Расправа над беззащитным

10:03, 25 июля 2011
Газета: 96
Подсудимых трое
Расправа над беззащитным

Подсудимых трое – Минков Иван Павлович, Кузнецов Виталий Николаевич, Охрименко Валентин Аркадьевич. Они приблизительно одного возраста – 48–50 лет. Все трое обвиняются в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 296 (хулиганство) и ч. 1 ст. 122 (умышленное нанесение телесных повреждений средней тяжести) УК Украины. Потерпевший, Василий Павлович Торкин, более трех недель находился на стационарном, а затем на амбулаторном лечении. Бригадой скорой помощи он был доставлен в 16 городскую клиническую больницу с диагнозом «Закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, перелом костей носа, закрытая травма и ушиб грудной клетки, закрытый перелом правой скуловой кости со смещением обломков, гематомы и ссадины в области лица и туловища». В судебном заседании потерпевший отметил, что он верующий человек, и потому просит суд не наказывать подсудимых слишком строго, не лишать их свободы. То, что произошло некоторое время назад на станции Диевка, он рассматривает как случайный инцидент.

 

Подсудимые, в свою очередь, при слушании дела вели себя дерзко и вызывающе, постоянно путались в показаниях, явно выгораживая себя. Судя по их поведению, инцидент на станции для них не был случайным.

 

***

 

Вполне очевидно, что Минков, Кузнецов и Охрименко любят нарываться на драки, особенно там, где не предвидят серьезного отпора. Приятели прошли серьезную школу в местах лишения свободы. Минков судим дважды (3 и 7 лет лишения свободы), Кузнецов – пять раз, его общий «стаж» составляет 31 год. Из предпоследнего срока (11 лет лишения свободы) два года он находился в колонии, затем был переведен на тюремное заключение. У самого младшего из приятелей, Охрименко, самый длинный перечень судимостей – девять! Семь месяцев назад по приговору суда он получил наказание в два года ограничения свободы с испытательным сроком один год. Однако испытание не выдержал... В отличие от своих дружков, имеющих регистрацию по месту постоянного проживания в Днепродзержинске, Охрименко – человек без определенного места жительства, но тоже днепродзержинец. Ко всему сказанному следует добавить, что Минков, Кузнецов и Охрименко не работают, а также совершенно свободны от семейных уз.

 

***

 

Василий Торкин проживает недалеко от железнодорожной станции Диевка. Поужинав и отдохнув после работы, Василий Павлович решил пойти на станцию, чтобы узнать об изменениях в расписании электричек, не будет ли завтра отменено движение, как об этом накануне сообщали СМИ. Это было поздно вечером, приблизительно в 21.00. В домашних тапочках, в рабочей спецовке он вошел в зал ожидания и направился к противоположной стене, на которой висит расписание. В помещении в это время находились трое мужчин в возрасте 45–50 лет. Изначально Торкин не обратил на них внимания. Когда же он начал изучать интересующую его информацию, один мужчина окликнул:

 

– Эй, у тебя есть деньги на пиво?

 

– Нет, – сказал Торкин, внимательно читая расписание.

 

– Что же ты, такой большой, и не носишь с собою деньги? – с издевкой говорил незнакомец.

 

Василий Павлович и на этот раз ответил односложно. Сидевшие на лавочке мужчины продолжали насмехаться над Торкиным, выражались вычурной нецензурной бранью. Их «собеседник» вел себя на удивление спокойно, и это еще больше бесило агрессивных незнакомцев. Чтобы избежать конфликта, Василий Павлович решил покинуть помещение и направился к выходящей на перрон двери. В этот самый момент он получил сильный удар в левый висок – от мужчины, который начинал с ним «беседу». Интуитивно Торкин сделал несколько шагов вниз по ступенькам и упал, потеряв сознание. Очнулся он на перроне от новых ударов. Избивали те трое. Они активно наносили ему удары по голове, лицу, туловищу. Время от времени он слышал их голоса, потом опять терял сознание. Когда же окончательно пришел в себя, то увидел, что лежит возле фонарного столба, рядом никого нет. Василий Павлович с трудом поднялся на ноги – из носа и изо рта шла кровь. Он направился в сторону круглосуточно работающего киоска, где имеется кнопка вызова работников милиции.

 

***

 

Оперативники приехали через пару минут. Василий Павлович не знал, что кто-то уже раньше него звонил в милицию. Сотрудники милиции расспросили потерпевшего о случившемся, и затем вместе направились на перрон. Возле фонарного столба виднелось темное пятно, похожее на кровь. Неподалеку на лавочке спокойно, ни о чем не тревожась, сидели трое мужчин. Тот, который был с краю (это он первым ударил Торкина), увидев приближающуюся толпу, нарочито громко воскликнул:

 

– Мужик, кто тебя побил?

 

Инспектор патрульной службы попросил сидевших предъявить документы. Таковых не оказалось, но мужчины добросовестно назвали свои имена и фамилии, даты рождения, перечислили все судимости. При этом они вели себя неадекватно, вызывающе смеялись, ерничали. На вопрос, избивали ли они Торкина, один ответил, что драка имела место. Все трое были доставлены в помещение линейного РО для дальнейшего разбирательства.

 

Во время допроса Минков, Кузнецов и Охрименко иначе, чем Торкин, обрисовали недавнюю ситуацию. Начали с того, что их троих объединяет дружба, зародившаяся в колонии, где они вместе отбывали наказание. В тот день они прибыли на электричке из Днепродзержинска в областной центр с целью поиска работы. Получив интересующие их сведения, вернулись на станцию, чтобы ехать обратно в Днепродзержинск. В зал ожидания вошел мужчина (то был Торкин) и стал кричать им: «Я вас убью!» Минков небрежно бросил: «Ты что, с ума сошел?» После этого Торкин якобы ударил Минкова под правый глаз и, испугавшись, что получит сдачи, стал убегать на перрон. Они, конечно, догнали его и маленько проучили, чтобы «не возникал». Драка была обоюдной, и мужчина тот вроде тоже немало «навешал» им, даже повредил Минкову зубы. В момент драки мужчина не переставал кричать: «Я убью вас! Я убью!»

 

Эмоционально живописуя события, Минков с Кузнецовым поначалу утверждали, что их товарищ Охрименко участия в драке не принимал, он в это время находился в туалете. Не исключено, конечно, что гражданин Охрименко посетил вокзальный туалет, однако, по свидетельству Торкина и других очевидцев события, Валентин Аркадьевич вместе с другими избивал потерпевшего! Возможно, не так активно, как его приятели. То, что Минков и Кузнецов хотели исключить приятеля из ситуации, конечно, делает им честь, ведь тот на момент драки находился на испытательном сроке. Однако в судебном заседании, когда стало ясно, что заслуженного наказания не избежать, Кузнецов и Минков, забыв о дружбе, без стеснения валили вину один на другого. На Охрименко в том числе.

 

***

 

А очевидцы драки (точнее – жестокого избиения) действительно были! Это девушка-кассир, машинист электропоезда и его помощник. Их показания полностью совпадают с тем, что говорил пострадавший, и противоречат словам задержанных.

 

Кассир видела, как на перроне двое мужчин избивают незнакомого ей человека плотного телосложения. Через несколько минут к тем двоим присоединился третий. Но перед тем он подошел к девушке и без всякой на то причины стал ей хамить, обзывать нецензурными словами, запугивать. «Что, курица, ментов вздумала вызывать? Давай, мы никого не боимся!» – эту фразу он повторил несколько раз. Свидетельница говорит, что мужчину избивали приблизительно в течение получаса. Она заметила, как один из хулиганов проверил содержимое карманов пострадавшего. Достав какой-то документ, он прочитал его под фонарем и выбросил. Испугавшись, что хулиганы могут убить человека, кассир сообщила дежурной по станции о том, что происходит на перроне.

 

Машинист Егор Юрьевич и его помощник находились внутри локомотива, когда услышали шум. Егор Юрьевич видел, как двое мужчин сбили с ног неизвестного и наносили ему удары. Человек пытался подняться и падал вновь. Егор закричал:

 

– Немедленно прекратите! Слышите?

 

Те двое ответили, что мужик пьяный. А мужчина, в свою очередь, пытался объяснить, что он совершенно трезвый. Скоро к двоим хулиганам подошел третий и словесно будто пытался прекратить драку, но исподтишка бил ногой лежачего. Машинист позвонил дежурной и попросил вызвать милицию.

 

***

 

Справедливо будет сказать, что у обвиняемых – у Минкова, в частности – имелись телесные повреждения, на которые он ссылался в своих показаниях – «фонарь» под глазом и поврежденные зубы. Однако, согласно заключению эксперта, повреждения не свежие, они образовались у Минкова на 3–4 дня раньше описанных выше событий. Суд назначил подсудимым наказание в виде двух лет шести месяцев ограничения свободы каждому и постановил возместить материальный ущерб – деньги в сумме 2539 грн, потраченные потерпевшим на лечение и восстановление здоровья.

 

Прошедшим «и Крым, и Рим» Минкову, Кузнецову и Охрименко к судебным приговорам не привыкать. Да и наказание это для них не суровое. И вряд ли оно прибавит им человечности. Не единожды испытавшие на себе законы зоны, эти люди (или нелюди?) с каждым разом озлобляются все больше. Впору таких в стальную клетку посадить и ключ от замка выбросить.

 

Валентина Индовицкая, специально для «Судебно-юридической газеты»

 

(по материалам Днепропетровского транспортного прокурора Ю. С. Юрченко)

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Верховный Суд может начать работу уже в этом году (видео)
Новости онлайн