Станислав Мищенко: «Судья должен отстаивать свою позицию, обосновывая ее материалами дела и правильным применением закона»

10:42, 19 декабря 2011
Газета: 49 (117)
Вот уже больше года прошло с
Станислав Мищенко: «Судья должен отстаивать свою позицию, обосновывая ее материалами дела и правильным применением закона»

Вот уже больше года прошло с момента создания Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Проведены первые пленумы, укомплектован штат, налажена работа, но информации о деятельности нового кассационного органа в украинской судебной системе все равно пока немного. Рассказать о работе ВССУ, а также уточнить позицию судей по наиболее актуальным вопросам наше издание попросило заместителя председателя этого суда, Заслуженного юриста Украины Станислава Мищенко. В эксклюзивном интервью* «Судебно-юридической газете» Станислав Николаевич рассказал, какие задачи стоят перед ВССУ, как продвигается работа по внесению изменений в УПК, есть ли у судей проблемы при общении с органами власти, а также о многом другом.

 

– Станислав Николаевич, какие, на Ваш взгляд, основные направления работы и задачи стоят перед Высшим спецсудом по рассмотрению гражданских и уголовных дел в рамках второго этапа судебной реформы?

 

– Принятие 7 июля 2010 г. парламентом Украины ЗУ «О судоустройстве и статусе судей» стало отправной точкой долгожданной судебной реформы и ознаменовало начало нового этапа реформирования национального судопроизводства. Одним из ее достижений стало создание с 1 октября 2010 г., согласно п. 1 Переходных положений Закона, нового учреждения – Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел (ВССУ). Это является вполне логичным шагом, учитывая создание ранее Высшего хозяйственного суда Украины и Высшего административного суда Украины.

 

Начав свою деятельность, ВССУ столкнулся с целым рядом разного рода проблем, и некоторые из них до сих пор остаются нерешенными. Но упорный и плодотворный труд судей и работников аппарата суда позволяет эффективно выполнять поставленные перед ВССУ задачи.

 

Основной перечень задач ВССУ закреплен в ст. 32 ЗУ «О судоустройстве и статусе судей», и для их эффективной реализации мы принимаем меры по:

 

● одинаковому применению всеми судами общей юрисдикции действующего законодательства во избежание неоднозначного толкования норм права в судебной практике. Один из существенных шагов ВССУ в этом направлении – обращение в Конституционный Суд Украины с конституционным представлением об официальном толковании положений ст. 97, 110, 234, 236 УПК Украины и ст. 3, 4, 17 КАСУ в контексте положений ст. 55 Конституции Украины (относительно судебной юрисдикции дел об обжаловании бездействия органов дознания, следствия и прокуратуры, которое заключается в непринятии надлежащих процессуальных решений по заявлениям и сообщениям о преступлениях). Следует отметить, что определением коллегии судей КСУ открыто конституционное производство по делу и ведется подготовка к его рассмотрению на заседании суда;

 

● осуществлению постоянного контроля за качеством судебных решений апелляционных и местных судов и проведению систематического анализа состояния оперативности рассмотрения дел на основе обобщения судебной практики и анализа судебной статистики;

 

● предоставлению судам первой и апелляционной инстанции постоянной и надлежащей методической помощи в применении действующего законодательства, особенно в уголовных делах, возбужденных в связи с совершением тяжких и особо тяжких преступлений;

 

● разработке и принятию постановлений Пленума ВССУ, которые служат ориентиром для правильного применения норм действующего законодательства судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении тех или иных категорий дел.

 

– Практика по рассмотрению каких категорий уголовных дел сейчас является наиболее неоднозначной и требует обобщения?

 

– Наиболее неоднозначной и несогласованной является судебная практика в тех категориях дел, законодательство по которым подверглось изменениям. В связи с принятием Законов «О принципах предотвращения и противодействия коррупции» и «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности за коррупционные правонарушения» в досудебных и судебных органах возникают некоторые вопросы разграничения административных коррупционных правонарушений и преступлений в сфере служебной деятельности и профессиональной деятельности, связанной с предоставлением публичных услуг, а также по применению этих законов. Поэтому мы начали подготовку к обобщению существующей судебной практики этих категорий дел, направили соответствующие обращения в апелляционные суды Украины, и по результатам проведенной работы планируем разработать и принять соответствующее постановление пленума ВССУ. Таким же образом планируем работать и после вступления в силу ЗУ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно гуманизации ответственности за правонарушения в сфере хозяйственной деятельности)».

 

– Насколько актуальным, на Ваш взгляд, было принятие закона о гуманизации ответственности за нарушения в сфере хозяйственно деятельности?

 

– Этот закон содержит ряд новых и прогрессивных положений, направленных на реализацию демократических принципов уголовного судопроизводства. К его положительным сторонам следует отнести декриминализацию ряда преступлений, которые не имеют значительной общественной опасности; широкое применение такого наказания, как штраф, что позволит существенно уменьшить государственные расходы на содержание пенитенциарной системы, снизить уровень рецидивной преступности и обеспечить социальную реабилитацию части правонарушителей. Кроме того, одной из основных новелл этого законопроекта является существенное повышение размеров штрафа, замена его в случае неуплаты не только наказанием в виде общественных или исправительных работ, но и лишением свободы; сокращение сферы применения такой меры пресечения, как заключение под стражу, за счет широкого внедрения меры пресечения в виде залога, что будет способствовать обеспечению реализации конституционного принципа неприкосновенности личности, значительно уменьшит наполняемость следственных изоляторов, смягчит деструктивное влияние преступной микросреды на лиц, не представляющих значительной общественной опасности, и мн. др.

 

Но предвидя широкое применение такого вида наказания, как штраф, законодатель не учел ситуацию, сложившуюся сегодня в практической деятельности правоприменительных органов при реализации новой редакции ЗУ «Об исполнительном производстве».

 

Настоящей редакцией ЗУ «Об исполнительном производстве» из перечня полномочий ГИС исключено принудительное исполнение наказания в виде штрафа. Исполнение этого вида наказания не возложено ни на один другой орган. Поэтому принудительное взыскание штрафа с осужденного является фактически невозможным.

 

Считаем, что существующую коллизию необходимо срочно урегулировать на законодательном уровне путем внесения соответствующих изменений в УК, УПК и УИК Украины и в Закон «Об исполнительном производстве», о чем мы уже поставили в известность Министерство юстиции Украины.

 

– Какие основные моменты, по Вашему мнению, нужно учесть при осуществлении реформы уголовно-процессуального законодательства?

 

– О необходимости разработки нового Уголовно-процессуального кодекса Украины шла речь еще в 1992 г., во время принятия ВР постановления «О концепции судебно-правовой реформы в Украине». Тогда же была создана и первая рабочая группа по его наработке. С течением времени этот вопрос приобретал все большую актуальность, в связи с чем, начиная с 2005 г., принятие нового УПК было и остается составляющей ежегодных планов сотрудничества между Украиной и ЕС. За это время был создан не один его проект. Продолжение работы над реформированием уголовно-процессуального законодательства, разработка нового проекта УПК наглядно подтверждает курс Украины на развитие правового и демократического государства.

 

Следует отметить, что для эффективной борьбы с преступностью и, следовательно, для реальной защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина должна быть стабильной практика применения уголовно-правовых норм в дознании, оперативно-розыскной деятельности, досудебном следствии, суде и при исполнении наказаний. Поскольку неоправданный консерватизм устаревших процессуальных процедур вредит правосудию, надеемся, что новый проект УПК Украины (далее – пУПК), разработанный рабочей группой при Президенте Украины, при условии его принятия парламентом будет способствовать повышению уровня и оперативности осуществления уголовного судопроизводства.

 

Относительно основных аспектов, которые следует учесть на уровне законодательного обеспечения уголовного процесса, следует указать на необходимость решения следующих вопросов: 1) разработка механизма реального, а не формализованного оказания правовой помощи малообеспеченным гражданам; 2) обеспечение явки сторон, в частности, защитника и прокурора в судебное заседание (отсутствие прокурора в судебном заседании без уважительной причины должно тянуть за собой привлечение его к юридической ответственности); 3) установление реальных и конкретных сроков подготовки материалов досудебного следствия и рассмотрения дела в суде; 4) усовершенствование института судебного контроля за досудебным следствием; 4) разработка действенных механизмов своевременной доставки в судебное заседание подсудимых, 5) оперативное сопровождение уголовных дел; 6) исполнение судебных поручений и приводов.

 

Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство человека виды обращения, как и использование административного ареста в качестве способа получения показаний по уголовному делу, недопустимы для правового и демократического государства. А потому предусмотренное в пУПК введение института следственного судьи, который будет осуществлять контроль за деятельностью органов досудебного расследования и принимать непосредственное участие в уголовном производстве, возможно, не избавит, но, по нашему мнению, значительно уменьшит количество случаев незаконного воздействия на участников уголовного производства со стороны органов досудебного расследования.

 

Кроме того, при внесении изменений в УПК Украины следует предусмотреть норму, которая будет регулировать порядок обжалования действий и бездеятельности органов дознания, следователя, прокурора при проверке заявлений и сообщений о преступлениях, усовершенствовать другие нормы этой главы. Следует также отметить, что серьезного реформирования требует и существующая на сегодняшний день в Украине система исправления судебных ошибок в уголовном судопроизводстве, т. е. апелляционное и кассационное рассмотрение дела,.

 

– Анализируя проект УПК, разработанный рабочей группой по вопросам реформирования уголовного судопроизводства, какие его положительные стороны и, возможно, недостатки Вы могли бы отметить?

 

– В положениях пУПК предусмотрены такие позитивные процессуальные изменения в деятельности досудебных и судебных органов:

 

1) упрощение процедуры начала досудебного расследования, которое будет начинаться с момента внесения сведений, вытекающих из представленных лицом заявления или сообщения об уголовном правонарушении, или самостоятельно выявленных правоохранительными органами обстоятельств, которые будут свидетельствовать об этом, в Единый реестр досудебных расследований. С этого момента следователь сможет осуществлять все необходимые процессуальные действия. Таким образом, орган досудебного расследования получит возможность использовать все законодательно закрепленные средства и способы расследования;

 

2) ликвидация органов дознания, поскольку досудебное расследование уголовных правонарушений (преступлений и уголовных проступков) будет осуществляться только следователями под процессуальным руководством прокурора и судейским контролем со стороны следователя-судьи;

 

3) введение нового порядка досудебного расследования, который будет включать гласный и негласный сбор и фиксацию информации (не доказательств) об обстоятельствах деяния, необходимых для установления объективной истины в уголовном производстве, и избавит от излишней формализации за счет сокращения количества следственных действий, требующих протокольной фиксации;

 

4) обеспечение процессуального равенства сторон, состязательности и диспозитивности процесса путем установления новой процедуры сбора сторонами в ходе досудебного расследования именно фактических данных, а не доказательств, как это предусмотрено сейчас, поскольку исключительно суд в присутствии и при непосредственном участии сторон обвинения и защиты признает эти данные доказательствами;

 

5) совершенствование порядка обжалования решений, действий или бездеятельности органов досудебного расследования и прокурора, а также постановлений следственного судьи, детальная регламентация мер обеспечения уголовного производства и введение ряда мер, альтернативных аресту.

 

Кроме того, предусматривается новый порядок уголовного производства на основании соглашений и в форме частного обвинения; сокращенное рассмотрение дел с особым порядком принятия судебного решения; детальная регламентация мер обеспечения уголовного производства; введение ряда новых мер (личное обязательство, личное поручительство, домашний арест); усовершенствование порядка применения такой меры пресечения, как залог; реализация конституционного предписания о введении института «суд присяжных», что позволит приблизить судебную ветвь власти к обществу и в определенной степени поможет преодолеть негативный стереотип о правосудии. И многое другое.

 

– Представители органов власти отмечают, что судьям в ходе общения с органами следствия и прокуратуры следует твердо стоять на собственной точке зрения. Легко ли судье отстоять свою точку зрения, когда она не совпадает с мнением вышеуказанных органов при избрании меры пресечения, вынесении приговора?

 

– В соответствии с ЗУ «О судоустройстве и статусе судей», правосудие в Украине осуществляется исключительно судами. Суды осуществляют правосудие самостоятельно, при этом они независимы от любого незаконного влияния. Независимость и неприкосновенность судей гарантируются Конституцией и законами Украины. Именно исходя из этих положений Конституции и законодательства судья и должен строить свои отношения с представителями власти, в т. ч. с органами следствия и прокуратуры при осуществлении правосудия. Действительно бывает так, что отдельные должностные лица этих органов при избрании меры пресечения подозреваемому или обвиняемому настаивают на их аресте или задержании. В таких случаях судья, вынося решение об аресте или отказывая в предоставлении такой санкции, должен неукоснительно следовать требованиям закона, в т. ч. Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ЕСПЧ.

 

Случается, что судьям нелегко отстаивать собственную позицию, однако если судебное решение будет законным и обоснованным, никто не сможет обвинить судью в выборочном подходе к обвиняемому, избранию меры пресечения или наказания.

 

Отстаивать собственную точку зрения судья должен только с помощью аргументов, изложенных в процессуальных документах, которые вытекают из материалов дела и правильного применения норм материального и процессуального законодательства.

 

– Сужаются ли права журналистов и адвокатов по сбору информации решением КСУ №12-п/2011 от 20 октября в деле по конституционному представлению СБУ относительно официального толкования положения ч. 3 ст. 62 Конституции?

 

– Решение КСУ №12-рп/2011 от 20.10.2011, по нашему убеждению, не сужает права журналистов и адвокатов по сбору информации. Эти лица должны действовать в рамках законов, регламентирующих их деятельность. Однако, если адвокат или журналист, собирая информацию, возьмет на себя полномочия органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и пожелает получить информацию о лице или его деятельности путем совершения целенаправленных действий по ее сбору и фиксации с применением мер, предусмотренных ЗУ «Об оперативно-розыскной деятельности», такие действия будут признаны незаконными, а полученная информация о преступлении не может быть признанной доказательством по уголовному делу.

 

– Какие изменения в работу ВССУ привнесло принятие Закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно рассмотрения дел Верховным Судом Украины»?

 

– Этим законом ст. 400-18 УПК Украины дополнена новой, четвертой частью, предусматривающей, что если по результатам рассмотрения вопроса о допуске дела к производству по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 400-12 УПК Украины, будет установлено, что нарушение Украиной международных обязательств является следствием несоблюдения процессуального права, ВССУ выносит определение об открытии производства по делу, решает вопрос о необходимости истребования дела и рассматривает его по правилам, установленным для пересмотра дел в кассационном порядке.

 

Следует заметить, что исходя из анализа существующей практики Европейского суда по правам человека, основными нарушениями международных обязательств Украины, а именно ст.3 и 6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека, являются несоблюдение органом досудебного следствия, прокуратурой или судом норм процессуального права. Иными словами, внесенные в ст. 400-18 УПК Украины изменения приведут к дополнительной нагрузке на кассационную инстанцию, т. е. на ВССУ.

 

Кроме того, в ст. 400-22 УПК предусмотрены дополнительные полномочия Верховного Суда Украины относительно принятия нового судебного решения по существу дела, которое пересматривается, если будет установлена незаконность судебных решений. Этим, по нашему мнению, фактически вводится институт двойной кассации, который, надо заметить, не так давно уже существовал, и относительно которого свое мнение высказал КСУ в решении от 11.03.2010 №8-рп/2010 по делу по конституционному представлению 46 народных депутатов Украины об официальном толковании терминов «наивысший судебный орган», «высший судебный орган», «кассационное обжалование», содержащихся в ст. 125, 129 Конституции Украины.

 

– Не усложнит ли работу ВССУ то, что кассационные жалобы (представления), не рассмотренные ВСУ до 1 ноября 2011 г. включительно, будут рассматриваться ВССУ сначала?

 

– Следует отметить, что главной причиной чрезмерной нагрузки на суд кассационной инстанции является установление в уголовном судопроизводстве всеобъемлющего кассационного обжалования судебных решений в уголовных делах, а не в рамках взвешенной необходимости для осуществления судом кассационной инстанции важнейшей задачи по обеспечению правильного и единообразного применения судами норм материального и процессуального права.

 

   Безусловно, кассационные жалобы, которые не были рассмотрены ВСУ до 1 ноября 2011 г. и переданы нам для рассмотрения (заметим, что их общее количество по уголовным делам составляет около 20 кассационных жалоб и 46 уголовных дел, по гражданским – около 3500) дополнительно нагрузят как судебную палату по уголовным делам, так и ВССУ в целом. Отмечу, что до принятия парламентом ЗУ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно рассмотрения дел Верховным Судом Украины» нагрузка на одного судью судебной палаты по уголовным делам составляла более 50 кассационных жалоб в месяц, а гражданской палаты – около 80. Кроме того, учитывая внесенные законодателем изменения в ст. 400-18 УПК Украины, количество жалоб будет только увеличиваться. Таким образом, переданные ВСУ кассационные жалобы и уголовные дела существенно не повлияют на нагрузку судебной палаты по уголовным делам, чего нельзя сказать о судебной палате по гражданским делам.

 

– Сейчас остро стоит проблема с соблюдением судами сроков рассмотрения дел в отношении лиц, находящихся под стражей. Какие выводы о причинах проблемы можно сделать, исходя из результатов выездных изучений группами ВССУ организации работы судов, где нарушаются сроки?
 

   – Следует отметить, что за период своего существования ВССУ осуществил в этом направлении работу, которую можно разделить на несколько этапов. Вопрос соблюдения судами разумных сроков при рассмотрении уголовных дел был предметом исследования Уполномоченного по правам человека, что послужило направлению обращения судебной палаты ВССУ к председателям апелляционных судов Украины относительно проведения соответствующих обобщений. По результатам их анализа было обнаружено, что в большинстве случаев причинами нарушения сроков рассмотрения уголовного дела были объективные и субъективные факторы, главное место среди которых занимает ненадлежащая организация работы судей и ненадлежащее осуществление контроля за их деятельностью председателями местных судов и апелляционными судами. Типичными нарушениями являются проведение предварительного рассмотрения дела, назначение его к слушанию и его проведение вне установленных законом сроков.
 

   Следующим шагом ВССУ в деле борьбы с нарушением разумных сроков рассмотрения дел была организация проведения непосредственных проверок сроков рассмотрения дел в судах всех областей Украины. По полученным данным сегодня мы проводим обобщение судебной практики и устанавливаем истинные причины нарушения сроков. Отмечу, что наибольшее количество нарушений сроков рассмотрения дел в отношении лиц, взятых под стражу, приходится на местные суды Донецкой (в 719 делах по 1079 лицам), Харьковской областей (в 598 делах по 715 лицам), Киева (в 305 делах по 434 лицам) и Одесской области (в 276 делах по 408 лицам).

 
   Судебная палата по уголовным делам, кроме того, что проводит постоянный контроль за соблюдением сроков рассмотрения уголовных дел, организует также межведомственные круглые столы с судьями апелляционных судов относительно практики применения меры пресечения в виде заключения под стражу, соблюдения разумных сроков рассмотрения дел в суде, оказывает методическую помощь местным и апелляционным судам по этим вопросам. Рассматривая уголовные дела в кассационном порядке, коллегии судей оперативно реагируют на нарушения судами сроков рассмотрения соответствующих дел путем вынесения отдельных определений. Например, определением коллегии судей судебной палаты по уголовным делам ВССУ от 20 сентября 2011 г. приговор Красногвардейского райсуда Макеевки Донецкой области от 16 марта 2011 г. об осуждении лица по ч. 2 ст. 121 УК Украины отменен, а уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Среди нарушений, которые допустил местный суд, – нарушение разумных сроков рассмотрения этого дела. Из его материалов усматривалось, что дело поступило в производство судьи 4 января 2010 г. Предварительное рассмотрение дела состоялось 13 января 2010 г., а с 10 февраля 2010 г. до вынесения приговора его рассмотрение откладывалось 16 раз. Причинами переноса рассмотрения дела были неявка свидетелей, потерпевшей, болезнь судьи. В связи с этим коллегия судей, руководствуясь ст. 400-2, 23-2 УПК Украины, приняла решение сообщить об упомянутой ситуации председателю Апелляционного суда Донецкой области и главе Красногвардейского райсуда Макеевки для соответствующего реагирования.

 
   Подчеркну, что мы ни в коем случае не будем прекращать работу в этом направлении. И ее результаты, по моему мнению, должно ощутить наше общество.

 Беседовала Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»
 
*Интервью было предоставлено на украинском языке. Перевод осуществлялся редакцией.
 

**Точка зрения**

 

Высший спецсуд и практика Евросуда в отношении Украины

 

Рассуждая о том, как формируется практика ВССУ при рассмотрении заявлений о пересмотре дела в связи с принятием соответствующих решений ЕСПЧ, следует отметить следующее. На сегодняшний день ВССУ рассмотрено 29 заявлений о пересмотре дел в связи с установлением Евросудом нарушения Украиной международных обязательств при решении дела судом. При этом 8 заявлений было возвращено заявителям, в 11 случаях вынесено решение о допуске дела к производству ВСУ, а в 10 принято решение об отказе в таком допуске. Сегодня на рассмотрении судебной палаты ВССУ по уголовным делам находится 2 заявления о допуске к производству, а также вынесено одно постановление, которым заявителю сообщено о существующих в заявлении недостатках и даны сроки для их устранения.

 

В большинстве случаев основанием для отказа в допуске дела к производству служили: а) пропуск заявителем срока, установленного ст. 400-14 УПК, на протяжении которого могло быть подано заявление о пересмотре судебных решений в отсутствие ходатайства о его восстановлении, б) непредоставление всех необходимых документов, определенных ст. 400-13 УПК. Но уверенно утверждаю, что все заявления рассматривались судьями ВССУ со строгим соблюдением требований материального и процессуального права.

 

К сожалению, нарушения, на которые указывает Евросуд по правам человека, сегодня являются неутешительной действительностью досудебного следствия. Таких решений Европейского суда не два и не три, а гораздо больше. Можно вспомнить дела «Бочаров против Украины», «Душка против Украины», «Матушевский и Матушевская против Украины», «Нечипорук и Йонкало против Украины» и др. Следует согласиться с судьей ЕСПЧ от Украины Анной Юдковской, которая считает, что решения Европейского суда, в которых устанавливаются нарушения Конвенции Украиной, не являются приговорами. Наоборот, они помогают увидеть слабые звенья законодательства и судебной практики и указывают пути совершенствования.

 
   В качестве же способов преодоления проблем, которые отражены в решениях Европейского суда против Украины, хотелось бы предложить:

 
   а) принятие Комплексной государственной программы подготовки, переподготовки и повышения уровня квалификации судей, что не раз предлагалось практическими работниками и представителями науки;

 
   б) повышение требовательности судей к материалам уголовного дела (судьи, вынося решение, не должны принимать во внимание доказательства, полученные с нарушением норм УПК Украины, на что неоднократно указывал Евросуд);

 
   в) обязательное реагирование судов (путем вынесения отдельных постановлений (определений) в адрес органов дознания, следствия и прокуратуры) при выявлении фактов нарушения органами досудебного следствия действующего законодательства Украины;
 

   г) вынесение оправдательных приговоров при отсутствии надлежащих доказательств вины подсудимого.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Откуда люди берут информацию о судьях
Новости онлайн