Как из пострадавшего стать обвиняемым

10:34, 24 октября 2011
Газета: 109
Избив мужчин, пришедших к
Как из пострадавшего стать обвиняемым

Избив мужчин, пришедших к нему сдавать металлолом, владелец полулегального пункта приема обвинил их… в разбое

 

32-летний Василий Погорелов, являясь отцом троих малолетних детей, оставил их на попечение супруги и уже более трех лет злостно уклоняется от уплаты алиментов. В свое оправдание Погорелов говорит, что в последнее время он не имеет постоянного источника доходов, так как не может устроиться на работу. Если смотреть с точки зрения наказуемости, это не самое тяжкое деяние. А с точки зрения морали? Погорелов, конечно, не сидел, сложа руки, ибо ему самому есть-пить хотелось. Без официального оформления он работал автослесарем на СТО, затем – охранником в частной фирме. Напарником у него был 26-летний Павел Звонарев.

 
 

***

 

Как-то в день зарплаты Звонарев и Погорелов приехали в офис фирмы за деньгами. Но им сказали, что деньги будут только вечером или на следующий день. Мужчины огорчились – у Звонарева не осталось денег даже на обратный проезд. Тогда Василий, который должен был Звонареву 90 грн, предложил сдать металлолом – у него дома был припасен небольшой мешочек с медью:

 

– Я съезжу за металлом, а ты пока разузнай, где здесь приемный пункт, – сказал он Звонареву.

 

Прохожие указали Павлу на дом № 5 по улице ч. Вскоре приятели пришли по указанному адресу. Дверь в дом не заперта. Звонарев и Погорелов вошли. В передней комнате на диване сидел пьяный мужчина. На вопрос: «Эй, кто здесь еще есть?» из комнаты откликнулся хозяин – некто Антон Сальтисон. Павел проследовал дальше, а Василий остался в прихожей. Он предупредил товарища, что меди в пакете больше 3 кг – сам дома взвешивал. В комнате стояли в ряд мешки с железом, напольные весы; лежали кучки – отдельно цветного и черного металла.

 

Когда приемщик взвесил принесенную медь, весы почему-то показали около 2 кг. Звонарев возмутился, обвиняя Сальтисона в нечестности. «Не нравится – иди в другое место!» – ответил хозяин. Звонарев настаивал на перевешивании. Мужчины начали скандалить с употреблением ненормативной лексики и обоюдных угроз. Сальтисон достал откуда-то баллончик с газом и направил его в лицо Павлу. Тот, завопив от боли, оттолкнул приемщика и принялся тереть глаза руками. Что происходило дальше, он не видел. Слышал только, как вбежал Погорелов и закричал: «Ты что творишь?» Потом залаяла собака. Раздался звук от падения чего-то тяжелого и металлического – это Антон Сальтисон замахнулся на Погорелова железной трубой. Последний успел уклониться, и труба загрохотала по полу.

 

«Похоже, предполагается большая драка», – подумал Погорелов и, ухватив Звонарева за плечо, потащил его на улицу. Сумка с медью осталась в доме. Павел забеспокоился: «А как же деньги?» «Какие там деньги!» – махнул рукой Василий. Павел протер рукою лицо. Глаза по-прежнему болели и слезились. Итак, день подошел к концу, но приятелям так и не удалось раздобыть денег. На всякий случай они решили наведаться в офис. Им повезло. Получив зарплату, друзья на радостях отправились в кафе и заказали по 50 г водки и бутерброды. Выпили, закусили и разбежались. Звонарев собрался ехать домой, Погорелов – на объект, так как сегодня была его очередь дежурить.

 

***

 

Павел Звонарев шел по улице к трамвайной остановке. Позади громко затопали ноги – кто-то кого-то догонял. Павел оглянулся, и тут на него налетели Сальтисон и еще один парень. В ходе драки ему чем-то сильно ранили ногу. Обороняясь, Павел поднял с земли кирпич. Сальтисон с напарником исчезли так же быстро, как и появились.

 

Павел намерился идти дальше, но, пройдя метров тридцать, остановился. Нога горела огнем, в сапоге было мокро. Он тормознул такси и попросил водителя отвезти его к развлекательному комплексу – там работал медбратом знакомый Павла, Дмитрий Бобров.

 

Бобров, узнав, в чем дело, посоветовал Звонареву обратиться в железнодорожную поликлинику, которая находится совсем рядом. Однако время было позднее, поликлиника оказалась закрытой. Тогда Бобров вызвал по телефону «Скорую помощь» и милицию.

 

В 6-й больнице Звонареву наложили на рану швы. Позже, в отделении милиции ему пришлось писать объяснение по поводу уличного происшествия. Однако Павел решил не дожидаться торжества правосудия, а самолично наказать обидчика.

 

На следующий день он со своим неизменным напарником Василием Погореловым отправился к дому Сальтисона. Там явно были готовы к ответному визиту. Четверо мужчин вместе с Антоном встретили приятелей и принялись «метелить» их. Звонареву удалось вырваться и убежать, а в Погорелова Сальтисон выстрелил из пневматического пистолета, затем ударил чем-то тяжелым по голове, и Василий потерял сознание. Пришел в себя уже в отделении милиции, когда его осматривали врачи «Скорой помощи».

 

Сальтисон чувствовал себя героем, ведь он «обезвредил преступника»! Вскоре был задержан и Павел Звонарев. В отношении обоих приятелей возбудили уголовное дело, их поместили в СИЗО. Звонарева и Погорелова обвиняли в преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 187 УК Украины – разбой, соединенный с проникновением в жилище, что наказывается лишением свободы на срок от 7 до 12 лет с конфискацией имущества.

 

Сальтисон представил дело так: Погорелов и Звонарев в масках ворвались к нему в дом, избили и, применив насилие, опасное для жизни, забрали деньги в сумме 950 грн, которые он приготовил для возращения долга своему другу. Ни Погорелов, ни Звонарев не признавали себя виновными, но их показания не были учтены. Районный суд, рассматривая это уголовное дело, поверил А. Сальтисону, а не приятелям, и проговорил Погорелова и Звонарева к 7 годам 6 месяцам лишения свободы каждого с конфискацией принадлежащего лично им имущества.

 

Помощник прокурора Красногвардейского района Днепропетровска обратился в областной суд с апелляцией: отменить этот приговор ввиду его несоответствия степени тяжести преступления и личности осужденных и назначить более строгое наказание – 10 лет лишения свободы каждому с конфискацией имущества.

 

***

 

Павел Звонарев и Василий Погорелов в какой-то степени никчемные люди, бесцельно блуждающие по жизни, никому не доставляя радости своим существованием. Несомненно и то, что виновные должны быть наказаны. Но кто и в чем здесь виноват на самом деле? Приемщику металла Антону Сальтисону удалось каким-то образом «обаять» беспристрастных судей и прокурора и предстать жертвой в деле, которого могло и не быть. Кстати, приемом металлолома Сальтисон занимался незаконно, поэтому всячески отрицал настоящую цель появления у него в доме Звонарева и Погорелова.

 

С другой стороны, разве не сами Погорелов и Звонарев виноваты, что на них всех собак вешают?! Образ жизни нужно менять! Ведь при желании очень легко подвергнуть сомнению самые правдивые показания неавторитетных личностей.

 

Но в областной суд направляется еще одна апелляция, в которой адвокат Василия Погорелова говорит о несостоятельности обвинений в адрес ее подзащитного. Адвокат считает, что к показаниям потерпевшего (Антона Сальтисона) следует отнестись критически: «Приговор считаю неправильным и подлежащим изменению…» Основываясь на показаниях всех участников уголовного дела, адвокат Василия (кстати, совершенно несостоятельного в материальном плане) доказывает отсутствие умысла и предварительного сговора на разбойное нападение и ограбление. Все жалобы «потерпевшего» на черепно-мозговую травму, ушиб головы и грудной клетки ничем объективно не подтверждаются. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, на момент осмотра Сальтисона никаких телесных повреждений у него не выявлено.

 

На основании чч. 1, 2 ст. 367 УПК Украины адвокат просит изменить приговор суда в отношении Погорелова В. В. – дело в части обвинения по ч. 3 ст. 187 УК Украины производством прекратить, а по ст. 164 ч. 1 УК Украины (злостное уклонение от уплаты алиментов) определить меру наказания, не связанную с лишением свободы. Надо полагать, что эта апелляция дает основания для пересмотра приговора и в отношении другого осужденного, Звонарева П. И.

 

***

 

А к Сальтисону А. И., незаконно занимающемуся приемом металлолома, вполне могли бы проявить интерес соответствующие органы. А если бы еще Звонарев и Погорелов захотели предъявить ему иск по полученным телесным повреждениям, то очень даже возможно, что потерпевший превратился бы в обвиняемого.

 

Имена и фамилии изменены.

 

Валентина Индовицкая, специально для

«Судебно-юридической газеты»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн