Председатель Верховного Суда СССР Александр Горкин – карьерист и романтик в одном лице

09:32, 1 августа 2011
Газета: 97
Горкин Александр Федорович (1897 — 1988)
Председатель Верховного Суда СССР Александр Горкин – карьерист и романтик в одном лице

Горкин Александр Федорович (1897 — 1988) – видный государственный и судебный деятель, секретарь Президиума Верховного Совета СССР, пятый председатель Верховного Суда СССР

 

После ХХ съезда КПСС, осудившего культ личности, роль и активность Верховного Суда СССР значительно возросли. В феврале 1957 г. было принято новое Положение о Верховном Суде СССР, а в 1958–1961 гг. – Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР и союзных и автономных республик, Основы уголовного законодательства, Основы уголовного судопроизводства и целый ряд других важнейших законов. Председателем комиссии по выработке многих законопроектов был новый председатель Верховного Суда СССР Александр Горкин, до этого долгое время работавший под руководством «всесоюзного старосты» Михаила Калинина. Путь А. Горкина к высшей судебной должности был долгий и не совсем логичный, однако главой высшего судебного органа Александр Федорович оказался весьма эффективным.

 

Александр Горкин родился 5 сентября 1897 г. в селе Рамешки Бежецкого уезда Тверской губернии в семье крестьянина. Первоначальное образование будущий председатель ВС СССР получил в Тверской гимназии, которую окончил в 1917 г. Затем 20-летний юноша попал в круговерть революционный событий, которые не могли не захватить его романтичную и остро жаждущую справедливости натуру. С августа 1917 г. по июнь 1919 г. Александр занимал должности секретаря городского Совета и председателя Тверского губисполкома, затем в течение двух лет служил в рядах Красной Армии, а с 1921 г. находился на руководящей партийной работе в Тверском губернском комитете, Киргизском обкоме, Средне-Волжском краевом комитете ВКП(б) и в аппарате ЦК партии. Не в характере Александра Федоровича было довольствоваться малым, однако он понимал, что для дальнейшего карьерного роста необходимо получить высшее образование. И вот в 1931 г. А. Горкин поступает в Аграрный институт красной профессуры в Москве. Однако, проучившись 2 года, он бросает учебу ради дальнейшего продвижения по службе – в 1934 г. его назначили первым секретарем Оренбургского обкома партии.

 

Работа на этой должности закалила характер А. Ф. Горкина, поскольку ему пришлось решать вопросы «не по совести, но так, как было нужно партии». Рвение молодого партийца заметили, и в 1937 г. он оказался уже на значительно более ответственной должности секретаря Центрального Исполнительного Комитета СССР. На него была возложена непосредственная подготовка и проведение первых выборов по Конституции СССР 1936 г. Горкин вспоминал: «Впервые разрабатывалась процедура выборов – все требовало внимания, каждая мелочь была внове. Хотелось создать обстановку запоминающуюся, торжественную». Выборы состоялись 12 декабря 1937 г. На них сам Горкин был избран депутатом Верховного Совета СССР от Киргизии. На состоявшейся затем сессии Верховного Совета СССР в январе 1938 г. Александра Федоровича избирают секретарем Президиума Верховного Совета СССР. В этой должности он оставался до января 1957 г. (с перерывом в период 1953–1956 гг., когда он числился заместителем секретаря).

 

Примечательно, что из 16 секретарей, работавших при И. В. Сталине, только Горкин избежал репрессий, что свидетельствовало о его полной преданности системе. Вероятно, только этим и можно объяснить его следующий карьерный взлет: человек, ни разу не участвовавший ни в одном судебном процессе, не имеющий правового образования в феврале 1957 г. вдруг становится председателем Верховного Суда СССР. По сути, главным судьей страны стал обыкновенный секретарь. Однако он пришелся ко двору – административные вопросы решались оперативно и в соответствии с директивами КПСС, в принципиальных судебных делах выносились «правильные» судебные решения. В общем, как писали газеты в то время, «председатель Верховного Суда СССР много внимания уделял восстановлению социалистической законности, содействовал утверждению единого понимания и добивался единообразного применения общесоюзного законодательства».

 

Сам Горкин о своей деятельности на посту главного судьи отзывался в схожей манере: «Конечно, приходилось исправлять судебные ошибки, выносить протесты по конкретным делам. Хочу подчеркнуть, что, не ограничиваясь формальными обязанностями, мы стремились исправлять судебные ошибки и по тем делам, которые не подлежали рассмотрению Пленума Верховного Суда СССР. В этих случаях по-товарищески подсказывали руководителям Верховных Судов союзных республик, и к нашим советам прислушивались». Однако еще больше сам Горкин прислушивался к советам высшего руководства страны. Когда в 1961 г. надо было показательно наказать некоторых валютных спекулянтов, он инициировал пересмотр их дел, и вместо 8 лет лишения свободы спекулянты были приговорены к смертной казни. Справедливости ради следует отметить, что сам он до последнего не хотел давать ход этим делам, но ослушаться первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева не посмел.

 

Руководителем всей судебной системы в Советском Союзе Александр Федорович Горкин оставался до сентября 1972 г., после чего в возрасте 75 лет вышел на пенсию. Он был награжден многими советскими орденами, в т. ч. двумя орденами Ленина. В 1967 г. ему присвоили звание Героя Социалистического Труда. Скончался Александр Горкин 29 июня 1988 г., похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

 

**Отзывы современников**

 

Судья Горкин – гуманист и ярый противник формализма

 

Генерал-лейтенант юстиции, председатель Военной коллегии Верховного Суда СССР Николай Чистяков:

 

– Когда я пришел на работу в Верховный Суд СССР, его председателем был Александр Федорович Горкин. Под его руководством довелось проработать восемь лет. До прихода в Верховный Суд я знал Александра Федоровича мало, иногда встречался с ним по служебным вопросам, когда он был секретарем Президиума Верховного Совета СССР.

 

Александр Федорович остался в моей памяти образцом коммуниста и руководителя. Это человек ленинской школы, член партии с 1916 г. Высокие партийные качества, требовательность к себе, личное обаяние, чуткость снискали к нему глубокое уважение всего коллектива Верховного Суда и всех, кто его знал и вместе с ним когда-либо работал.

 

Весьма поучительным является прием Александром Федоровичем людей, обращавшихся к нему по судебным делам. Всякого, кто к нему обращался с просьбой о пересмотре дела, он выслушивал самым внимательным образом и, помимо существа дела, интересовался жизнью семьи посетителя, ее материальным положением, здоровьем и многими другими вопросами, искренне сочувствовал беде. Если доводы посетителя заслуживали внимания, Александр Федорович поручал истребовать дело и тщательно в нем разобраться. Нередко он и отказывал в просьбе, но силой фактов и неотразимых доводов заставлял посетителя убедиться в том, что в данном случае ничего сделать нельзя. Уходя из кабинета, эти люди не были обижены, они понимали, что Председатель Верховного Суда прав, что он не может и не имеет права нарушить закон. Они были благодарны Александру Федоровичу за его внимание, тактичность и сердечность во время приема.

 

К советским законам Александр Федорович относился с исключительным уважением и требовал их пунктуального выполнения. Вместе с тем, он был ярым противником формализма при применении законов, противником неоправданной жестокости в определении мер наказания.

 

Мне вспоминается случай, когда Военная коллегия Верховного Суда СССР отменила приговор Военного трибунала одного из округов за мягкостью меры наказания. Когда я доложил Александру Федоровичу о нашем решении, он сказал:

 

– Зачем вы это сделали? Суду первой инстанции было виднее, какую применить меру наказания. Он видел подсудимого, подробно проанализировал материалы дела, все взвесил и, несмотря на тяжесть преступления, пришел к выводу, что именно такая мера наказания должна быть определена. Надо более уважительно относиться к судебным приговорам и не ломать их без особой надобности.

 

Александр Федорович был, конечно, прав. В данном конкретном случае Военная коллегия поступила неправильно, формально.

 

За время моей работы с Александром Федоровичем я не знаю случая, чтобы он когда-либо повысил голос, сказал грубое слово, унизил человека или обидел его. Он никогда не допускал мелочной опеки, доверял в работе, верил в людей. Он как-то в шутку сказал:

 

– Что значит быть руководителем? Это значит на 95 процентов не вмешиваться в работу подчиненных и на 5 процентов им помогать.

 

Сказано вроде бы в шутку, а смысла в этих словах много. Но было бы неправильно представлять Александра Федоровича Горкина всегда спокойным, добродушным. Нет, он был нетерпим к равнодушию, несправедливости, бесчеловечности, формализму, бездушному отношению к людям. На одной из комиссий Президиума Верховного Совета СССР рассматривался вопрос о помиловании осужденного к смертной казни. Когда закончилось заседание, один из работников, участвовавший в деятельности комиссии, остановил Александра Федоровича и высказал упрек:

 

– Зачем вы в своих справках расписываете, что человек ранее воевал, был ранен, занимался общественно-полезным трудом и т. д.? Ведь он убийца, и суд правильно приговорил его к смертной казни.

 

Александр Федорович побледнел от негодования.

 

– Как вы смеете так говорить! Вопрос решается о жизни человека, о его помиловании. Нам не безразлично, как жил этот человек и приносил ли он пользу. В данном случае речь идет о человеке, который был на фронте и пролил кровь за Родину. Неужели вы этого не понимаете?

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Верховный Суд может начать работу уже в этом году (видео)
Новости онлайн