Кто защитит суды от провокаций?

11:02, 10 октября 2011
Газета: 107
Судьи при осуществлении правосудия независимы и
Кто защитит суды от провокаций?

Судьи при осуществлении правосудия независимы и подчиняются только закону, – гласит Конституция Украины. Под независимостью подразумеваются, что никакие государственные органы, политические партии, общественные организации, должностные лица не имеют права влиять на них для реализации своих интересов. В т. ч. и правоохранительные органы. На практике же все обстоит несколько иначе.

 

Коробка конфет и бутылка шампанского – так «борются с коррупцией в судах» отдельные представители УБОП. В этом году такие попытки имели место в райсудах Киева. Способ применяется следующий: ранее судимый по их просьбе проносит в суд пакет и умоляет работника суда (чаще всего архива) принять такой «подарок». Далее схема простая: независимо от того, приняли так называемую «взятку» или нет, зафиксировать факт ее «получения» спешат работники милиции. Такая «обработка», естественно, не проходит бесследно и для руководства суда – психологическое давление со стороны правоохранительных органов налицо.

 

Напомним, что в Уголовном кодексе Украины есть ст. 370, согласно которой уголовным преступлением является провокация взятки либо коммерческого подкупа, т. е. сознательное создание служебным лицом обстоятельств и условий, обусловливающих предложение или получение взятки или неправомерной выгоды, чтобы потом разоблачить того, кто дал или получил взятку или неправомерную выгоду. Нельзя не согласиться, что события, которые имели место в судах, подходят под указанное описание. Однако ни одного уголовного дела в отношении работников УПОБ в связи с этим возбуждено не было.

 

Обсуждение применяемых милицией методов борьбы с коррупцией вышло за рамки частных разговоров. Так, 23 сентября Совет судей Украины обратился к Президенту и Премьер-министру Украины с просьбой дать поручение Министерству внутренних дел и Генеральной прокуратуре Украины принять меры относительно недопущения совершения должностными лицами органов внутренних дел и прокуратуры действий, которые могут поставить под сомнение независимость судов и судей. Данное обращение обусловлено ситуацией, произошедшей с судьей Краснолуцкого горсуда Луганской области Игорем Бычковым. Он утверждает, что во время рассмотрения дела об административном правонарушении гр. Андрея Брилькова (ч. 1 ст. 164 КУоАП) имело место вмешательство в отправление ним правосудия со стороны начальника отдела УПОБ УМВД Украины в Луганской области. Так, во время рассмотрения дела г-ном Бычковым и присутствующими в зале зафиксирован факт трансляции Брильковым судебного заседания скрытой камерой и зафиксированы обстоятельства провокации взятки судье. Согласно справке, подготовленной зампредседателя ССУ Раисой Хановой, в ходе установления данного обстоятельства в зал судебного заседания зашел начальник УБОП, который, ссылаясь на то, что средства фиксирования и другие материалы, подготовленные для провокации, принадлежат ему, забрал их и при этом угрожал всем присутствующим в зале, включая судью, насилием. Прокуратурой в возбуждении уголовного дела относительно начальника УБОП было отказано. Судя по выступлению судьи Бычкова на заседании ССУ, вмешательство в деятельность суда имело системный характер. К аналогичному заключению пришел и Совет при изучении обстоятельств. На вопрос, почему же судья не проявляет активность в самостоятельном обжаловании действий милиции в прокуратуру, он отметил, что его попытки не увенчались успехом: «Что я могу сделать? Я «маленький» человек». Теперь ему, очевидно, остается только ждать реакции на обращение ССУ.

 

Отметим, что проблему попыток со стороны работников УБОП повлиять на суд на Конференции судей общих судов 9 сентября поднял и председатель Подольского райсуда Киева Василий Бородий (см. Комментарий). Подобная ситуация, как в райсудах Киева, два года назад имела место, по словам председателя Совета судей общих судов Павла Гвоздика, и в Ивано-Франковском горсуде, когда на протяжении месяца было 7–8 попыток правоохранительных органов оставить деньги, коробку конфет и пр. работникам суда. Последние не решались их брать и уведомляли об этих фактах незамедлительно, сразу же делая их публичными. Однако ни по одному из данных фактов в отношении работников УБОП не было возбуждено уголовное дело – в связи с малозначительностью. Впрочем, наверняка, если бы работник суда взял эти 50 грн, «малозначительность» моментально бы переросла в «общественную небезопасность». Как отметил председательствующий на Конференции, «некоторые лица пытаются найти таким способом поле для решения своих практических заданий (иметь своих информаторов в суде) или для более серьезных вопросов – например, поставить в зависимость кого-то из руководства суда, чтобы иметь какие-то преференции. Такие моменты не должны оставаться без реагирования».

 

Очевидно, что соблазн найти рычаги управления судьей у некоторых представителей правоохранительных органов очень велик. Нельзя не отметить в решении этой проблемы роль прокуратуры, которая должна своевременно и объективно реагировать на такие факты. Судьям же стоит помнить, что их независимость, прежде всего, зависит от них самих, а в случае попыток давления есть возможность прямо сообщить о них в органы судейского самоуправления.

 

Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

 

**Комментарии**

 

Председатель Подольского райсуда Киева Василий Бородий:

 

– Хотел бы выразить просьбу от районных судов – местных судов не только Киева, но и всей Украины. Вопрос, который касается разработки методов обеспечения безопасности как судей, так и помещений, в которых они находятся. Предложение звучит так: чтобы Совет судей совместно с ГСАУ и специализированными подразделениями органов внутренних дел, которые обеспечивают охрану помещений, вернулись к разработке новой редакции инструкции относительно посещения помещений. Во-первых, это касается достаточного количества работников, которые обеспечивают проход. Потому что один работник не в силах отследить порядка 300 человек, которые ежедневно посещают суд. Во-вторых, нужно выработать какую-то форму пропуска в суд. Я, допустим, не зайду никогда в помещение СБУ, даже с удостоверением. Работник же СБУ или спецподразделений может зайти в суд спокойно, нахамить работнику милиции, осуществляющему охрану, не показать удостоверение и пройти в помещения. И это массовое явление.

 

В Киеве мы столкнулись с проблемой, возникшей, в частности, из-за того, что сейчас меняется кадровый потенциал спецподразделений милиции. «Киевские» за многие годы приучены к порядку, уважению к органам правосудия. Сейчас спецподразделения наполняются молодыми работниками, особенно из регионов, которых не воспитывают. Они слышат о том, что судебная система на сегодня выступает в роли невестки среди других систем, и начинают себя ненадлежащим образом проявлять.

 

Еще один вопрос касается отношения самих правоохранительных органов к сотрудничеству с судами в деле выявления фактов коррупции. Посмотрите, до чего доходит. Глава райсуда не может противостоять этому явлению. Что массово происходило в Киеве совсем недавно? Работники УПОБ, лейтенант и старший лейтенант, находят лиц, которые находятся с ними в так называемом сотрудничестве – людей, которые судимы 3–4 раза. Присылают этих людей получать копию приговора. Задача одна: зайти в суд и умолять, просить заведующего архивом суда удалить копии приговора за 2002 г. Далее проносят пакет – не более бутылки шампанского и коробки конфет. Ранее судимый пытается уговорить заведующего архивом, оставляет этот пакет и тут же выходит. Если бы это была взятка – это чистой воды провокация. Я, пользуясь опытом, обращаю ваше внимание: посмотрите у себя по регионам, потому что это может произойти где угодно. Необходимо как-то объединяться и противостоять этому.

 

Председатель Совета судей общих судов Павел Гвоздик:

 

– Для начала отмечу, что официальной информации относительно провокаций взяток в судах со стороны правоохранительных органов у нас нет. Безусловно, что действия, которые провоцируют человека на получение взятки, являются явно недопустимыми – законом предусмотрена ответственность за них и, конечно, такие действия не должны оставаться без реагирования.

 

К сожалению, есть практика, когда судьи обращаются с заявлениями по поводу указанных фактов в прокуратуру, но прокуратура массово отказывает в возбуждении уголовных дел. На мой взгляд, данная ситуация должна быть введена в правовое поле. Если эти действия были незаконными, они должны получить соответствующую оценку. Тем самым мы отобьем охоту действовать неправовым способом, что является одним из методов борьбы с тем же взяточничеством.

 

Допустим, такой вариант, что действия по провокациям взяток происходят со стороны правоохранительных органов. Если подтвердится, что в них присутствовал элемент провокации, это свидетельствуют еще об одном аспекте – о том, что такие органы действуют, исходя из ложно понятых интересов службы, подменяя скрупулезную системную работу по искоренению взяточничества показухой и кампанейщиной. С другой стороны, это свидетельствуют еще об одном серьезном недостатке нашей правоохранительной системы – о том, что ее работа ведется непрофессионально. Борьба с коррупцией, со взяточничеством – планомерная работа, которая должна осуществляться постоянно, и в ее ходе должен утверждаться принцип неотвратимости наказания за реально совершенные действия. И провокативные действия при этом недопустимы, поскольку не совместимы с идеей правового государства. Даже при всех недостатках советской системы, соответствующие спецподразделения на то время чрезвычайно редко прибегали к подобным методам, в основном люди привлекались за реальные действия.

 

На последнем заседании Совета судей Украины обсуждался вопрос относительно обращения судьи Краснолуцкого городского суда Луганской области И. Бычкова – это, опять-таки, ситуация, которая свидетельствует о том, что не все в порядке, не все происходит в правовом поле. Сейчас мы ждем, какая будет реакция Генерального Прокурора Украины и Министра внутренних дел на обращение Совета.

 

С другой стороны, если говорить откровенно о ситуации, то можно выдвинуть контраргумент: если кто-то думает, что судьи заинтересованы в том, чтобы покрывать незаконные действия своих коллег и работников аппарата суда – это не так. Ни одно из преступлений в этой сфере невозможно было бы раскрыть, в т. ч. в отношении судьи Игоря Зварыча и других судей, которые привлекались к ответственности, если бы суды не давали разрешения на проведение оперативных мероприятий, которые касаются ограничения конституционных прав, на проведение обысков. И нет таких случаев, когда судьи отказывали. Таким образом, судейское сообщество само заинтересовано в том, чтобы очищаться от людей, которые пятнают честь судебной системы.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
С какими проблемами столкнется Общественный совет добропорядочности осенью
Фото
Видео
Новости онлайн