Когда к Фемиде прислушаются?

10:29, 5 декабря 2011
Газета: 47 (115)
Разбираться с
Когда к Фемиде прислушаются?

Разбираться с проблемами внутри судебной системы – задача самих судей. Уже сейчас очевидно, что за них никто выполнять эту работу не собирается. Искать пути решения проблем призваны органы судейского самоуправления. Но хватает ли им реальных рычагов для этого? Помимо того, что на практике большая часть их полномочий оказывается лишь декларациями, постоянно возникает дилемма, связанная с возможными границами вмешательства этих органов в работу судов и судей. Почвой для дискуссий служит также нечеткость законодательных формулировок касательно реализации функций самоуправления.

 

Стоит ли законодателю более тщательно урегулировать проблему взаимодействия органов судейского самоуправления с другими государственными институциями, или же самоуправление может и должно само очертить тот круг вопросов, на которые распространяется его «юрисдикция», выясняла «Судебно-юридическая газета».

 

Задачи есть, а полномочий нет?

 

Органами, к приоритетным задачам которых отнесено принятие необходимых мер для гарантирования и обеспечения самостоятельности судов и независимости судей, являются органы судейского самоуправления. Об этом прямо сказано в ст. 113 ЗУ «О судоустройстве и статусе судей». Но каким образом они должны обеспечивать независимость, законодатель не уточнил.

 

Вот что по этому поводу говорит председатель Совета судей Украины Ярослав Романюк: «Основным заданием органов судейского самоуправления является принятие мер для обеспечения независимости судов и судей. Если обратиться к результатам мониторинга 2011 г. (анонимный опрос 579 судей различных специализаций – прим. ред.), то можно заметить, что 65,7% опрошенных судей считают работу судейского самоуправления по утверждению независимости судей неэффективной. С целью предупреждения угроз независимости, на мой взгляд, целесообразно было бы в законе «О судоустройстве и статусе судей» предусмотреть такие полномочия, скажем, Совета судей Украины, как предоставление заключений к законопроектам. Такая практика у ССУ есть. Конституционный Суд Украины всегда, когда рассматривает дела, имеющие отношение к правосудию, отправляет нам конституционные представления. ССУ принимает соответствующее решение, и в большинстве случаев КСУ прислушивается к нашей правовой оценке. И, наверное, вряд ли стоит думать, что Совет примет корпоративную, а не государственную позицию. На мой взгляд, стоило бы предусмотреть в законе предоставление выводов, но не таких, какие предоставляет Пленум ВСУ. Нужно, чтобы они имели правовое значение и обязательно учитывались парламентом при принятии законопроектов. Что касается текущих угроз, то необходимо, чтобы все обращения органов самоуправления были основанием для принятия госорганами соответствующих мер».

 

Низкий уровень финансового обеспечения также является серьезной угрозой для независимости судебной системы.

 

По мнению экспертов «Судебно-юридической газеты», стоит перенять опыт других государств, в законодательстве которых установлено, что выводы органов судейского самоуправления по вопросам формирования бюджета являются обязательными для учета их парламентом при принятии закона о госбюджете.

 

Когда к Фемиде прислушаются?

 

По мнению многих судей, выполнение одной из фундаментальных обязанностей органа судейского самоуправления – обеспечение независимости судей – в значительной мере зависит от действий других ветвей власти. «Сегодня орган судейского самоуправления не имеет рычагов влияния на решения, которые принимают другие ветви власти. У нас даже нет своих представителей в Верховной Раде и Кабмине. А необходимость в этом уже назрела. Когда мы говорим о судебной власти, то это в известной мере теоретическая конструкция, поскольку отсутствует орган, который бы ее представлял», – подчеркивает глава Совета судей общих судов Павел Гвоздик. Положение вещей иллюстрирует дискуссия между главой Государственной судебной администрации и членами ССУ на последнем заседании Совета 18 ноября, когда ССУ попытался обязать ГСАУ обратиться к Министерству труда с ходатайством о приведении разъяснений относительно длительности отпусков судей в соответствие с ЗУ «О судоустройстве и статусе судей».

 

На другие органы судейскому самоуправлению повлиять еще сложнее. Наглядным примером являются случаи давления на судей со стороны правоохранительных органов, о чем «Судебно-юридическая газета» неоднократно писала (см., например, №107 «Кто защитит суды от провокаций?»).

 

Голос коллектива

 

Нижестоящим, но не последним по значимости звеном в цепи судейского самоуправления являются собрания судей.

 

Коллективы судов определяются с жизненно важными вопросами внутренней деятельности суда, в частности, с кандидатурами на руководящие должности. Хотя это прямо и не определено в законе, о том, проголосовал ли за них коллектив, у будущих председателей и замов спрашивают всегда.

 

Вместе с тем, в коллективах судов нередко возникают разногласия, в частности, относительно наличия права голоса у тех или иных судей. Председатель Терновского райсуда Кривого Рога Днепропетровской области Иван Быканов обратился к Совету судей Украины с вопросом, может ли судья, который принял присягу, но находится в отпуске по уходу за ребенком до достижения 3-летнего возраста, принимать участие в собрании судей и голосовании? И, кроме того, может ли судья, у которого закончился 5-летний срок полномочий и которому ВККС отказала в рекомендации на бессрочное избрание, но он обжалует это решение в Высшем совете юстиции, принимать участие в собрании судей и голосовании?

 

Стоит сказать, что среди членов ССУ эти вопросы вызывали дискуссию. По мнению Я. Романюка, оба лица являются членами трудового коллектива, и пока они не уволены, имеют право принимать участие в собрании и голосовании. С точки зрения публичной службы, как отметил член Совета Сергей Амелин, отношения регулируются в т. ч. и приказами руководителя органа, где такое лицо находится на работе: «Есть приказ об отпуске. Чтобы это лицо приступило к выполнению профессиональных полномочий, должен быть соответствующий приказ о том, что такой отпуск прекратился». А поскольку речь идет о трудовых и о профессиональных обязанностях, возник еще один немаловажный вопрос: как быть с судьями ВСУ, которые откомандированы на работу в ВККС? По мнению П. Гвоздика, «статус судьи имеет много составляющих. В т. ч. и его трудовые отношения, оформление этого статуса. И нахождение в отпуске влечет за собой освобождение судьи от выполнения трудовых обязанностей, но никоим образом не отражается на его статусе. Если в отношении судьи будут совершены какие-либо противоправные действия, независимо от того, в отпуске он или нет, его статус сохраняется». В свою очередь, член ССУ Галина Каныгина подчеркнула: «Окончание полномочий является лишь основанием для того, чтобы вопрос о лишении статуса судьи был внесен на рассмотрение компетентного органа. И лишить его полномочий может только тот, кто избрал его или назначил. По этому вопросу было соответствующее решение КСУ, и мы можем на него ссылаться. А что касается права на участие в работе органов судейского самоуправления, то если кто-то из нас, членов ССУ, находится в отпуске и приедет на заседание Совета, он не лишен полномочий принимать участие в нем. Исходя из совокупности этих моментов, считаю, что и в первом, и во втором случае за лицами остается статус судьи». В итоге ССУ пришел к выводу, что обе категории лиц имеют право принимать участие в работе органов судейского самоуправления.

 

Толмач для судей

 

Стоит сказать, что у Совета также периодически возникает вопрос, является ли он тем органом, который вправе по просьбе судей толковать закон. А с другой стороны, к кому им еще обратиться? «Давать какие-либо обязательные рекомендации ССУ не вправе. Но мы не можем отстраняться от судей, – отмечает член Совета судей Украины Раиса Ханова. – Последнее слово будет за ними, но свое мнение, правовую позицию (хоть и необязательную для собрания судей) ССУ может высказать».

 

Как в этом аспекте соотносятся полномочия органов судейского самоуправления, есть ли у них подотчетность? Как отмечают сами члены Совета, ССУ – не тот орган, который вправе анализировать решения других органов судейского самоуправления. Это влечет за собой другой вопрос: может ли быть подвергнуто сомнению решение о рекомендации лица на административную должность в суде?

 

Как подчеркнул Я. Романюк, «мы снова возвращаемся к вопросу о том, что нужно принять унифицированные положения для всех органов судейского самоуправления. Положения в законе очень нечеткие, общие, и каждый понимает их на свой лад, поэтому и возникают вопросы о границах полномочий. Проблема есть, и нужно серьезно к ней подойти». Стоит сказать, что вопросы относительно круга полномочий самоуправления возникают постоянно. На последнем заседании члены Совета судей общих судов задумались, могут ли они по просьбе судьи, которому сложно разобраться в многоэпизодном уголовном деле либо несовершенном законодательстве, дать ему совет относительно правовой позиции по делу. Долгое время у Совета возникал вопрос, каким способом он может изучать работу судов.

 

Немало судей, особенно районных судов, не углубляются в теоретические вопросы, касающиеся полномочий органов судейского самоуправления. И это понятно: они занимаются отправлением правосудия и, по сути, им все равно, как называется тот или иной орган. Но в случае проблемы они обращаются к органам, которые представляют их систему и, по их мнению, могут помочь – к советам судей. Очевидно, просто отмахнуться от таких обращений советы не вправе. Возможно, при совершенствовании закона «О судоустройстве и статусе судей» законодателю стоит это учесть.

 

Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

 

**Комментарий**

 

Председатель Совета судей Украины Ярослав Романюк:

 

– Какие полномочия имеют органы судейского самоуправления в соответствии с действующим законом для того, чтобы реально обеспечить независимость судов и судей? Если обратиться к закону, то там таких полномочий нет – предлагается лишь обращаться к органам государственной власти, просить и т. п. Другими словами, эти полномочия носят чисто декларативный характер. Наверное, таким способом обеспечить независимость вряд ли возможно. Поэтому случается, что когда другие органы судейского самоуправления (скажем, собрание судей), принимают решение обратиться к Совету судей соответствующей специализации с просьбой принять предусмотренные законом меры с целью устранения угрозы независимости, Совет судей или конференция судей, в свою очередь, принимает решение обратиться к Совету судей Украины с тем, чтобы принять «предусмотренные законом меры». У меня всегда возникает вопрос: какие именно «предусмотренные законом» полномочия они имеют в виду, помимо тех, которые уже есть у их Совета или конференции?

 

Я не призываю к тому, чтобы советам судей или другим органам судейского самоуправления дали право увольнять нерадивых чиновников с должностей, если они представляют угрозу для независимости судей. Но мне кажется, что поскольку органы судейского самоуправления являются именно теми органами, которые должны эту независимость обеспечивать, то в том случае, если они обращаются к органам государственной власти, их обращения должны быть обязательно рассмотрены и на них должно быть соответствующее реагирование. В связи с этим неудивительно, что по результатам мониторинга уровень способствования утверждению независимости судей органами законодательной власти – 21%, а исполнительной власти – 20%.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
С какими проблемами столкнется Общественный совет добропорядочности осенью
Видео
Новости онлайн