Александр Глебов — первый генерал-прокурор, публично уличенный в коррупции

12:00, 14 июня 2011
Газета: 90
Александр Иванович Глебов (1722
Александр Глебов — первый генерал-прокурор, публично уличенный в коррупции

Александр Иванович Глебов (1722 – 1790) – русский государственный деятель, генерал-прокурор

 

Александр Глебов родился в 1722 г. В 15-летнем возрасте он был определен сержантом в Бутырский пехотный полк, в составе которого участвовал в русско-турецкой войне и штурмовал крепость Очаков. 17 августа 1739 г. в сражении под Славучанами в чине поручика он командовал небольшим отрядом, проявил незаурядную храбрость и смекалку, но получил тяжелое ранение.

На военной службе А. И. Глебов оставался до 1749 г., после чего перешел на статскую в чине коллежского асессора. Он сумел завоевать доверие важного елизаветинского сановника графа П. И. Шувалова, который взял его под свое покровительство. Сам Глебов так писал об этом периоде своей жизни: «Десять лет назад по желанию графа Петра Ивановича Шувалова был определен в Сенат обер-секретарем. Он поручал мне делать по своим мыслям разные сочинения и определил меня в места разные сверх должности моей, яко то: членом в главную межевую канцелярию и в комиссию уложенную; потом, увидев мою к себе совершенную преданность и повиновение, с благодарностью делал мне многие поверенности».

Приблизив к себе молодого и сметливого чиновника, Шувалов хотел использовать не только его способности, но и привлекательную внешность и обаяние. К тому времени Глебов был уже вдовцом. Первая жена, Екатерина Алексеевна, урожденная Зыбина, была старше его на 12 лет. Она умерла в 1746 г. Детей от этого брака не было. Граф Шувалов, стремясь поправить свои дела при высочайшем дворе (императрица Елизавета Петровна к нему заметно охладела), решил через графиню Марию Симоновну, урожденную Гендрикову, вдову обер-гофмейстера Н. Н. Чоглокова, приходившуюся Елизавете Петровне двоюродной сестрой, «сведать все намерения и действия» двора. С этой целью Шувалов предложил своему протеже обратить внимание на «изрядную вдовушку». Глебов сумел добиться любви Марии Симоновны, и они были помолвлены. Узнав об этом, императрица Елизавета Петровна воскликнула: «Сестра моя сошла с ума, влюбилась в Глебова, как отдать ее за подьячего?» Незадолго до свадьбы, 10 декабря 1755 г., Глебову был пожалован чин обер-прокурора Сената. Венчание состоялось в январе 1756 г. в присутствии императрицы.

Однако брак этот оказался кратковременным – Мария Симоновна была уже «на последнем градусе чахотки» и скончалась через полтора месяца после свадьбы. Граф Шувалов так и не смог использовать это супружество в своих целях, но оно дало возможность Глебову приблизиться к высочайшему двору. И это, конечно, сказалось на его стремительной карьере. В ноябре 1758 г. он был удостоен ордена Св. Анны, а 16 августа 1760 г. был назначен генерал-кригскомиссаром и получил чин генерал-майора. В отличие от князя Я. П. Шаховского, А. И. Глебов исполнял свои обязанности не столь рачительно, что особенно сказалось на снабжении армии во время войны с Пруссией.

25 декабря 1761 г. только что вступивший на престол Петр III назначил Глебова генерал-прокурором Сената. Будучи очень дружен с императором, он довольно быстро занял прочное место среди приближенных к монарху вельмож. Ему была поручена подготовка целого ряда важных узаконений. В частности, Александр Иванович являлся одним из авторов известных манифестов: от 18 февраля 1762 г. «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству» и от 21 февраля 1762 г. «Об уничтожении Тайной канцелярии». В феврале 1762 г. Глебов был награжден орденом Св. Александра Невского, став таким образом первым александровским кавалером в царствование Петра III. В этот период генерал-прокурор работал много и неустанно. Каждый день в 8 часов утра он одним из первых являлся во дворец с докладом к императору. Он занял почти такое же положение, как и первый генерал-прокурор П. И. Ягужинский, став как бы посредником между государем и Сенатом. Почти все поручения Сенату, подписанные Петром III, были составлены Глебовым. Однако время пребывания Глебова в должности генерал-прокурора оказалось весьма недолгим (немногим более двух лет) и довольно бесцветным. Оно характеризуется почти полным отсутствием «доношений» от представителей местной прокуратуры. А те немногие, которые поступали, Александр Иванович обычно направлял в Сенат, не делая никаких предложений.

Будучи опытным царедворцем, хитрым и изворотливым (современники называли его «человеком с головой»), генерал-прокурор очень тонко оценил обстановку во время дворцового переворота 1762 г. и, несмотря на привязанность к Петру III, сразу же поддержал Екатерину II. Поскольку он обладал не только исключительными способностями, но и трудолюбием, Екатерина II, знавшая о его дурных наклонностях и корыстолюбии, продолжала держать Глебова на высшем прокурорском посту. Более того, она поручила ему вместе с графом Н. И. Паниным руководство только что созданной Тайной экспедицией, расследовавшей все политические дела.

Мало занимаясь организацией работы подчиненных прокуроров, Глебов сосредоточил основное внимание на деятельности Сената, хозяйственных и финансовых вопросах, подготовке различных узаконений. Именно этого касались многочисленные поручения императрицы, которые он исполнял всегда оперативно, в считанные дни давая ответ. По предложению Екатерины II он, например, подготовил специальное узаконение, направленное на борьбу с лихоимством судей и чиновников.

Однако вскоре положение А. И. Глебова при высочайшем дворе заметно пошатнулось, чему в немалой степени способствовали сомнительные коммерческие сделки, особенно связанные с винным откупом в Иркутске, в которые он втянулся еще в бытность свою обер-прокурором. 3 февраля 1764 г. Глебов был смещен с поста генерал-прокурора с предписанием императрицы «впредь ни на какие должности его не определять». Тем не менее, Екатерина II не склонна была отказываться от толкового, хотя и корыстолюбивого сотрудника. Поэтому А. И. Глебов сохранил за собой должность генерал-кригскомиссара, а в 1773 г. был даже пожалован в генерал-аншефы. В 1775 г. он получил новое назначение – стал смоленским и белгородским генерал-губернатором.

Но уже в следующем году ревизия вскрыла серьезные злоупотребления и хищения в Главном кригскомиссариате, учиненные в период руководства Глебова. По поручению Екатерины II была образована специальная следственная комиссия, а в июне 1776 г. он был вызван из наместничества в столицу, и его отстранили от всех должностей «донеже по делам, до него касающимся, решение последует». Впоследствии А. И. Глебов оказался под судом и под­вергся допросам. Окончательный приговор по делу был утвержден Екатериной II лишь 19 сентября 1784 г. Глебов был признан виновным «в небрежении должности» и исключен из службы. На имения его наложили арест.

Удаленный от всех дел, Александр Иванович проживал либо в своем имении в Москве, на Ходынке, либо в подмосковном Виноградово. Незадолго до своей отставки он женился в третий раз, взяв в супруги свою экономку Дарью Николаевну Франц. Узнав о женитьбе Глебова на столь простой женщине, Екатерина II приказала не допускать ее к высочайшему двору.

Скончался А. И. Глебов в июне 1790 г. и погребен в своем имении Виноградово.

 

 

**Инфосправка**

 

Гроза изменников и диссидентов

 

Как известно, Тайная Канцелярия (орган политического следствия и суда) была уничтожена Манифестом Петра III от 21 февраля 1762 г. Императрица Екатерина II своим Манифестом от 19 октября 1762 г. подтвердила уничтожение Тайной канцелярии. Однако еще до этого она поручила создать Тайную экспедицию при Сенате, не оформляя это поручение каким-либо документом. Тогда же она дала генерал-прокурору А. И. Глебову (совместно с Н. И. Паниным) распоряжение не только вершить суд и расправу по всем политическим делам, но и определять важность дел и уничтожать те из них, которые он сочтет недостойными внимания Тайной экспедиции. Особое внимание следовало уделять двум пунктам: под «первым» подразумевались дела об «умысле против императорского звания, персоны и чести», а под «вторым» – дела об «измене государю и государству».

Императрица часто давала Глебову поручения, касающиеся политических дел. Вот одно из них: «1763 г. февраля 5 дня. Александр Иванович! Приложенную челобитную принес ко мне Федор Иванович Вадковский по просьбе челобитчика, и он мне советовал о сем деле послать нарочного офицера для исследования, а можно, что до Тайной касается, и здесь спрашивать, а о прочем приказать тамо исследовать, а по распросе мы можем завтра лучше увидеть важность дела: однако ж есть ли рассудишь, что туда послать, то я на то соглашусь».

 

**Как это было**

 

Жертва корыстолюбия

 

Генерал-прокурор А. И. Глебов стал жертвой собственного корыстолюбия. Стремясь разбогатеть, он занялся винным откупом в Иркутской провинции, однако вел дело неудачно и стал терпеть убытки. Тогда он обвинил Иркутский магистрат в злоупотреблениях и, используя свое положение обер-прокурора, добился сенатского решения от 13 января 1758 г. о направлении в Иркутск для проведения следствия коллежского асессора Крылова. Тот учинил в Иркутске подлинную расправу и даже незаконно арестовал вице-губернатора Вульфа. Но вскоре все беззакония Крылова были вскрыты, а сам он под конвоем отправлен в Петербург. Учредили следственную комиссию.

Глебов всячески поддерживал бывшего следователя Крылова и писал, что не оставит его. И действительно, когда на престол вступил Петр III, а сам Глебов стал генерал-прокурором, следственная комиссия фактически прекратила свою работу. Екатерина II, занявшая трон убитого Петра III, приказала закончить следствие. В начале 1764 г. ей был представлен доклад, составленный сенаторами Разумовским, Бутурлиным, Шаховским, Воронцовым и другими. Ознакомившись с ним, она приехала в Правительствующий Сенат.

 

Выступление императрицы Екатерины II перед сенаторами (1764 г.)


Сегодня я приехала с вами поговорить о таком деле, которое четыре года на сердце моем лежало. Я оное окончить способа не находила, не нарушая справедливости, то есть иркутского следователя Крылова. Я ныне к вам назад привезла сенатский доклад 1762 г., в котором нахожу одну только ясно выведеннную вину Крылова, по которой он именным указом блаженной памяти тетки нашей Императрицы Елизаветы Петровны лишен всех чинов и, скован, привезен сюда, сиречь арестование Иркутского вице-губернатора Вульфа. На все прочее в сенатском докладе мне представленное я смотрю как на неоконченное, следственно оные решить не могу. Моя воля есть, чтоб Сенат кратчайшим и законным образом окончил то, что по правосудию принадлежит. Крылову же Сенат имеет, применяясь к нашему милосердию и взирая на семилетнее нынешнее его состояние, определить правосудный жребий, не докладывая уже более нам.

Осталось только упомянуть о генерал-прокуроре Глебове, который в сем деле, по крайней мере, оказался подозрительным и тем самым уже лишил себя доверенности, соединенной с его должностью; но как генерал-прокурор никем кроме нас не судим, то представляем себе должностию его впредь диспонировать, а ему отныне сим чином не писаться. При сем за благо нахожу сделать вам примечание, сколь страшные следствия имеют те дела, кои страстию производятся, и до таких дерзостей доводят, когда вместо законов руководствуют, чего нигде так не видно, как из сего дела.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
К чему готовиться судьям-пятилеткам при назначении бессрочно
Фото
Видео
Новости онлайн