Слепая ревность довела до тюрьмы

10:48, 29 июня 2011
Газета: 92
Измученный постоянными изменами супруги, мужчина до полусмерти избил ее очередного любовника
Слепая ревность довела до тюрьмы

Измученный постоянными изменами супруги, мужчина до полусмерти избил ее очередного любовника

 

Более десяти лет назад Николай Скворцов встретил и полюбил Ирину. Было ему в ту пору 26 лет, а Ирине… Впрочем, разве имеет значение возраст любимой женщины, равно как и то, что ранее Ирина уже дважды состояла в законном браке и от каждого имела по ребенку – 9 и 7 лет. Детям Ирины Николай Скворцов стал вместо отца. А через год в семье появился третий ребенок – еще одна дочь. Николай был счастлив. С течением времени его любовь к Ирине не ослабевала, несмотря даже на то, что Ирина, как замечали многие, изменяла своему мужу. Иногда она забирала детей и уходила к очередному любовнику на несколько месяцев, на полгода. «Но и после этого наша семья не распадалась. Жена просила разрешения вернуться, мы мирились, я ее прощал»,– говорит Николай.

Хороший семьянин; добрый, отзывчивый сосед; спокойный, уравновешенный; спиртным не злоупотребляет, наркотики не принимает; на работе – уважаемый человек. Со всех сторон Николай Скворцов – личность положительная. И вот этот человек по приговору суда наказан семью годами лишения свободы. Естественно, возникает вопрос: «За что?» Некоторые люди, хорошо знавшие семью Скворцовых, говорят: «За то, что слишком любил…». В смысле – жену свою, Ирину. В приговоре, правда, это значится несколько иначе – за покушение на умышленное убийство. Нет, не Ирины…

 

***

В семье Скворцовых произошла ссора. «Муж ревновал меня, оскорблял. Он прятал документы, чтобы я не могла подать заявление на развод. Я ушла к Солдатову, с которым у нас были близкие отношения». Что ж, вполне естественно, что один супруг ревнует другого, когда у того, другого, завязываются близкие отношения с третьим лицом. Николай Скворцов был собственник: если не со мной, то ни с кем!

Итак, Ирина, забрав младшую дочь, ушла в неизвестном направлении. Старшие дети, от первых двух браков, повзрослев, проживали отдельно. В течение месяца Николай Скворцов пытался узнать, где находится обожаемая супруга: ходил по месту ее работы, но жена и там отсутствовала; спрашивал у Солдатова, который работал вместе с Ириной, но тот отвечал, что ничего о ней не знает. Наконец, Скворцову удалось-таки встретиться с дочерью в школе. Девочка призналась отцу, что они с мамой живут у дяди Солдатова. Адрес его она не запомнила, но рассказала, как туда добираться.

После работы Николай отправляется по этому приблизительному адресу разыскивать блудную жену с большой надеждой вернуть ее домой, к семейному очагу. Вот, кажется, и нужный ему переулок. Какой-то человек идет навстречу. В вечерних сумерках, почти столкнувшись лицом к лицу, Скворцов узнает в прохожем своего соперника. Тут же, в переулке, между мужчинами завязался не совсем светский разговор: «Почему?..», «Пошел!..» Драку начал оскорбленный супруг. Из рук Солдатова выпал пакет, по земле покатились пустые баночки из-под еды – человек возвращался с работы.

Драка была неожиданной, непредвиденной и очень жестокой. Злость, обида, ревность затмили Скворцову все другие человеческие чувства. На земле валялся кусок железного прута, и Николай использовал его в качестве оружия. А потом он заметил вывалившийся из пакета небольшой нож – и всадил его в спину Солдатова. Нож сломался, рукоятка осталась в руках Скворцова, лезвие – в теле Солдатова. Ну в чем был виноват Солдатов, а? По такому поводу есть хорошая народная пословица. Но Скворцов о ней не вспомнил. Не пришла ему на ум и другая – о том, что насильно мил не будешь.

Шум драки, наконец, был услышан женщиной, у которой Солдатов снимал жилье. Скворцов убежал. Конечно, вызвали милицию и «Скорую помощь». Пострадавшего увезли в больницу. Его состояние определили как крайне тяжелое. По заключению судебно-медицинской экспертизы, Солдатову были нанесены телесные повреждения: четыре колото-резаных раны грудной клетки (одно из них – проникающее, с повреждением правого легкого), черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, ушибленные раны головы, ссадины и пр., которые квалифицируются как тяжкие, опасные для жизни в момент причинения. Так из банально образовавшегося «треугольника» выпали сразу двое мужчин: один – в реанимацию, другой – в следственный изолятор для определения своей дальнейшей судьбы.

 

***

Из показаний свидетеля Ирины Скворцовой на досудебном следствии:

«… Дочка боялась его (в смысле, отца, Николая Скворцова). Боялась в его присутствии попросить воды, так как он мог ударить ее бамбуковой палкой. Он вообще не хотел ребенка, он ему не был  нужен».

Показания женщины весьма противоречивы. То она говорит, что Николай не отказывал в помощи ее детям от первых браков, то тут же заявляет: «Ему было жалко борща для моей старшей дочери!» Стоит ли удивляться, что большая часть ее показаний не совпадает с тем, что говорят о Николае Скворцове его сестра, соседи, коллеги по работе?

Кстати, о плохом, жестоком отношении Скворцова к жене свидетельствуют лишь люди, которые знали об этих отношениях со слов Ирины, – это Солдатов и женщина с сыном, у которых он снимал квартиру. Соседи же Скворцовых очень хорошо отзываются о Николае, а об Ирине и взаимоотношениях в этой семье почему-то умалчивают. Щадят? Или не хотят быть свидетелями в суде? А может, просто деликатные люди…

Солдатов, давая показания как потерпевший, говорил, что Скворцов угрожал ему. Подсудимый не отрицает, что кричал: «Убью, но с женой моей ты жить не будешь!» «Кричать-то кричал, но на самом деле такого умысла не было, – утверждает Николай Скворцов. – Это все из-за ревности. Он меня оскорбил. Я мог бы его убить, но я не желал его смерти. На досудебном следствии извинился перед Солдатовым. Раскаиваюсь в содеянном».

Из всего услышанного о Николае Скворцове нелегко составить правдивый портрет этого человека. Есть еще важный документ – письменное ходатайство от коллектива, в котором работал Скворцов Н., подписанное директором предприятия.

«… работает в нашем коллективе с августа 1993 г. в должности формовщика… Зарекомендовал себя только с положительной стороны. С производственными заданиями справляется своевременно и качественно. За весь период работы (11 лет) не имел ни одного взыскания, неоднократно поощрялся руководством завода. В коллективе пользуется заслуженным авторитетом.

В настоящее время, когда Скворцов находится под стражей, и решается его судьба, трудовой коллектив очень переживает за него. Считаем, что совершенное им деяние является недоразумением. Скворцов – хороший семьянин и отличный отец. Он очень сильно переживал по поводу ухода жены, а также из-за того, что его лишили возможности видеться с дочерью, которую он любит. Лишь это могло послужить толчком к совершению преступления.

Трудовой коллектив завода заверяет суд, что поможет Скворцову встать на путь исправления и возьмет его на поруки, …просим не наказывать Скворцова строго, избрав ему наказание, не связанное с лишением свободы».

Оставим все сказанное выше без комментариев. Приговор, который суд вынес Скворцову за совершенное им преступление, мы уже знаем – 7 лет лишения свободы. Добавим, что на судебное заседание ни жена Николая, Ирина, ни свидетели – хозяйка квартиры и ее сын – не явились.

 

***

Счастливы, должно быть, были женщины, в честь которых устраивались рыцарские турниры, мужчины дрались на дуэли… Романтично! Ну, а если это не дуэль и не рыцарский турнир, а примитивное мордобитие – до крови, до членовредительства, до (избави, Господи!) смерти?

Имена и фамилии изменены из этических соображений.

Валентина Индовицкая, специально для

«Судебно-юридической газеты»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Почему депутаты хвалят и ругают новые процессуальные кодексы
Новости онлайн