Осторожно! Квартирные аферы!

09:41, 4 июля 2011
Газета: 93
Подлые мошенники выселили пожилую женщину из ее собственной квартиры Более 20 лет назад Мария...
Осторожно! Квартирные аферы!

Подлые мошенники выселили пожилую женщину из ее собственной квартиры


Более 20 лет назад Мария Ивановна Переверзева, работница завода стройматериалов, получила ордер на однокомнатную квартиру в многоэтажном доме по ул. Калиновой. Свила себе женщина уютное гнездышко, не подозревая о том, что кто-то нагло и бессовестно может лишить ее собственного жилья.

В июне 2000 г. в дверь к Марии Ивановне позвонили двое: Степанкович А. А. и Некрасовский Е. В. Молодые люди представились работниками медицинского учреждения, и гостеприимная хозяйка пригласила их в квартиру. Сколько же нужно было «навешать лапши на уши» доверчивой женщине, чтобы за короткое время пребывания в ее квартире суметь выкрасть ее паспорт, книжки по оплате коммунальных услуг и другие вещи. Знать, Степанкович и Некрасовский в этом деле уже были «спецами» и заявились к Переверзевой с вполне определенной целью.

На следующий день украденные документы были пущены в ход. Частный нотариус Днепропетровского городского нотариального округа г-н Н. выдал генеральную доверенность, согласно которой Переверзева М. И. уполномочивала Овечкина Вадима Андреевича получить на ее имя свидетельство о праве собственности на указанное жилье, а также полностью распоряжаться указанной квартирой по ул. Калиновой, т. е. и дарить ее, и продавать. По этой доверенности квартира действительно была приватизирована на имя хозяйки, а полтора месяца спустя благополучно продана гражданке Ю., о чем между новой владелицей и Овечкиным В. А., действовавшим от имени Переверзевой М. И., был составлен договор купли-продажи. К тому времени самой Марии Ивановны в ее однокомнатной квартире уже и в помине не было!

Исчезла женщина через день после визита «медработников». Степанкович и Некрасовский, настойчиво пытаясь воплотить в жизнь свой преступный замысел, т. е. завладеть приглянувшейся им квартирой, вновь явились к Марии Ивановне, обманным путем перевезли ее на снятую ими квартиру и, как позже будет записано в судебном протоколе, причинили ей тяжкие телесные повреждения. Переверзева М. И. упала с балкона, после чего в течение полугода лечилась в 6 городской больнице, и в связи с полученными травмами ей ампутировали правую руку. Опережая события, скажем, что после выписки из больницы Мария Ивановна долгое время проживала в подъезде своего дома, а потом ее приютили совершенно чужие люди.

Новая владелица однокомнатной квартиры по ул. Калиновой, гр-ка Ю., вскоре узнала, что на ее жилплощади прописана некто Переверзева М. И. Сей факт совершенно не устраивал гражданку Ю., и 22 марта 2004 г. она обратилась в суд. Однако к этому времени в суде уже находилось заявление самой Переверзевой о признании недействительными доверенности, якобы выданной ею на имя Овечкина, и договора купли-продажи. Мария Ивановна обратилась в суд, чтобы ей помогли восстановить права на ее жилье, и ее заявление не оставили без внимания. гр-ка Ю., сообразив, что приобретенная ею квартира является спорной, быстро продала ее гр-ну Е. Тот не мог не знать, что приобретает спорную жилплощадь, но этот вопрос его почему-то не взволновал – очевидно, цена показалась очень привлекательной.

Но вернемся к вопросу о генеральной доверенности, якобы выданной Переверзевой на имя Овечкина. Да, Степанкович и Некрасовский – поистине талантливая пара! Увы, талант их – криминальный! Никакого Вадима Овечкина Переверзева не знала. Кстати, как и он ее. Впервые эти люди встретились в суде, когда решался вопрос о возвращении Марии Ивановне ее законного жилья. Так почему же доверенность оформлена на него? Оказывается, в марте 2000 г., т. е. за 2–3 месяца до начала этой истории, Вадим дал свой паспорт однокурснику, чтобы тот оформил документы для получения диплома. Но однокурсник оказался растяпой и паспорт потерял. В мае 2000 г. Вадим обратился в паспортный отдел с заявлением о получении нового паспорта, который и был ему выдан 30 июня 2000 г., т. е. через 13 дней после оформления злополучной доверенности. Нетрудно сообразить, что утерянным (или украденным?) паспортом и воспользовались ловкие мошенники.

Процедуру получения генеральной доверенности Степанкович описал в суде так: они с Некрасовским пригласили в нотариальную контору женщину, внешне похожую на Переверзеву, и та за незначительную мзду подписала документ. А подпись Овечкина на договоре купли-продажи оказалась поддельной. Так что встретиться всем лицам, прямо или косвенно принимавшим участие в этой истории, пришлось только в зале судебных заседаний. Прокурор Амур-Нижнеднепровского района Днепропетровска поддержал иск Переверзевой М. И. и обратился в суд с иском к гр-ке Ю., гр-ну Е., Овечкину В. А., Управлению жилищного хозяйства Днепропетровского городского совета и третьим лицам. Суть этого иска понятна. Суд признал недействительными документы, полученные обманным путем, и вынес решение о вселении Переверзевой Марии Ивановны в однокомнатную квартиру многоэтажного дома по улице Калиновой.

Спустя немало лет эта история закончилась благополучно. К счастью для пострадавшей. Хотя загубленное здоровье уже не вернешь. А вот что ожидает остальных участников этой истории? Очень хочется, чтобы каждый из них получил по заслугам – в полном соответствии со своими деяниями.

 

Ловкий аферист взял задаток за продажу чужой квартиры


Эта история тоже не вчера начиналась… Степанов Иван Иванович задумал купить себе жилье. В соответствии со своими запросами и возможностями, присмотрел квартиру в жилмасиве Западный, по улице Буденного. Договорившись о цене, вручил продавцу задаток в $3000. Обычно в таких случаях составляется письменный договор, в котором указываются сроки освобождения квартиры хозяином, время оформления документов, дата окончательного денежного расчета. Однако Степанов был уверен, что ему повезло, ведь он покупал квартиру не через агентство недвижимости, а непосредственно у хозяина – значит, не придется платить проценты. Да и с продавцом, Николаевым О., с первой же встречи установились доверительные отношения. Получив задаток, он вручил Ивану Ивановичу ключи, сказал «Живи!» и пообещал сам заняться оформлением документов. Обрадованный такой упрощенной схемой купли-продажи, Степанов въехал в квартиру и стал считать ее своей собственностью.

Однако безмятежное состояние нового хозяина вскоре было нарушено – в дверь позвонила незнакомая женщина, назвавшаяся Анастасией Андреевой, и потребовала, чтобы Степанов немедленно выселялся. Стоит ли говорить, как тот был удивлен и огорчен: «Позвольте! На каких правах? Я купил эту квартиру!» На это Андреева заявила, что купить он ее не мог, поскольку она, хозяйка, никому ее не продавала. Иван Иванович позвонил Николаеву и потребовал объяснений. «Не обращай ни на кого внимания, – ответил тот, – живи спокойно». Такие заверения немного успокоили Степанова, но чтобы чувствовать себя законным хозяином недвижимости, надо иметь на руках подтверждающие документы. Николаев пообещал, что вскоре они будут оформлены. Новоявленная хозяйка появлялась снова и снова, требуя освободить жилье, Степанов все торопил Николаева, а тот все обещал. Иван Иванович уже согласен был съехать, но хотел, чтобы сначала ему вернули задаток. Но продавец снова заверил, что все будет в порядке.

Этими обещаниями незадачливый покупатель жил три года, а потом обратился с заявлением в милицию. Факт мошенничества был налицо, но в возбуждении уголовного дела Степанову И. И. отказали. Он написал новое заявление, и в Ленинском РО дело таки завели, однако через некоторое время оно было утеряно. А нет дела – нет и преступления! Встревоженный и обеспокоенный Степанов не оставлял сотрудников милиции в покое, и через время уголовное дело восстановили. Заявитель с нетерпением ожидал окончания следствия, чтобы определиться с недвижимостью на жилмассиве Западный. Но, видимо, сломался какой-то винтик в милицейской «машине» – дело было прекращено якобы в связи с отсутствием собственника квартиры. Но ведь адрес женщины, которая выдавала себя за хозяйку и требовала выселения Степанова, известен! Известно также, где проживает Николаев. Почему бы не обратиться к ним?! Не обратились. И вскоре районный суд вынес решение о выселении Степанова из квартиры. Стремясь защитить свои права, Иван Иванович обратился в апелляционный суд, и тут – чудеса! – оказалось, что решения районного суда о выселении не было! Степанов обрадовался, искренне надеясь, что справедливость вскоре будет восстановлена, и продолжал жить в квартире – все так же на «птичьих правах».

Но вскоре на сцене вновь появляется Андреева – та самая хозяйка квартиры, местонахождение которой для правоохранительных органов было тайной за семью печатями. Она объявляет, что продала квартиру другому человеку. А новая собственница, Моськина Д., не желая получать в придачу к своему приобретению мужчину средних лет, поступает очень решительно – однажды утром в отсутствие Степанова И. И. она появляется у двери квартиры в сопровождении мастера ЖЭКа и участкового милиционера, очевидно, выступающего в качестве гаранта ее прав. Они просто вышибают дверь, проникают в жилище, где в течение нескольких лет проживал Степанов, и самовольно, в нарушение закона, освобождают квартиру от его вещей, наспех составив опись и отправив их в подвал ЖЭКа. Как позже выяснилось, в ту опись было включено не все принадлежащее Степанову имущество – кое-что бесследно исчезло, например, мобильный телефон, деньги в сумме $600, книги, кожаная куртка. Еще часть добра, «любезно» отправленного на хранение в сырой подвал, пришла в негодность, пока Иван Иванович отсутствовал.

В прокуратуре Ленинского района по факту незаконного выселения и нарушения неприкосновенности жилища было возбуждено уголовное дело. Действия участкового милиционера, мастера ЖЭКа и Моськиной Д., представлявшей интересы собственника, квалифицировались по ст. 162 УК Украины. Для должностных лиц, каковыми являются оперуполномоченный и мастер ЖЭКа, эта статья предполагает лишение свободы на срок от 2 до 5 лет. Кроме того, должностным лицам вменялась ст. 365 УК Украины – превышение служебных полномочий. Однако со временем, мотивируя это тем, что Степанов И. И. не являлся собственником квартиры, ст. 162 исключили из обвинения, а ст. 365 заменили на ст. 356 (самоуправство), которая предполагает наказание в виде штрафа до 50 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан или исправительные работы на срок до 2 лет, или арест на срок до 3 месяцев. Суровое наказание для беспредельщиков, ничего не скажешь!

Степанов И. И. остался без квартиры, ему причинен материальный и моральный вред. А окажись на его месте юридически грамотный человек… Впрочем, юридически грамотный человек на месте Степанова не оказался бы.

Имена и фамилии изменены.

Валентина Индовицкая, специально для

«Судебно-юридической газеты»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Новый Верховный Суд: что о нем известно украинцам
Новости онлайн