Работа судов не станет секретной, несмотря на голословные заявления некоторых политиков

10:34, 7 ноября 2011
Газета: 110
Работа судов не станет секретной, несмотря на голословные заявления некоторых политиков

«Угроза прозрачности судебной системы» – так успели окрестить СМИ предложенное законодателем урегулирование порядка наполнения Единого госреестра судебных решений. Как известно, на сегодняшний день на подпись Президенту Украины направлен принятый парламентом в целом 20 октября законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно рассмотрения дел Верховным Судом Украины», которым, среди прочего, вносятся изменения в Закон «О доступе к судебным решениям». Ч. 3 ст. 3 этого Закона предлагается изложить в следующей редакции: «Перечень судебных решений судов общей юрисдикции, подлежащих включению в Реестр, утверждается Советом судей Украины по согласованию с Государственной судебной администрацией Украины».

 

Эксперты Главного юридического управления парламента в своих замечаниях к этой норме отмечают, что она не учитывает требований ст. 129 Конституции и соответствующих статей процессуальных кодексов относительно гласности и открытости судебного процесса, поскольку обеспечение доступа к судебному решению является одним из признаков реализации этого принципа. Кроме того, по их мнению, есть риск, что сложится ситуация, когда одни судебные решения будут вноситься в Реестр, а другие нет. При этом принципы отбора соответствующих решений в законопроекте не определены.

 

Ветировать законопроект Президента Украины призвали и некоторые общественные организации, в частности, Ассоциация украинских банков и Винницкая правозащитная группа. Высказалась по этому поводу и Советник Президента Марина Ставнийчук: «В этом вопросе я абсолютно согласна с позицией правозащитников. Украина только начала создавать полноценный реестр судебных решений, и вопрос тут, с одной стороны, в открытости судебной системы, доступе к судебным решениям. Кроме того, этот вопрос четко связан с эффективностью правосудия, с возможностью, прежде всего, кассационного обжалования. И, учитывая это, мной подготовлена докладная на имя Президента с просьбой в случае поступления такого законопроекта в АП ветировать соответствующий закон».

 

Вместе с тем, судьи призывают объективно взглянуть на цель таких изменений. Для начала стоит отметить, что на сегодняшний день пользоваться Реестром достаточно неудобно, поскольку он, попросту говоря, захламлен. Найти решения по конкретной категории споров с целью анализа судебной практики достаточно непросто. Можно ли в таком случае говорить о прозрачности доступа? Структуризация и классификация Реестра необходима и, по мнению Совета судей и ГСАУ, является одной из первоочередных задач.

 

Впрочем, главный вопрос, опять-таки, касается финансирования. В соответствии со вступившим в силу ЗУ «О судебном сборе», именно за счет средств, поступивших от него, обеспечивается осуществление правосудия, улучшение материально-технической базы судов (ч. 2 ст. 9), в т. ч. внесение судебных решений в Реестр. Ввиду ограниченности финансов, выделяемых на судебную ветвь власти, сокращение расходов средств, которые будут поступать от судебного сбора, – один из ключевых вопросов. В первую очередь, этой цели планируется достичь за счет такой составляющей программного обеспечения, как внесение судебных решений в Реестр. Стоимость внесения одного решения составляет 3 грн 88 коп. независимо от того, окончательное оно или промежуточное. При этом 1 грн 38 коп. – оплата за программное обеспечение, ведь ПО на сегодня принадлежит не государству, а предприятиям-разработчикам. Как отметил гендиректор ГП «Информационные судебные системы» Леонид Богданов, от такой практики собираются отказаться: «Программное обеспечение в скором времени перейдет в собственность госпредприятия. Соответственно, если говорить о Реестре, то регистрация каждого решения подешевеет на 1 грн».

 

Кроме того, по словам председателя ССУ Ярослава Романюка, при утверждении перечня решений будет применен объективный подход с учетом международного опыта. Думается, вряд ли в Реестр попадут обезличенные определения, например, о возобновлении производства, назначении экспертизы, но решения, которыми производство по делу заканчивается, будут внесены в перечень в любом случае. Ведь именно в них отображается судебная практика, о необходимости доступа к которой так спорят юристы.

 

Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

 

**Комментарии**

 

Председатель Совета судей Украины Ярослав Романюк:

 

– В соответствии с ч. 3 ст. 3 ЗУ «О доступе к судебным решениям», в ЕГРСР включаются все судебные решения судов общей юрисдикции. В 2010 г. судами Украины по первой инстанции было рассмотрено без малого 7 млн дел. По каждому из них судами постановлялось как минимум два решения: об открытии производства и окончательное решение по делу. Есть и большое количество промежуточных решений. К тому же, решения постановляются и апелляционными, кассационными судами, Верховным Судом Украины. И все они подлежат внесению в Реестр. Стоимость внесения каждого судебного решения в ЕГРСР – 3 грн 88 коп. Таким образом, можно посчитать, какой объем бюджетных средств используется на удовлетворение этих потребностей. Кроме того, такое большое количество судебных решений тормозит процесс их внесения в Реестр, а сам Реестр становится громоздким, и сложным в использовании.

 

Рассмотрим ситуацию. Судья оставил иск без движения и дал время для устранения недостатков, потом открыл производство, далее назначил дело к рассмотрению, назначил по делу экспертизу, отложил дело, приостановил производство – и информация обо всех этих действиях помещается в ЕГРСР. Эти и другие промежуточные определения, между прочим, помещаются в Реестр без указания имен/наименований сторон. Ни цели открытости (поскольку неясно, о ком идет речь – в качестве сторон указывается лишь «лицо 1», «лицо 2»), ни прозрачности, ни одинаковому применению законодательства они, таким образом, не отвечают. При том, что судебная система хронически недофинансируется, тратить огромные бюджетные средства на указанные потребности, на мой взгляд, просто нерационально.

 

Некоторые народные депутаты подвергли этот законопроект уничижающей критике, поскольку, по их мнению, в нем заложена коррупционная схема, когда одни решения будут вноситься в Реестр, а другие – нет. Это абсолютно не соответствует действительности. Я уверен, если бы они знали, какова цель таких изменений, они бы, безусловно, поддержали их. Вместе с тем, мне кажется несколько удивительным, что судам доверяют решать человеческие судьбы, а сомневаются в том, что мы можем справедливо и взвешенно определиться, какая категория судебных решений подлежит внесению в Реестр.

 

Председатель Совета судей общих судов Павел Гвоздик:

 

– Если мы посмотрим на количество обращений к ЕГРСР, то увидим, что есть такие решения, к которым никто никогда не обращался. Также стоит сделать Реестр более рациональным – например, чтобы из него можно было получить официальную копию. А для работы судей было бы удобно, если бы велись специализированные подборки решений по категориям дел. Отмечу, что существует много стран, которые ведут такие реестры, но помещают туда не все решения, а только те, которые имеют значение для судебной практики.

 

Судья ВССУ Владимир Британчук:

 

– На мой взгляд, наиболее правильным было бы вносить в ЕГРСР окончательные судебные решения. Промежуточные (например, о назначении экспертизы, объявлении в розыск) не содержат смысловой нагрузки. Реестр – это база именно судебных решений, которыми можно пользоваться при рассмотрении аналогичных дел, в которых изложена конкретная правовая позиция. А какая имеется правовая позиция в промежуточных процессуальных решениях? Не стоит загружать лишней информацией Реестр, потому что в таком случае сложно найти то, что действительно необходимо.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн