Глава Верховного Суда СССР Лев Смирнов – типичный представитель советского правосудия

10:24, 8 августа 2011
Газета: 98
Смирнов Лев Николаевич (1911
Глава Верховного Суда СССР Лев Смирнов – типичный представитель советского правосудия

Смирнов Лев Николаевич (1911 – 1986) – советский юрист, президент Ассоциации советских юристов, председатель Верховного Суда СССР

 

Лев Николаевич Смирнов родился 21 июня 1911 г. в Санкт-Петербурге в семье служащего. О первых годах его жизни известно немного. В период с 1929 г. по 1936 г. молодой Смирнов учился в Ленинградском государственном университете на факультете советского права и в Юридическом институте имени Н. В. Крыленко. При этом учебу он, как и многие правоохранители того времени, совмещал с активной работой в органах прокуратуры, заняв свою первую должность в Ленинградской областной прокуратуре в 1934 г. Всего через год с небольшим, в июне 1935 г. Лев Николаевич был назначен на должность старшего следователя Мурманской окружной прокуратуры, где проработал два с половиной года.

 

В архиве сохранилось несколько дел, расследованием которых занимался в то время Л. Н. Смирнов. Вот одно из них. «В конце 1935 г. в Мурманске близ Варничного ручья вступил в эксплуатацию терапевтический корпус больницы на 100 коек. Там была установлена рентгеновская аппаратура. За ее освоение отвечал врач Ширяев. Приступив к лечению, он аппаратуру в достаточной степени не изучил, к тому же, иногда являлся на работу в нетрезвом состоянии. В результате некоторые больные получили недопустимые дозы облучения. В прокуратуру с жалобами обратились пострадавшие Морозов и Ильющенков. Проверив жалобы, Л. Н. Смирнов возбудил уголовное дело, установил всех больных, которым была проведена рентгенотерапия, допросил их и выяснил новые обстоятельства, которые подтвердили некомпетентность врача Ширяева. Однако он отрицал свою вину, утверждая, что делал все правильно. Следователь назначил судебную экспертизу, производство которой поручил специалистам Ленинградского института усовершенствования врачей. Эксперты пришли к выводу, что причиной ожогов пациентов явилась передозировка облучения рентгеновскими лучами. По мнению экспертов, врач Ширяев не обладал достаточными знаниями в этой области, не владел методикой рентгенотерапии, поэтому использовал повышенное напряжение и применял аппаратуру с недопустимо близкого расстояния. Получив заключение экспертов, следователь закончил расследование дела и направил его в суд».

 

Работая в дальнейшем на ответственной работе в высших прокурорских и судебных органах страны, Лев Смирнов имел непосредственное отношение к более сложным делам, но первые дела мурманского периода ему запомнились навсегда.

 

Со временем Л. Н. Смирнова перевели в Ленинград, где он в 1939 г. поступил в аспирантуру, но закончить ее не успел в связи с началом Великой Отечественной войны (призван в армию 23 июня 1941 г.). Впрочем, службу Л. Смирнов проходил тут же, в Ленинграде, выполняя функции военного следователя в прокуратурах действующих армий Ленинградского фронта. С сентября 1942 г. Лев Николаевич начал карьерное восхождение в Прокуратуре СССР. Он последовательно занимал должности следователя по важнейшим делам, прокурора следственного отдела, прокурора для особых поручений при Генеральном прокуроре СССР, занимался расследованием преступлений гитлеровцев на оккупированных территориях СССР.

 

После окончания Великой Отечественной войны именно молодому прокурору доверили участвовать в работе Нюрнбергского международного военного трибунала в качестве помощника главного обвинителя от СССР Р. А. Руденко. Смирнов поддерживал обвинение по разделам: 1) преступления против мирного населения, 2) преступления против человечности, совершенные гитлеровцами на оккупированных территориях СССР, Чехословакии, Польши, Югославии, Греции; 3) индивидуальная вина подсудимых Франка, Кальтенбруннера, Штрейхера; 4) доказательства виновности преступных организаций СС, гестапо и СД.

 

Опыт практической работы, приобретенный в ходе Нюрнбергского процесса, пригодился Л. Н. Смирнову не раз. В частности, в 1946 г. он выступал в качестве заместителя обвинителя от СССР С. А. Голунского на Токийском международном судебном процессе по обвинению главных японских военных преступников (военная агрессия в районах озера Хасан и реки Халхин-Гол), а еще через 3 года, в 1949 г. являлся государственным обвинителем на Хабаровском процессе – суде над группой бывших военнослужащих японской Квантунской армии, обвинявшихся в создании и применении бактериологического оружия в нарушение Женевского протокола 1925 г.

 

Следующей ступенькой в карьере успешного прокурора стала работа в органах правосудия. В 1957 г. Л. Н. Смирнов занимает должность заместителя председателя Верховного Суда СССР, а с 1962 по 1972 г. занимает пост председателя Верховного Суда РСФСР. И, наконец, с 1972 г. по 1984 г. Лев Николаевич Смирнов занимал высшую судебную должность в стране – председателя Верховного Суда СССР. При этом, кроме сугубо судебных дел, Смирнов занимался активной общественной деятельностью – он был президентом Ассоциации советских юристов, членом Совета Международной ассоциации юристов-демократов, членом Международной следственной комиссии по разоблачению злодеяний американского империализма во Вьетнаме, почетным доктором права ряда зарубежных университетов.

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 июня 1981 г. за заслуги перед Советским государством и в связи с 70-летием со дня рождения председателю Верховного Суда СССР Смирнову Льву Николаевичу было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

 

С 1984 г. Л. Н. Смирнов – на пенсии. Скончался 6-й глава ВС СССР 23 марта 1986 г.

 

**Инфосправка**

 

Из выступления советского обвинителя на Нюрнбергском процессе

 

(выступает советский обвинитель Лев Николаевич Смирнов)

 

– Я предъявляю суду под номером СССР-197 показания непосредственного участника изготовления мыла из человеческого жира, препаратора анатомического института в Данциге Зигмунда Мазура. «Жир собирали с человеческих трупов Боркман и Рейхерт. Мыло варил я из трупов мужчин и женщин. Из двух известных мне варок, в которых я принимал непосредственное участие, вышло готовой продукции более 25 кг, причем для этих варок было собрано 70–80 кг человеческого жира, примерно с 40 трупов». Таким образом, можно считать доказанным, что опыты по производству мыла из человеческого жира были вполне завершены в Данцигском институте. Опыты по дублению человеческой кожи еще производились, и только победоносное наступление Красной армии положило предел этому новому преступлению нацистов.

 

**Как это было**

 

В жестких рамках советского права

 

Лев Смирнов в силу своих высоких судебных должностей просто вынужден был председательствовать на наиболее значимых судебных процессах Советского Союза. Одним из таких резонансных дел было обвинение двух вполне благополучных советских литераторов – Андрея Донатовича Синявского и Юлия Марковича Даниэля – в антисоветской агитации и пропаганде (эти «прихвостни буржуазии» посмели опубликовали свои произведения на Западе). После ареста писателей сотрудники КГБ хотели разобраться с «двурушниками» тихо и без проблем, сделать суд закрытым, и поскорей отправить «диверсантов» за решетку. Но вмешалась западная пресса, да и времена были уже не сталинские, граждане осмелели и устроили демонстрацию на Пушкинской площади в Москве, требуя гласности судопроизводства. В Верховный Совет, Политбюро и Министерство культуры полетели протесты и просьбы, письма от писателей Европы, в т. ч. и собратьев по соцлагерю. Разразившийся скандал помешал сделать суд закрытым, а следствие негласным.

 

Судебный процесс начался 10 февраля 1966 г. Войти в зал можно было только по пригласительным билетам, и в результате из многочисленных соратников и сочувствующих на суде присутствовали только жены Синявского и Даниэля и адвокаты – Э. М. Коган и М. М. Кисенишский. Последнее обстоятельство было проявлением неслыханного либерализма – обычно политические адвокатов не имели. Но поскольку дело неожиданно стало громким, органам пришлось соблюсти некоторые приличия. В слушании дела писателей были задействованы самые высокопоставленные чиновники советской юстиции. Государственным обвинителем был помощник Генерального прокурора СССР Олег Темушкин, а председателем – Глава Верховного Суда РСФСР Лев Смирнов. На суде обвиняемые держались бодро и в ответ на высокопарные речи судей говорили о свободе слова и убеждений, закрепленной в Конституции СССР и Декларации прав человека, о необходимости покаяния перед жертвами сталинских репрессий, об опасности вторичного установления культа личности. Но власти, всячески стремившиеся свернуть предпринятое Хрущевым разоблачение культа, сочли эти речи крамолой. Суд отклонил все требования адвокатов. К делу запретили приобщить специальные заявления литераторов В. В. Иванова, К. Г. Паустовского и Л. В. Копелева, в которых было засвидетельствовано отсутствие в произведениях Даниэля и Синявского буржуазной агитации и пропаганды. В итоге Андрей Синявский был приговорен к 7 годам исправительно-трудовой колонии строгого режима, Юлий Даниэль – к пяти.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн