Преступление и наказание: не тюрьмой, так сумой

10:34, 17 октября 2011
Газета: 108
Похоже, представители власти решили подойти к
Преступление и наказание: не тюрьмой, так сумой

Похоже, представители власти решили подойти к наказанию за экономические преступления рационально и открыть дополнительный источник пополнения бюджета. Контрабанда, нарушение порядка занятия хоздеятельностью, фиктивное банкротство и еще 14 составов преступлений, предусмотренных действующим Уголовным кодексом, более не будут считаться общественно опасными деяниями. С такой инициативой выступил Президент Украины Виктор Янукович, который зарегистрировал в парламенте законопроект №9221 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты (относительно гуманизации ответственности за правонарушения в сфере хозяйственной деятельности)», принятый в первом чтении 6 октября 2011 г. Как отметил вице-премьер Сергей Тигипко, законопроект делает шаг навстречу развитию бизнеса: «За экономические преступления надо наказывать гривней, штрафами, а не сажать в тюрьмы тех, кто совершил какие-то экономические ошибки». Противники инициативы, в свою очередь, утверждают, что она расширит путь коррупции и рейдерству.

 

Однако основной темой дискуссий вокруг законопроекта стало предложение изменить с лишения свободы на штраф санкцию ст. 365 УК, предусматривающей ответственность за превышение власти или служебных полномочий. Совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 365, как известно, вменяется бывшему премьер-министру Украины Юлии Тимошенко. Хотя именно третьей части законодатель в проекте пока не коснулся, эксперты предполагают, что это произойдет при подготовке проекта ко второму чтению. Что представляют собой предложенные изменения, имеют ли они прямое отношение к уголовному делу Тимошенко и какие могут повлечь последствия для страны в целом, выясняла «Судебно-юридическая газета».

 

Вопрос о необходимости масштабного законодательного реформирования уголовной ответственности за экономические преступления периодически поднимался учеными и практиками, но существенной поддержки у законодателей не находил. Теперь же власть, по всей видимости, настроена серьезно. Следует отметить, что законопроектом №9221 предусмотрена не только гуманизация наказаний, но и декриминализация некоторых экономических преступлений, что, по мнению авторов, приведет к повышению инвестиционной и предпринимательской активности. Как подчеркнул С. Тигипко, «сейчас собственность и предприниматели в Украине беззащитны перед произволом правоохранительных органов. Наиболее ярким проявлением такого произвола является массовое возбуждение уголовных дел по формальным основаниям. Большинство таких дел не доводится до суда, потому что главная цель чиновников – запугать предпринимателя и получить мзду». По его мнению, первостепенный смысл санкций за преступления – предотвратить их повторение и компенсировать нанесенный ущерб: «Уголовное преследование должно быть крайней мерой, а не постоянной практикой в отношении людей, обвиняемых в экономических преступлениях. Это европейский подход к решению проблемы, и Украине давно стоит взять его на вооружение».

 

Стоит сказать, что не только в европейских, но и в соседних странах взялись за гуманизацию. В России аналогичные инициативы были внесены президентом Дмитрием Медведевым в три этапа: сначала, в 2010 г. значительно смягчили ответственность за экономические преступления, затем, в марте 2011 г., из 68 составов преступлений были исключены нижние пределы срока лишения свободы, что дало судам возможность самим определять минимальную продолжительность наказания за определенное преступное деяние, и, наконец, недавно были внесены поправки, предусматривающие закрытие дел по экономическим преступлениям, если правонарушитель возместил причиненный им ущерб и выплатил пятикратный штраф.

 

Действительно, тяжело назвать преступления в хозсфере настолько же общественно опасными, как преступления, содеянные в отношении жизни и здоровья человека. Кроме того, Украине дорого обходится содержание заключенных. Поэтому логичнее заставить оступившегося компенсировать нанесенный им ущерб. С другой стороны, сказать, что принятие закона станет своеобразным актом милосердия и из тюрем массово выйдут осужденные, достаточно сложно. Суды уже давно не применяют наказание в виде лишения свободы за большинство из тех экономических преступлений, которые собрались декриминализировать. Таким образом, о снижении давления на бизнес говорить пока рано – остаются более серьезные статьи УК, которые могут быть применены.

 

Штрафы бьют рекорды

 

Согласно законопроекту, ряд преступлений декриминализируются. Это касается таких деяний, как контрабанда товаров; нарушение порядка занятия хоздеятельностью; сокрытие устойчивой финансовой несостоятельности; обман покупателей и заказчиков; незаконные действия с приватизационными бумагами и некоторые другие. Часть из них обретает статус админпроступков. Так, исчезает из УК ответственность за фиктивное банкротство, которое является распространенным способом передела собственности. До сих пор оно карается штрафом или ограничением свободы до 3 лет, а теперь должно будет караться по КоАП. За ряд преступлений и вовсе не будет такого наказания, как лишение свободы – только штраф. Впрочем, он может быть заменен судом на другое наказание в случае неуплаты в срок, установленный судебным решением. Например, согласно ч. 1 ст233 УК, незаконная приватизация имущества карается лишением свободы на срок от 3 до 5 лет. Проектом за эти же действия устанавливается штраф в 5–10 тыс. НМДГ (от 85 тыс. до 170 тыс. грн).

 

Невооруженным взглядом можно заметить, что размер штрафов существенно возрастает. Более того, проект фактически не устанавливает верхнего предела для штрафа как уголовного наказания, предполагая, что он не может быть меньше суммы имущественного ущерба, причиненного преступлением, или размера прибыли, полученной от преступления, даже если санкция статьи Особенной части УК предусматривает меньшие размеры. В случае же неуплаты штрафа в размере 3 тыс. НМДГ, назначенного в качестве основного наказания, и отсутствия оснований для рассрочки его выплаты (а рассрочить оплату, по проекту, можно будет лишь на 6 месяцев), суд заменяет наказание на лишение свободы из пересчета 1 день за каждые 8 неуплаченных НМДГ. Как сказано в заключении главного научно-экспертного управления ВР, «вряд ли можно признать гуманизацией предоставление возможности суду заменять неуплаченную сумму штрафа лишением свободы (ч. 5 ст. 53 УК Украины, ст410 УПК в редакции законопроекта) сроком до 12 лет». При этом специалисты обращают внимание на то, что ч. 5 действующей редакции ст. 53 УК позволяет заменять штраф только общественными или исправительными работами.

 

Как отметил соавтор законопроекта о декриминализации экономических преступлений Александр Банчук, «в законопроекте есть очень опасные вещи, которые необходимо менять ко второму чтению. Законопроект называется «О гуманизации ответственности», но размеры штрафов с нынешних, например, 17–34 тыс. грн увеличиваются до 850 тыс. Такого размера штрафа в уголовном законодательстве в истории нашей страны еще не было». Стоит подчеркнуть, что в большинстве стран ЕС наказания за экономические преступления более чем либеральные по сравнению с Украиной: в основном применяется штраф, а в 15 из 27 стран ЕС размер штрафа за незаконное обогащение может оказаться меньше, чем прибыль, полученная преступным путем.

 

Премьерская декриминализация

 

Безусловно, ввиду последних событий основной объект интереса со стороны общества – будет ли изменена статья, по которой судят бывшего премьер-министра Юлию Тимошенко (и, к слову, экс-министра МВД Юрия Луценко). Напомним, им вменяется ч. 3 ст. 365 УК (использование служебных полномочий в преступных целях и умышленное совершение действий, явно выходящих за пределы предоставленных им прав и полномочий, повлекших тяжкие последствия). Однако автор законодательной инициативы не коснулся в своем предложении ст. 365 УК – речь идет только о статьях 365-1 («Превышение полномочий должностным лицом юридического лица частного права независимо от организационно-правовой формы») и 365-2 («Злоупотребление полномочиями лицами, предоставляющими публичные услуги»). Но на практике законопроекты при подготовке ко второму чтению часто подвергаются значительным корректировкам. Как подчеркнул глава Комитета ВР по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Виктор Швец, дополнение об исключении из разряда преступлений ст. 365 УК не будет противоречить регламенту. Согласно ст. 58 Конституции, закон обратной силы не имеет, кроме случаев смягчения или отмены ответственности. Таким образом, в случае принятия закона в указанной редакции Ю. Тимошенко может выйти на свободу и принять участие в выборах, так как судимость с нее будет снята в связи с изменением законодательства.

 

Вовсе исключить из разряда преступных деяния, связанные с выполнением служебных полномочий лицом, должность которого законом отнесена к политическим, совершенные в условиях оправданного риска, предлагает народный депутат Геннадий Москаль. Соответствующий проект №9261 он зарегистрировал в парламенте 6 октября. С инициативой о внесении изменений в ст. 365 УК выступил и Владимир Мойсик, зарегистрировав законопроект №9231 «О внесении изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Украины (об ответственности за совершение преступлений должностными лицами с использованием служебного положения)». Напомним, что ранее ВР отклонила внесенные оппозицией законопроекты, которыми предлагалось освободить от уголовной ответственности бывших высокопоставленных чиновников, принявших политические решения, а также декриминализировать ст. 365 УК. Таким образом, очевидно, что политическое напряжение будет сохраняться до последнего момента.

 

Сложно также судить, на какую чашу весов положить заявление Президента Украины Виктора Януковича, который сказал: «Сегодня, когда этот вопрос возник так остро на политическом уровне, все обратили внимание на то, что законодательство не отвечает европейским стандартам, процедуры не отвечают, сам закон, и эта 365 статья, которую во многих странах уже отнесли к уровню административных нарушений или вопросов политических. Если вы мне зададите вопрос: «Я с этим соглашаюсь или нет?», – безусловно, соглашаюсь».

 

Таким образом, с одной стороны, как отметил Советник Главы государства Андрей Портнов, организовавший разработку проекта №9221, принятие закона будет способствовать повышению стандартов гуманизма при регулировании вопроса привлечения к ответственности за совершение правонарушений в сфере экономики, а также обеспечит дополнительные поступления в бюджет. С другой – может привести к еще большим злоупотреблениям и безнаказанности недобросовестных должников и банкротов. Как отмечают юристы, декриминализация некоторых составов преступлений может привести к тому, что частные финансовые структуры, банки смогут безнаказанно обманывать своих клиентов. Законопроект предусматривает исключение из УК ст. 220 и 221. Первая предусматривала уголовное наказание за сокрытие стойкой финансовой неплатежеспособности, а вторая устанавливала ответственность за сокрытие банкротом имущества, передачу имущества третьим лицам. Таким образом, если банк или другое финучреждение будет умышленно скрывать свою неспособность рассчитаться по своим обязательствам, это останется безнаказанным, и если предприятие в ходе процедуры банкротства спишет на третьих лиц свое имущество, он не понесет уголовного наказания, а его кредиторы останутся ни с чем. Сразу вспоминается банк «Украина» и связанные с ним события, когда десятки тысяч людей были обмануты.

 

Каким выйдет документ из Верховной Рады в итоге, после обсуждения во втором чтении, – загадка. Остается только ждать пленарной недели, которая начнется 18 октября и в ходе которой может быть принят гуманизационный законопроект.

 

Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

 

**Комментарии**

 

Старший юрист ЮК «Правовой Альянс» Евгений Щеглов:

 

– Заслуживает одобрения идея уменьшения оснований для преследования деловых кругов, связанных с деятельностью оппозиции, и рейдерских захватов со стороны действующей власти, если не учитывать детали реализации этой идеи. Например, изменения к ст. 206 УПК устанавливают ограничения прав граждан на свободу и личную неприкосновенность в зависимости от имущественного положения – лицо должно выкупать себе свободу до решения суда. А декриминализация контрабанды избавит таможенные органы от необходимости проводить сложную процедуру доказывания в уголовном процессе, чего они часто не могли сделать за отсутствием оснований, и сделает процесс перехода прав на импортируемый товар к государству более простым.

 

Советник АФ ENGARDE Сергей Даниленко:

 

– На мой взгляд, к гуманизации ответственности за правонарушения в сфере хозяйственной деятельности нельзя относиться негативно. Такая реформа законодательства назрела давно. Она позволит нашей стране приблизиться к стандартам развитых стран. Однако главной проблемой является результат такой гуманизации – насколько существенным он окажется? Метастазы коррупции настолько проникли в государственные органы, в т. ч. в правоохранительные органы и суды, что любая, даже самая позитивная, взвешенная идея может быть не реализована, а эффект от ее воплощения будет сведен к нулю.

 

Партнер ЮФ «Кибенко, Оника и партнеры» Максим Шевердин:

 

– Исключение из УК некоторых составов преступлений (ст. 220 и 221) может привести к тому, что частные финансовые структуры, банки смогут безнаказанно обманывать своих. В данном случае закон облегчит жизнь должникам – крупным финансовым структурам, недобросовестным предпринимателям. Но несмотря на ряд недостатков, законопроект имеет и ряд позитивных моментов. Так, из УК исключаются фактически «мертвые» статьи, доказать виновность лица по которым практически невозможно. Такими являлись, в частности, ст. 214 – нарушение правил сдачи драгоценных металлов, ст. 215 – подделка знаков почтовой оплаты и проездных документов.

 

Советник АО Arzinger Дмитрий Тупчиенко:

 

– В абсолютном большинстве санкций статей законопроекта лишение права занимать определенные должности или заниматься определенным видом деятельности выступает как дополнительное наказание к основному наказанию в виде штрафа, и поэтому его срок не может превышать трех лет. Т. е. после уплаты штрафа осужденный уже через год (максимум три) сможет вернуться к занятию определенной деятельностью или на определенную должность, с помощью которой он совершил преступление. Это вряд ли поспособствует снижению уровня преступности в хозяйственной сфере и может полностью нивелировать превентивную функцию наказания.

 

Народный депутат Украины Леонид Грач:

 

– Сейчас этот законопроект крайне вреден и опасен, потому что вещи надо называть своими именами. То, что происходит в хозяйственной, финансовой сфере, в сфере имущественных отношений, – это не просто коррумпированность, а тотальная коррумпированность и криминализация отношений. Примером тому может служить схема рейдерских захватов. Вторая, не менее, а то и более главная причина не делать этого – перераспределение по принципу «грабь награбленное». По сути, освобождая от уголовной ответственности то или иное лицо, мы развязываем ему руки для борьбы внутри самой экономической сферы, поэтому на данном этапе этого нельзя ни в коем случае делать.

 

Председатель ВККА, член ВСЮ Владимир Высоцкий:

 

– По какому бы кодексу мы ни жили, я никогда не был приверженцем позиции, что чиновника за эти преступления необходимо привлекать к ответственности таким вот образом: брать под стражу, помещать в СИЗО. Те вещи, которые сегодня происходят, с моей точки зрения, это как раз реформаторство. Все равно мы должны к этому прийти, если стремимся соответствовать в этом отношении европейским стандартам, стандартам цивилизованного мира. Если мы этого хотим, то как можно за экономические преступления применять такие санкции? Это вполне продуманный, логичный, взвешенный шаг. В теории уголовного права экономическую, так называемую беловоротничковую преступность всегда преследовали не так. Чиновника мы в этой ситуации больше всего наказываем, когда возбуждаем уголовное дело, ведь сам факт такого возбуждения ставит точку на его карьере. Когда же его арестовывают, помещают в следственный изолятор, вместо того, чтобы избрать домашний арест или другую меру пресечения, не связанную с ограничением свободы, это просто непонятно. Я выступаю за все, что направлено на гуманизацию действующего уголовного законодательства.

 

Член Высшего совета юстиции Сергей Сафулько:

 

– Отдельные положения этого законопроекта направлены на то, чтобы облегчить определенным группам достижение их целей, связанных с уклонением от обязательств по выполнению соглашений через облегчение процедуры банкротства и устранение ответственности за него, путем избежания ответственности за невозврат колоссальных кредитов. Не время для этого законопроекта. Менять нужно не санкции, а объективную сторону этих правонарушений, составов преступления. Причем так, чтобы это отвечало интересам общества. А просто отменить ответственность или заменить ее на другую, не касаясь базовой составляющей таких вещей, по моему мнению, подразумевает совсем другое, никак не интересы общества.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Верховный Суд может начать работу уже в этом году (видео)
Новости онлайн