Ярослав Романюк: ?Благодаря уменьшению нагрузки на суды правосудие в Украине станет более эффективным?

14:01, 6 июня 2011
Газета: 89
Совет судей Украины на сегодняшний день является единственным, помимо Съезда судей Украины, органом...
Ярослав Романюк: ?Благодаря уменьшению нагрузки на суды правосудие в Украине станет более эффективным?

Совет судей Украины на сегодняшний день является единственным, помимо Съезда судей Украины, органом судейского самоуправления, консолидирующим различные юрисдикции. После судебной реформы он стал располагать достаточно небольшим кадровым ресурсом – в нем осталось 11 членов. Однако, несмотря на то, что на ССУ приходится немалая нагрузка, он справляется с выполнением заданий, поставленных перед ним Законом «О судоустройстве и статусе судей» и Съездом.

Так, оперативно были приняты необходимые положения, и на все текущие проблемы в судебной системе Совет судей отвечал соответствующим реагированием. Вместе с тем, ему предстоит решить еще немало задач, в частности, относительно урегулирования нагрузки на суды. О том, какие меры будут предприниматься Советом судей Украины в дальнейшем, а также о том, чего удалось достичь в связи с новым форматом работы ССУ, рассказал его председатель, Заслуженный юрист Украины, судья Верховного Суда Украины Ярослав Романюк.

 

– Ярослав Михайлович, как Вы оцениваете работу Совета судей Украины с момента его создания?

 

– С моей стороны оценивать работу Совета судей Украины было бы просто неэтично. Это полномочия Съезда судей Украины. Настанет время, когда Съезд будет проведен, и именно он даст оценку нашей работе.

Что касается вопроса, чего Совету удалось достичь, можно отметить, что с первых дней создания ССУ в новом формате мы занялись выполнением задач, которые возложены на нас Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей», в первую очередь, и тех, которые поставил перед нами Съезд судей Украины. Среди первоочередных задач, которые были возложены на нас Законом и которые мы должны были выполнить, – утверждение Положения об автоматизированной системе документооборота суда, Положения о помощнике судьи, Положения об автоматизированной системе определения члена Высшей квалифкомиссии судей Украины, который будет проводить проверку данных о наличии оснований для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности.

Однако в ходе работы перед нами возникли и такие задачи и проблемы, которые не были предусмотрены названным Законом либо Съездом судей. Это касается и проблемы проведения проверок финансово-хозяйственной деятельности судов Госфининспекцией, и публикации в открытом доступе с указанием места проживания и пр. информации деклараций об имущественном состоянии судьи, членов его семьи и лиц, с которыми он вместе проживает либо объединен общим бытом. Возникали вопросы относительно финансирования судов и новые для нас задачи – назначение судей в квалификационно-дисциплинарные комиссии адвокатуры, чего не было в полномочиях Совета судей Украины предыдущей каденции.

Также отмечу, что при поддержке Совета судей Украины начинает издаваться научно-практический журнал «Решения Европейского суда по правам человека». Таким образом мы пытаемся помочь нашим судьям в осознании правовых позиций Европейского суда, а также влиять на ситуацию, из-за которой постоянно увеличивается количество обращений граждан Украины в этот суд. Кстати, церемонию презентации этого журнала посетят глава Европейского суда по правам человека Жан-Поль Коста и еще пять судей этого суда. При участии г-на Коста, а также спикера парламента, Уполномоченного ВР по правам человека, Правительственного уполномоченного по делам ЕСПЧ и, возможно, Президента Украины в Верховном Суде Украины 1 июля состоится международная научно-практическая конференция.

Кроме того, на сегодняшний день у нас в разработке находится методика определения нагрузки на судей. Этот вопрос достался нам в наследство от Советов судей Украины предыдущих каденций, а это свидетельствует о том, что разрабатывается данная методика довольно длительное время. Но значение ее немалое, ведь благодаря такой методике можно будет влиять на нагрузку на судей, на количество судей в том или ином суде, что, безусловно, в конечном итоге скажется и на качестве правосудия, и на уровне судейского вознаграждения. Для реализации этой задачи была организована поездка представителей Совета судей Украины в Эстонию и Германию, чтобы на месте ознакомиться с системой финансирования судов и методикой определения нагрузки на судей в этих странах, поскольку именно их методики признанны наиболее совершенными.

 

– Как, по Вашему мнению, можно улучшить работу Совета судей Украины? Возможно, целесообразно было бы расширить его состав либо установить, что члены ССУ работают на постоянной основе?

 

– Это вопрос, в первую очередь, к законодателю. Откровенно говоря, я старался не акцентировать внимание на причинах, из-за которых нам сложно справиться с теми или иными задачами, а все-таки отыскать способ, как добиться их выполнения, а также найти решение тех текущих вопросов, которые ставила перед нами жизнь.

Хотя проблемы, безусловно, существуют. В т. ч. и в связи с уменьшением количественного состава Совета. Если раньше в нем было 77 человек, 7 комитетов, то сейчас 11 человек – и такие же функции. Работать непросто. Тем более, когда судьи работают в ССУ на общественных началах, и у каждого есть своя нагрузка по осуществлению правосудия. И аппарат, который одновременно обеспечивает деятельность разных советов, тоже «разрывается». Поэтому проблема есть, и нужно думать, как усовершенствовать нашу работу. Тем более, что совершенствованию нет предела – и в том, что касается организационных вопросов, и с точки зрения личного отношения членов Совета к своей работе. Все-таки это вопрос доверия людей, и мы не имеем права их разочаровать.

 

– Как осуществляется сотрудничество Совета судей Украины с советами судей различных специализаций касательно выполнения задач по улучшению организационного обеспечения деятельности судов?

 

– Мне приходилось слышать мнения, что возможны какие-то противостояния между советами судей – вроде бы основания для этого заложены в самом Законе, поскольку полномочия по контролю за организацией деятельности судов отнесены им к компетенции как советов судей специализаций, так и Совета судей Украины.

Лично я в этом никакой проблемы не нахожу. И ССУ, и советы судей хозяйственных, административных и общих судов работают на один конечный результат – обеспечение эффективного и справедливого правосудия, правовой и социальной защиты судей и членов их семей. На мой взгляд, некоторое пересечение в полномочиях не только не мешает – наоборот, так мы можем сделать больше. Можем консолидировать усилия, посоветовавшись, решить, кто и чем будет заниматься, и обеспечить в итоге больший эффект. Здесь нет проблем, и не думаю, что по этому поводу могут возникать какие-то конфликты между советами судей. Пока, во всяком случае, их не было: каждый работает в пределах своих полномочий, а в случае надобности мы поддерживаем друг друга. Так было при решении вопросов о декларировании доходов судей, проверках судов органами Госфининспекции, о финансировании судов. Так происходит и сейчас, когда мы пытаемся общими усилиями решить вопрос о налогообложении денежного содержания судьи. Конфликтов нет, потому что во главу угла ставятся интересы дела, а не чьи-то личные амбиции.

На одном из первых заседаний мы пытались решить вопрос о порядке рассмотрения обращений граждан: чем должны заниматься советы специализаций и ССУ. Но со временем стало ясно, что необходимости в этом нет, поскольку на практике никаких противостояний между советами не возникало.

 

 Проводит ли Совет судей Украины заседания с выездом на места, т. е. в суды?

 

 Пока заседания в таком формате не проводились. Но это вовсе не значит, что они не будут проводиться впредь. Такое возможно, например, по результатам осуществления контроля за организацией деятельности суда с выездом на место.

Первые месяцы работы мы были заняты выполнением тех задач, которые возложил на нас Закон. Наработка целого ряда Положений была нашей приоритетной задачей. Теперь эти Положения утверждены. Но, безусловно, мы не можем забывать о них, поскольку жизнь поднимает новые вопросы и проблемы. Мы уже дважды возвращались к Положению об автоматизированной системе документооборота суда, вносили в него изменения. Мы прислушивались к рекомендациям судов, которые сталкивались с теми или иными недостатками Положения на практике, и пытались оперативно урегулировать ситуацию. Именно поэтому вносились изменения в декабре и январе.

Сейчас ряд судов обратились к нам с просьбой предоставить рекомендации, разъяснения, как поступать в той или иной ситуации относительно применения на практике Положений об АСД в суде и о помощнике судьи. Создана соответствующая рабочая группа, которая готовит такие рекомендации. Впоследствии мы их обобщим, обсудим и утвердим на заседании ССУ, а затем разошлем по всем судам. Таким образом, ответ получат как суды, у которых возникали вопросы, так и те, у кого их пока не было.

 

– Каким образом Совет может способствовать решению проблемы с работой автоматизированной системы документооборота в судах, в частности, когда происходит ее несанкционированное отключение?

 

– Да, такие вопросы к нам поступали. Есть общее правило: дело распределяется автоматизированной системой документооборота суда, и никто не вправе вмешиваться в ее работу. Но отдельные законы предусматривают случаи, когда дело должно быть рассмотрено безотлагательно или в кратчайшие сроки. Это могут быть, к примеру, избирательные споры, решение вопросов о взятии под стражу или о продолжении срока содержания под стражей, о госпитализации лица в психиатрическое учреждение, выдача санкции на обыск. Такие вопросы решаются в рамках чрезвычайно сокращенных законом сроков. И если случится так, что вследствие воздействия непреодолимой силы (стихии, отключения света и т. п.) нет возможности распределить такое дело с помощью АСД, мы предусмотрели, что указанные обстоятельства должны быть зафиксированы соответствующим актом, а также прописали, кто и в каком порядке должен распределить такое дело.

Однако из судов начали поступать сигналы, что некоторые недобросовестные должностные лица судов слишком широко толкуют это положение и в случае даже непродолжительного отключения света «вручную» распределяют «нужное» дело «нужному» судье. Я не могу утверждать, что все так и есть – мы не фиксировали подобные случаи. Но поскольку такие сигналы поступают, на одном из последних заседаний ССУ мы попросили Генерального директора ГП «Информационные судебные системы» предоставить информацию, в каких судах часто случаются сбои в работе АСД, и обязательно вернемся к этому вопросу. Это может быть как целевое выяснение, так и проведенное в ходе изучения состояния осуществления правосудия в порядке контроля за организацией деятельности суда, причем как Советом судей Украины, так и советами судей различных специализаций.

 

– Имеет ли Совет судей Украины реальную возможность влиять на ситуацию по улучшению организации деятельности судебной системы? В частности, несмотря на соответствующее решение ССУ, продолжаются попытки проведения проверок финансово-хозяйственной деятельности судов со стороны Госфининспекции. Какими Вы видите пути решения этой проблемы?

 

– Какие у нас могут быть реальные рычаги влияния? Мы можем обращать внимание, ходатайствовать, просить, даже требовать, но наши решения не обязывают Кабинет министров или другие органы предпринимать какие-либо конкретные действия.

Если вернуться, например, к проблеме, которая возникла в связи с требованием обнародовать на веб-портале «Судебная власть Украины» декларации о доходах судей, включая данные о месте их проживания, месте нахождения объектов недвижимого имущества и пр., чтобы каждый желающий мог зайти на сайт ГСА и узнать адрес, по которому проживает судья, где находятся его дом, дача, то мы усмотрели в этом серьезную угрозу независимости судей. Некоторые горячие головы даже призывали поднимать судейские коллективы «на баррикады». В сложившейся ситуации я, не дожидаясь очередного заседания ССУ, взял на себя ответственность за решение этого вопроса. Кстати, в дальнейшем Совет официально поручил мне заниматься этим. Возникшую проблему удалось урегулировать путем личных встреч, обсуждений, убеждений. И нас поняли и поддержали и в Министерстве финансов, и в Министерстве юстиции Украины. Это лишнее свидетельство, что в интересах дела можно добиться многого, когда есть понимание между ветвями власти. Мы не можем приказать, но в результате общения, объяснений, аргументации своей позиции можно придти к консенсусу.

Другой вопрос – с органами Госфининспекции. На сегодняшний день понимания нет. Но, на мой взгляд, мы правильно ставим вопрос. В государстве существует принцип разделения властей, и это ненормально, когда одна ветвь проверяет деятельность другой. Нам задают вопрос: мол, почему вы боитесь, если у вас все нормально, бояться нечего, тем более, что Госфининспекция не вмешивается в осуществление правосудия, а лишь осуществляет проверку финансово-хозяйственной деятельности. Но нельзя забывать, что на момент, когда мы принимали первое обращение, в судах находилось 1600 дел, стороной в которых выступали непосредственно органы Госфининспекции. А из-за этого возникает конфликт интересов: с одной стороны, суд – орган правосудия, с другой – он может быть стороной в деле относительно обжалования решения органа ГФИ. И вторая сторона медали: с одной стороны, органы Госфининспекции являются сторонами по делам, а с другой – проверяющими в суде.

Такая проблема существует не только у нас. Недавно Украину посетил председатель Верховного Суда РФ Вячеслав Лебедев. В ходе общения с ним стало известно, что в России существует точно такая же проблема – противостояние, попытки органов фининспекции проводить ревизии финансово-хозяйственной деятельности судов. Они тоже пытаются с этим бороться и, как и мы, считают, что проверки судов должна проводить Счетная палата, а не управление Госфининспекции, т. е. орган исполнительной власти.

Надо понять одно: мы не против того, чтобы нас проверяли, мы не боимся проверок. Но мы за то, чтобы в результате таких проверок не возникал конфликт интересов, чтобы не падала тень на беспристрастность суда при рассмотрении конкретного дела. Что касается решения этого вопроса, то мы уже предоставили рекомендации председателям Высших специализированных судов обратиться за соответствующим толкованием к Конституционному Суду Украины. На сегодняшний день законодательная база, как ее толкуют органы Госфининспекции, не дает однозначного ответа. Плюс не стоит забывать, что разделение власти на законодательную, исполнительную и судебную – это даже не вопрос конкретных законов, а конституционно закрепленная норма, и те законодательные акты, которые по-своему толкуют органы Госфининспекции, нужно проверить на соответствие положениям Конституции о разделении власти.

 

Беседовала Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

 

**Акцент**


Мнение Я. Романюка о законопроектах, касающихся правосудия

 

Законопроект по упразднению приказного производства

 

Безусловно, этот законопроект направлен, в первую очередь, на то, чтобы уменьшить нагрузку на суды, ведь именно эта задача является одной из приоритетных в работе Совета судей Украины. На мой взгляд, нельзя до бесконечности увеличивать количество судов и судей. Уменьшать нагрузку на суды нужно путем упрощения процессуальных положений. Но это тоже нельзя делать до бесконечности, иначе мы нарушим права лиц, которые принимают участие в делах.

В свое время, еще 16 сентября 1986 г., была принята Рекомендация ?R (86) 12 Комитета Министров Совета Европы о мерах относительно предотвращения и сокращения чрезмерной рабочей нагрузки на суды. В ней сказано: «учитывая в связи с этим большое количество не относящихся к судопроизводству задач, которые должны выполнять судьи, которое в ряде стран имеет тенденцию к увеличению, будучи убежденными в необходимости ограничить количество не относящихся к судопроизводству задач, выполняемых судьями, а также сократить любую излишнюю рабочую нагрузку на суды для улучшения качества отправления правосудия, будучи также убежденными в необходимости постоянно обеспечивать равноправное распределение дел между судами и оптимально использовать их человеческие ресурсы… рекомендуем не увеличивать, а постепенно уменьшать количество не имеющих отношения к судебному разбирательству задач, возложенных на судей, поручая такие задачи другим лицам и органам». В приложении к этой Рекомендации были даны примеры не относящихся к судопроизводству вопросов, в т. ч. и выполнение функций государственного нотариуса.

О чем идет речь? Суд является органом, который осуществляет правосудие. Правосудие – это решение спора, способ «рассудить» лиц в случае его возникновения. Если спора нет, такой вопрос не характерен для суда. Исходя из содержания ст. 19 Конституции Украины, суд не имеет права брать на себя полномочия других органов. Например, вопрос о предоставлении в аренду или передаче в собственность земельного участка – это полномочия местного совета. Только если лицо не согласно с его решением, оно может обжаловать его в суде. Назначение пенсии – вопрос Пенсионного фонда. Если лицо не согласно с тем, что ему отказали, или, по его мнению, определили заниженный размер пенсии, оно может обжаловать такое решение в суде. Списание бесспорной задолженности, в соответствии с Законом «О нотариате» – полномочия нотариусов, а не суда. Поэтому полномочия, изложенные в положениях раздела ГПК Украины о приказном производстве, на мой взгляд, не являются характерными для суда как органа, осуществляющего правосудие.

Как появилась эта норма в Кодексе? Когда писался его текст, было предложено включить ее для, скажем так, большей гарантии защиты прав граждан, и обосновывалось это тем, что, согласно Конституции, юрисдикция судов распространяется на все правоотношения. На мой взгляд, это не совсем правильное толкование. Действительно, юрисдикция судов распространяется на все правоотношения, но лишь в случае, когда возникают споры. Например, если возник спор относительно размера зарплаты или законности увольнения, человек может на свой выбор обратиться за его решением к комиссии по трудовым спорам или в суд. В таком случае суд не имеет права отказать в принятии дела к рассмотрению. Но если спора нет, если взыскания, согласно законам, должны осуществляться в бесспорном порядке, это не может быть отнесено к полномочиям суда. Судья в таком случае должен отказывать в открытии производства, поскольку такое дело не подлежит рассмотрению в порядке гражданского или, в зависимости от субъектного состава, хозяйственного судопроизводства. На мой взгляд, это не только существенно уменьшит нагрузку на суды, но и упростит процедуру защиты прав граждан или юрлиц.

Какие категории дел в таком случае должны отойти к нотариусам? Во-первых, это взыскание задолженности по заработной плате, во-вторых – коммунальные платежи и любые договоры, которые заключены в письменной форме и подписаны обеими сторонами. Под последнюю категорию подпадают и контракты с мобильными операторами, и кредитные и депозитные договоры, и пр. Мы ставим перед собой цель не просто уменьшить нагрузку на суды – мы уверены, что благодаря этому правосудие в Украине станет более эффективным. Ведь судья он тоже человек, его физические возможности не безграничны, и если нагрузка на него уменьшится, он сможет работать более эффективно. Правосудие будет осуществляться в более сжатые сроки, больше времени можно будет уделить непосредственно решению дел, где есть споры, и разрешать их более качественно.

 

Законопроект о внедрении массовых исков

 

Сейчас на стадии разработки у нас находится еще один законопроект, который направлен на внедрение процедуры так называемых массовых исков. В той или иной форме такие процедуры существуют во многих странах мира. Среди них США, Канада, Бразилия, Япония, Филиппины, Китай, Австралия. Если говорить о европейских странах, то это Англия, Германия, Франция, Италия. Даже наши соседи, Российская Федерация, не так давно внедрили схожую процедуру. У них и в материальных, и в процессуальных законах предусмотрено, что в отдельных случаях определенные лица могут обратиться в суд с исками о защите прав и законных интересов неопределенного круга лиц. Для нас это очень актуально, поскольку в Украине время от времени возникают такие категории дел, которые просто поглощают суды. Можно вспомнить и «учительские» дела о взыскании помощи на оздоровление, надбавки за выслугу лет, и пересчет военных пенсий. Сейчас такую категорию составляют иски детей войны, ветеранов, чернобыльцев, матерей, которые требуют выплаты помощи до достижения ребенком 3 лет. Таких дел очень много, и все они однотипны. Поэтому, по нашему мнению, можно упростить защиту прав таких граждан, упростив процедуру, и за счет этого уменьшить нагрузку на суды.

Свое видение и наработки по этому поводу я изложил в форме законопроекта и передал в ВАСУ, где создана соответствующая рабочая группа, которая сейчас его прорабатывает. Возможно, нам удастся выйти на консолидированный вариант. Во всяком случае, я на это надеюсь. Ведь наша главная цель, повторюсь, – не только уменьшить нагрузку на суды, что в конечном результате должно обеспечить большую эффективность их работы, но и упростить процедуру защиты прав граждан.

Решение в таком деле будет иметь преюдиционное значение, и лицу, которое в дальнейшем будет обращаться с индивидуальным иском, просто нужно будет в суде доказать, что оно относится к тому неопределенному кругу лиц, в интересах которого уже принято соответствующее решение. Например, если такое решение будет вынесено в интересах детей войны, то лицу, которое обращается с индивидуальным иском, нужно будет доказать, что оно относится к категории детей войны, и поэтому решение, которое было принято по массовому иску, имеет для него преюдиционное значение.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
С какими проблемами столкнется Общественный совет добропорядочности осенью
Фото
Видео
Новости онлайн