Юрист Виктор Арцимович – «монблан гуманности и либерализма»

11:35, 19 сентября 2011
Газета: 104
Виктор Антонович Арцимович (1820
Юрист Виктор Арцимович – «монблан гуманности и либерализма»

Виктор Антонович Арцимович (1820 – 1893) – российский государственный деятель, юрист, сенатор

 

Виктор Антонович Арцимович родился 19 апреля 1820 г. в Белостоке. В 15-летнем возрасте в один из первых наборов поступил в Императорское училище правоведения, по окончании которого в 1841 г. (второй выпуск) начал службу в канцелярии Правительствующего сената. Трудовая деятельность молодого правоведа началась в то время, когда, по словам АФ. Кони, «отправление правосудия обращалось, в большинстве случаев, в трагикомедию безсудья». Но и в этих тяжелых условиях Виктор смог проявить свои лучшие качества. Толковый и расторопный чиновник приглянулся министру юстиции графу В. Н. Панину, и последний стал привлекать его в различные комиссии. Арцимович постоянно участвовал в сенаторских ревизиях. В 1851 г. он состоял при генерал-адъютанте Н. Н. Анненкове во время его ревизионной поездки по Западной Сибири. «Для молодых людей, сопровождавших сенаторов, эти ревизии были лучшею практическою школою, которая воспитывала в них уважение к закону, сострадание к униженным и оскорбленным и сознание необходимости и условий осуществления тех или других мер для блага народа», – писал А. Ф. Кони.

 

Активное участие в таких масштабных мероприятиях, каковыми были в то время сенаторские ревизии, позволили молодому юристу не только пополнить свои знания и приобрести практические навыки, но и способствовали его повышению по службе. Вскоре после окончания ревизии в Сибири, в 1854 г. Арцимовича назначили Тобольским губернатором. Это был довольно высокий и ответственный пост, так как Тобольск в то время связывал «все нити и пути ссылки». В течение четырех лет Виктор Антонович управлял этой далекой провинцией и за это время успел сделать немало хороших дел, оставшихся в памяти тобольчан. В 1858 г. Арцимовича перевели на равноценную должность в Калужскую губернию. Здесь он также прославился своей неуемной деятельностью. Без отрыва от основной службы он как квалифицированный юрист неоднократно привлекался к работе различных комиссий в Петербурге, в частности, по преобразованию губернских и уездных мировых учреждений, подготовке проекта о земских банках и т. п.

 

В 1861 г. Арцимович занимался освобождением крестьян в Калужской губернии от крепостной зависимости в соответствии с принятым правительством Положением от 19 февраля. Представители губернатора не только популярно разъясняли крестьянам все положения реформы, но и пресекали по их жалобам злоупотребления крепостников. Необходимо заметить, что сам Виктор Антонович большое внимание уделял борьбе со всякого рода злоупотреблениями, в связи с чем заслужил ярлык «красного» и «злостного разрушителя устоев». Особенно запомнилась жителям губернии его острая схватка с влиятельным заводчиком генерал-майором Мальцевым, имевшим покровителей в высшем свете Петербурга. Попытки Арцимовича и его сторонников ограничить произвол помещичьей власти вызвали злобу и ожесточение крайне правой, крепостнической части помещиков. В высшие правительственные инстанции посыпались обвинения и оскорбления в адрес губернатора и его помощников. В Петербург, в Сенат летели жалобы на крутые меры губернатора. Да и в самом Сенате непреклонного Арцимовича прозвали «монбланом гуманности и либерализма», имея в виду его отношение к крестьянам.

 

В 1862 г. Арцимовича перевели в Москву, где он получил место сенатора. В 1864–1865 гг. он служил в Царстве Польском в качестве члена совета управления, вице-председателя Государственного совета и руководителя юридической комиссии. В Варшаву Виктор Антонович прибыл в наиболее напряженный период, когда стихийно возникшее там восстание было жестоко подавлено царскими войсками. Арцимович, слывший «строгим законником», русский по воспитанию и образованию, по деятельности и симпатиям, но поляк по национальности, был поставлен как бы между двух огней. Он всеми силами стремился примирить враждующие стороны, но лишь получал нарекания с обеих сторон. Из-за разногласий со статс-секретарем императора по делам Царства Польского Н. А. Милютиным Арцимович вынужден был покинуть Польшу, подав прошение об отставке.

 

В 1866 г. Виктор Антонович был назначен сенатором в только что учрежденный в соответствии с Судебными уставами уголовный кассационный департамент Правительствующего сената. Так начался его более чем 25-летний подвижнический труд непосредственно на юридическом поприще. В. А. Арцимович внес «в сухие рамки кассационной практики жизненные взгляды», не позволяя «формам и обрядам заслонить собою стоящего за ними живого человека». За время службы в Сенате он сделал тысячи докладов по самым разнообразным уголовным делам, рассмотренных судебными палатами, окружными судами и съездами мировых судей. Были среди них дела и самые простые по фабуле, и многоэпизодные и сложные, и дела с трагической и кровавой развязкой, от которых не раз содрогалось благородное сердце сенатора, и дела курьезные, рассмотренные как бы на потребу населению. Но по всем им Арцимович готовился тщательно и основательно, придирчиво изучая следственный и судебный материалы.

 

В 1880 г. Арцимович возглавил первый департамент Правительствующего сената, будучи в нем первоприсутствующим (старшим сенатором). Этот департамент рассматривал сложнейшие вопросы, касавшиеся самых разнообразных сторон общественного бытия. Принимая решение, которое ему казалось правым или полезным, Арцимович всегда боролся за него «упорно, настойчиво и неуступчиво».

 

В 1891 г. в С.-Петербурге и Москве отметили 50-летний юбилей подвижнической деятельности Арцимовича. Городская дума постановила приветствовать его особым адресом. В это время Виктор Антонович лечился в далеком Карлсбаде. Туда полетели телеграммы и письма с «искренними и нелицемерными» поздравлениями от друзей, сослуживцев по Сенату, юридических обществ и организаций. От имени Московского юридического общества присяжный поверенный К. К. Арсеньев писал: «Для меня, как и для многих других, Вы всегда служили образцом исполнения долга, в высшем смысле этого слова; Ваше расположение было для меня ободрением и поддержкою».

 

Скончался В. А. Арцимович 2 марта 1893 г., похоронен на Выборгском кладбище в С.-Петербурге.

 

**Отзывы современников**

 

Необычный чиновник

 

А. Ф. Кони (на фото) оставил нам великолепный портрет Виктора Арцимовича: «Большого роста, крепко и коренасто сложенный, давно уже повсюду, где он ни появлялся, Арцимович привлекал общее внимание своим величавым видом, звучным голосом, в котором часто слышались ноты глубокого чувства, и в особенности своею чудесною головою, обрамленною белоснежными сединами. Эти седые волосы, «остатки пены, покрывающей море после бури», придавали ему особую красоту и как-то особенно выделяли его из толпы, вызывая инстинктивное уважение к этому «Монблану судебного ведомства», как его назвал кто-то. В добрых живых глазах, с глубоким то нежным, то проницательным взглядом светилась теплота всепонимающей и прощающей души, а в улыбке крупного рта сквозили то добродушная ирония, то приветливость человека благовоспитанного на старый, – увы! – теперь забываемый лад».

 

Его портрет, действительно, вполне соответствовал редчайшему для России типу чиновника, для которого закон был единственным критерием в его деятельности: интересы личные, корпоративные и сословные отступали на задний план. Это было настолько необычно, что многие его современники не могли понять этого, другие критиковали и даже ругали его, а у третьих в его присутствии начинала кружиться голова. Если учесть, к тому же, образцовую выдержку Виктора Антоновича, его ровный, спокойный характер и редчайшее для российского чиновника уважительное отношение к подчиненным и к «рядовым обывателям», то облик Арцимовича вырисовывается близким к идеальному. Показателен тот факт, что при назначении 34-летнего Арцимовича губернатором в Тобольск Николай I обращался к нему исключительно на «Вы».

 

**Как это было**

 

Защитник Чайковского

 

В. Арцимович порой не только сам докладывал дела, но и председательствовал в Правительствующем сенате, чему способствовали его высокий авторитет и широкие юридические познания.

 

В качестве председательствующего ему довелось в 1871 г. рассматривать дело по обвинению Петра Чайковского (на фото) «в нарушении порядка общественного собрания дерзким и неприличным поведением». Инцидент этот произошел в ночь на 1 января 1870 г. на балу в городке Сарапуле Вятской губернии. Жалобу на Чайковского мировому судье подали старшины Сарапульского клуба, требуя привлечения его к ответственности по ст. 39 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Она предусматривала, что «за нарушение порядка в публичном собрании или во время общенародных увеселений, театральных представлений» и т. п. виновный подвергается аресту до семи дней или штрафу до 25 руб. Мировой судья, рассмотрев жалобу, признал Чайковского виновным и приговорил к штрафу. На этот приговор П. Чайковский подал «апелляционный отзыв». Сарапульский мировой съезд пришел к мнению, что Чайковский мог быть привлечен к суду не иначе как полицейской властью, но никак не старшинами. По этим основаниям суд дело прекратил. Поверенный старшина надворный советник А. Поляков подал кассационную жалобу в Правительствующий сенат. Дело слушалось 20 мая 1871 г. под председательством Арцимовича.

 

Докладывал дело сенатор Н. О. Тизенгаузен, а заключение давал товарищ обер-прокурора С. И. Леонтьев. Сенат нашел, что лица, нарушившие благочиние или порядок в клубе во время бала, т. е. такого собрания, «которое не было общественным (публичным), не могут привлекаться к ответственности по суду». В этом случае распорядители бала для пресечения беспорядка должны были обратиться за содействием к полиции, и если бы нарушитель не исполнил ее требования, он мог бы быть привлечен к ответственности по суду, но уже «за ослушание полиции». Либо распорядители вправе были своей властью исключить нарушителя из числа членов или посетителей клуба. На основании этого, «признавая настоящее дело не подлежащим ведению суда и посему не усматривая поводов к отмене состоявшегося по оному приговора Сарапульского мирового съезда», Правительствующий сенат определил: «Жалобу надворного советника Полякова оставить, за силою 174-й статьи Устава уголовного судопроизводства, без последствий».

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали руководство нового Верховного Суда
Новости онлайн