Михаил Доброхотов – первый московский адвокат

10:47, 29 августа 2011
Газета: 100
Михаил Иванович Доброхотов (1827
Михаил Доброхотов – первый московский адвокат

Михаил Иванович Доброхотов (1827 – 1869) – секретарь Московской уголовной палаты, первый председатель Московского совета присяжных поверенных

 

Михаил Доброхотов родился в 1827 г. Окончив гимназию, поступил на юридический факультет Московского университета, и с 1850 г. стал чиновником Московской уголовной палаты. Надо думать, службу исправлял успешно, поскольку вырос до секретаря Палаты, удостоился личного дворянства и состоял гласным от этого сословия в городской думе. Даже не будучи судьей, Михаил Иванович всегда был готов прийти на помощь нуждающимся в юридическом совете, а потому снискал у москвичей редкую по тем временам славу правозаступника. Однажды она даже выручила его из беды. Возвращаясь поздним вечером домой, Доброхотов был остановлен грабителями, но один из них узнал чиновника, объявил об этом «подельникам», и те оставили прохожего в покое.

 

Первый процесс по новым правилам

 

И все-таки обязанности госслужбы не приносили полного удовлетворения. Являясь активным членом, а затем и секретарем Московского юридического общества, Михаил Иванович живо обсуждал с коллегами грядущую судебную реформу и, видимо, уже тогда, в начале 60-х, замыслил оставить кресло чиновника ради адвокатской практики. Все сложилось как нельзя лучше. Для отбора и представления министру юстиции кандидатов в присяжные поверенные в Петербурге и Москве были образованы временные комитеты из судейских чинов. Доброхотову не составило труда войти в московский комитет в качестве делопроизводителя. Он тут же подготовил и собственное прошение об утверждении в звании присяжного поверенного.

 

Москвичи подготовку бумаг явно затянули, и к министру они уже не попали. Утверждать первых московских адвокатов поручили общему собранию членов окружного суда. Оно состоялось 6 мая 1866 г. Из 27 кандидатов взыскательное жюри отсеяло 9. В числе достойных значился и коллежский асессор Михаил Доброхотов. Первым довелось ему и выступать в новом качестве в суде. 19 мая он поддерживал иск француженки Лизаветы Бош к аптекарю Астафию Гринтелю, не обеспечившему возврат долга. Представитель истца был весьма убедителен – судьи совещались лишь 30 мин. и единогласно постановили иск удовлетворить и в его обеспечение наложить арест на имущество ответчика. Таким образом, Михаил Доброхотов оказался еще и первым присяжным поверенным, выигравшим дело. Эта история описана в №1 газеты «Судебные ведомости» за 1866 г.

 

Глава московских адвокатов

 

Между тем все никак не удавалось оформить должным образом появление в Москве адвокатского сообщества, поскольку 18 присяжных не составляли необходимого кворума. Чувствуя личную ответственность перед коллегами, Доброхотов проявил немалую настойчивость для быстрейшего утверждения еще трех присяжных поверенных, и 16 сентября в здании сената в Кремле состоялось первое собрание представителей нового сословия. На нем был избран Совет в составе пяти человек: Б. Бениславский, М. Доброхотов, А. Имберх, Я. Любимцев и К. Рихтер. О председателе Совета споров не было – единогласно проголосовали за Михаила Ивановича, уже проявившего себя заботливым попечителем сообщества. Он и впредь был неустанным генератором идей на общее благо: где и как обустроить помещение Совета, как собрать библиотеку, сложить фонд для оплаты труда защитников по назначению суда. При Доброхотове состоялись первые заседания Совета, посвященные нравственно-правовой оценке поступков адвокатов, рассмотрению поступающих на них представлений и жалоб. Со временем собрание соответствующих определений Совета стало подлинной энциклопедией этических норм адвокатской деятельности. «Московская адвокатура, – писал позднее А. Ф. Кони, – ее организация в духе порядка и нравственной дисциплины была в значительной степени делом памятного Москве М. И. Доброхотова».

 

Скромный и трудолюбивый

 

Хотя общественные дела отнимали массу времени и сил, Михаил Иванович продолжал активно участвовать в гражданских и уголовных процессах. Он не пропускал ни одного дела, с которым к нему обращались клиенты, но никогда не брался за ведение «темных» дел, которые могли бы бросить тень на его профессиональную и личную репутацию. Его мало прельщали крупные гонорары, и часто он вел дела, как говорил, «из интереса». А ведь нередко приходилось сводить концы с концами – на руках после смерти жены остались двое малолеток, а еще сестра и старушка-мать. И до конца дней своих первый лидер московских адвокатов проживал весьма скромно, в небольшом домике на окраине Первопрестольной.

 

Но уж если дело действительно того стоило, Доброхотов не считался ни с затратами сил, ни с авторитетом оппонентов. К примеру, в январе 1869 г. был осужден за противодействие полицейскому чину московский почетный гражданин Котов. В храмовый праздник Казанского собора пристав Тимирязев нес службу на выходе из собора и счел возможным направлять прихожан именно внутри собора. Котов, увидев это, указал майору на дверь: «Ваше место – вон там (имея в виду вход со стороны улицы), а здесь распоряжаться не смейте». Пристав и его начальники усмотрели в этих словах оскорбление должностного лица при исполнении служебных обязанностей, и суд их поддержал. Адвокат же, к которому обратился осужденный, увидел ситуацию совсем в ином свете и помог составить кассационную жалобу. Выступая при ее рассмотрении в судебной палате, Доброхотов развенчал неправосудное решение. «Приведенные судом законы, – заявил он, – не дают основания заключить, чтобы полиции принадлежала власть предпринимать меры к охранению мира и тишины без призыва к тому священнослужителями. Так гласит указ от 8 декабря 1804 г. А священнослужители действуют через церковного старосту…» Котов же как раз и был таким старостой, чего не учел суд первой инстанции! Поэтому прежний приговор был отменен, Котова оправдали.

 

Увы, любимой адвокатуре М. Доброхотов отдал всего три года. Утром 21 ноября 1869 г. он вернулся из Владимира, где участвовал в очередном процессе, и почувствовал боли в сердце, на которое никогда раньше не жаловался, а уже в полдень его не стало. Все оставшиеся за Михаилом Ивановичем дела взялся окончить Федор Никифорович Плевако, пообещав весь гонорар (более 10 тыс. руб.) передать семье покойного. Коллеги решили было учредить стипендию имени первого председателя Совета для студентов юрфака МГУ, но что-то у них не получилось. А вот на торжествах по случаю 50-летия московской адвокатуры (23 сентября 1916 г.) все с любовью вспоминали «первого строителя адвокатской округи» и сокрушались, что мало кто из присутствующих лично знал «этого бессребреника-идеалиста».

 

**Инфосправка**

 

Как происходило становление московской адвокатуры

 

Известно, что первыми российскими адвокатами были петербуржцы, поскольку первое прошение с ходатайством принять его в присяжные поверенные подал 15 марта 1866 г. бывший стряпчий Санкт-Петербургского Коммерческого суда П. А. Андреев. Чуть позже подали такие же прошения К. К. Арсеньев, В. П. Гаевский, В. Д. Спасович, Д. В. Стасов, В. И. Танеев. 17 апреля 1866 г. в Петербурге были торжественно открыты новые судебные учреждения, и первые русские адвокаты приступили к своим обязанностям. А в Москве процесс затянулся. «18 апреля, за №423, – свидетельствует И. В. Гессен, – комитет представил его высокопревосходительству господину министру юстиции действительному тайному советнику и кавалеру Дмитрию Николаевичу Замятнину список 27 лиц... Но министр оставил это представление нерассмотренным и 28 апреля уведомил старшего председателя Московской судебной палаты, что с открытием Московской судебной палаты и окружного суда рассмотрение прошений принадлежит Московскому окружному суду...» Старший председатель суда исполнил предписание министра 4 мая. А 6 мая состоялось общее собрание всех отделений Московского окружного суда под председательством Е. Е. Люминарского. Докладчиком был член суда Э. Н. Сумбул. Прения затянулись. Было около двенадцати ночи, когда Сумбул огласил протокол, из которого следовало, что из 27 аспирантов на звание присяжного поверенного приняты 18. В их числе был и чиновник судебного ведомства Михаил Иванович Доброхотов.

 

«Было ли простой случайностью или характерным признаком времени, – напишет историк, – что как в Петербурге А. Н. Турчанинов, так и здесь среди принятых в присяжные поверенные был делопроизводитель временного комитета, будущий председатель совета М. И. Доброхотов».

 

Председателем Московского совета присяжных поверенных Михаил Иванович стал через несколько месяцев., и здесь его первенство было неоспоримо. Коллежский асессор Доброхотов был признанным защитником с богатой практикой, полученной в дореформенном суде, пользовался авторитетом во властных структурах и уважением среди коллег и клиентов. В результате, несмотря на то, что торжественное шествие судебной реформы началось с Петербурга, первое публичное заседание в суде, 19 мая 1866 г., состоялось в Москве. И первым присяжным поверенным, испытавшим себя в этой ипостаси, стал Доброхотов.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали руководство нового Верховного Суда
Новости онлайн