предоставлением ему соответствующих полномочий, а не декларативных заявлений. Иногда приходится шутить, что в последнее время из реальных рычагов управления районным судом председателю суда оставили только его личный авторитет.

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Что делали судьи Кировского райсуда Днепра в кабинете Назара Холодницкого
Новости онлайн