Экономическая несвобода

10:33, 30 января 2012
Газета: 3 (121)
Принятие закона о
Экономическая несвобода

Принятие закона о внутренней торговле грозит существенным ущемлением прав как продавцов, так и покупателей

 

В конце 2011 г. Кабинет министров одобрил проект закона «О внутренней торговле» № 9443 (далее – Проект) для передачи его на рассмотрение ВР Украины. Законопроект даже стоял на повестке дня заседаний парламента 13 января 2012 г., однако не был рассмотрен без объяснения причин. Вероятно, некоторые спорные моменты так и остались несогласованными. В том, что ждет украинскую внутреннюю торговлю в ближайшем будущем, разбиралась «Судебно-юридическая газета».

 

Офисы для интернет-магазинов – спасение или погибель?

 

На сегодняшний день от окончательной редакции Проекта зависит судьба полюбившихся гражданам интернет-магазинов, которые хотят обязать обзавестись фактическими, а не только виртуальными адресами. Соответствующая норма (ст. 8 Проекта) уже спровоцировала оживленную дискуссию в высших эшелонах власти. С одной стороны, привязка к фактическому адресу упростит защиту прав потребителей, с другой – нарушит их интересы, поскольку офисы придется арендовать, что неминуемо отразится на ценах. К тому же, не каждый владелец виртуального магазина сможет позволить себе реальный эквивалент торговой точки, и многие предприниматели вынуждены будут уйти с рынка. Таким образом, выбор современного украинца обеднеет в разы.

 

Подобные переживания отвлекают внимание общественности от нечеткости определения в Проекте дистанционной торговли, ведь применение средств связи не дает возможности определить, осуществляется ли продажа вне объекта торговли, а также вносит сумятицу в целевую направленность правового регулирования в сфере внутренней торговли. Определение дистанционной торговли фактически охватывает и электронную коммерцию, которая, по мнению экспертного управления ВР, должна регулироваться отдельным законом. Очевидно, что такая торговля является не только внутренней, но и трансграничной, а, следовательно, не может быть урегулирована Законом о внутренней торговле.

 

Кроме того, наличие у торговца лишь офисного помещения не в полной мере отвечает интересам потребителя, который заинтересован, прежде всего, в наличии у продавца соответствующего товара. Более того, потребитель, как основное действующее лицо современной торговли, в тексте Проекта вообще не упоминается, а термин «защита прав потребителей» используется исключительно в качестве ссылки на наименование соответствующего госоргана.

 

Вдобавок ко всему, в связи с предложенным на одобрение парламента положением возникает ряд вопросов, связанных с законопослушным осуществлением посреднической деятельности, когда посредник, будучи частным предпринимателем, реализует продукцию со склада, организует доставку и имеет с этого свою прибыль. Должен ли такой посредник обзавестись собственным складом, что поставит под вопрос целесообразность его хозяйственной деятельности, или заключить со складом-поставщиком формальный договор аренды (субаренды)? Пока вопросов больше, чем ответов.

 

Посягательство на «чужие» нормы

 

Вообще законопроект о внутренней торговле, принятый за основу в первом чтении, так и норовит посягнуть на сферу регулирования других законодательных актов. К примеру, ч. 3 ст. 7 Проекта предлагает ограничить круг лиц, осуществляющих торговую деятельность в магазинах площадью свыше 200 кв м, субъектами хозяйствования, применяющими общую систему налогообложения. Очевидно, что установление подобных рамок является вопросом регулирования налогового законодательства. И так – сплошь и рядом. Содержание ст. 13 Проекта противоречит ЗУ «О регулировании градостроительной деятельности» в отношении использования для торговли временных сооружений. И хотя, согласно ч. 2 ст. 2, действие закона «О внутренней торговле» не распространяется на торговлю лекарственными средствами, это не помешало автору Проекта предусмотреть изменения в ст. 19 ЗУ «О лекарственных средствах».

 

Но особое удивление вызывает то, что законопроект наделяет центральный орган исполнительной власти в сфере государственного контроля за соблюдением законодательства о защите прав потребителей (!) правом взыскивать штрафы за нарушение договорных отношений между торговыми предприятиями и производителями, хотя вполне очевидно, что такие договора не имеют никакого отношения к потребителю и никак не могут нарушить его права или даже повлиять на них.

 

Новые ограничения для ритейлеров и реализаторов

 

Не совсем понятно и наличие в Проекте большого количества новаторских предложений, ограничивающих реализаторов. В частности, в соответствии с ч. 3 ст. 16, субъекту хозяйствования, осуществляющему розничную торговлю продовольственными товарами, запрещается навязывать предоставление каких-либо услуг или комплекса услуг поставщику. При этом установление критериев «навязчивости» законодатель, надо полагать, доверяет фантазии сторон.

 

Кроме того, Проект запрещает розничным сетям включать маркетинговые и рекламные услуги, бонусы и т. д. в договора поставок – для этого им придется заключать отдельный договор о сотрудничестве, в котором подробно описывать параметры дополнительных услуг (ч. 1 ст. 16). А использование методов продажи товаров путем предложения вознаграждения покупателям за привлечение новых покупателей даже влечет по себе штраф в размере 200 необлагаемых минимумов доходов граждан (далее – НМДГ), что составляет на сегодня 3400 грн.

 

Отдельного внимания заслуживают предлагаемые проектом изменения в ЗУ «О государственном регулировании производства и обращения спирта этилового, коньячного и плодового, алкогольных напитков и табачных изделий», предлагающие ограничить точки реализации табачных изделий торговой площадью до 100 кв. м. Кроме того, нехорошие предчувствия внушает требование продавать товары, для которых законами установлены ограничения по возрасту покупателей, в специализированных магазинах или отдельных от других товаров помещениях (отделах, секциях) с оборудованным местом расчета. Ведь очевидно, что соответствующее переоборудование торговых точек больно ударит по карману предпринимателей, а значит, и по их конкурентоспособности.

 

Записанное в Проекте планирование развития и размещения объектов торговли в соответствии с утвержденными Кабмином минимальными нормативами обеспеченности населения торговой площадью также вызывает вопросы. Ведь по сути это означает, что предпринимателям будут указывать, где и сколько магазинов установить. Между тем, как говорят участники рынка, власти, конечно, могут регулировать процесс открытия торговых точек, но конечное решение, так или иначе, должен принимать инвестор, а не чиновник.

 

Защита поставщиков реальная и мнимая

 

Проектом вводится революционная норма, устанавливающая ответственность сторон (поставщиков и реализаторов) в случае невыполнения ими обязательств с применением понятия равнозначности материальной ответственности сторон. Сегодня многие розничные сети имеют задолженность перед поставщиками и не несут за это никакой ответственности, кроме определенной законодательством двойной учетной ставки НБУ. В итоге товар поставщик отдает сегодня, а деньги за него может получить и полгода спустя, причем без учета инфляции, т. е. себе в убыток. В ч. 4 ст. 16 Проекта записано, что в случае задержки расчетов поставщик имеет право приостановить поставки, пока не получит свои деньги, причем без применения штрафных санкций со стороны реализатора. А ритейлер, в свою очередь, имеет право приостановить оплату товаров в случае задержки поставки или невыполнения ее оговоренных объемов.

 

При расторжении договора поставок в связи с систематической задержкой оплат договор о торговом сотрудничестве также подлежит расторжению, а уплаченные по нему средства возвращаются поставщику в полном объеме (ч. 6 ст. 16 Проекта). При этом определения систематической задолженности сети перед поставщиком нет, а тот факт, что к моменту расторжения договора часть средств, уплаченных по нему, уже могут быть использована для продвижения товаров, никак не учитывается. Кроме того, согласно Проекту, полный цикл сбытовых операций включает услуги оптовых посредников, в т. ч. и предоставление торгового кредита, порядок и условия которого не определены, да и не могли быть определены в рамках данного закона.

 

В целом же можно сказать одно: нынешний уровень подготовки законопроекта оставляет желать лучшего. И хотя представители рабочей группы клятвенно обещают привести его в соответствие высоким стандартам к концу квартала, такая возможность весьма сомнительна.

 

Катерина Бутовченко, специально для

«Судебно-юридической газеты»

 

**Комментарий**

 

Председатель рабочей группы по вопросам совершенствования законопроекта, президент УСПП, народный депутат Анатолий Кинах:

 

– Участники заседания рабочей группы по вопросам совершенствования законопроекта «О внутренней торговле» выразили основные претензии к документу. Они касаются взаиморасчетов между производителями и представителями торговых сетей, обеспечения населения торговыми площадями, отчетности, правил дистанционной торговли. Критике подверглись и дополнительная нагрузка на предпринимательскую деятельность, и чрезмерное государственное регулирование цен, и усиление контроля за торговлей со стороны местных органов власти с введением значительных штрафных санкций. Деловое сообщество уже направило премьер-министру Украины письмо о недопустимости рассмотрения в первом чтении в парламенте первоначальной редакции законопроекта и необходимости доработать его при участии организаций предпринимателей. Предложения и замечания общественные эксперты рабочей группы планируют передать в правительство и парламент в ближайшее время, чтобы помочь принятию качественного, сбалансированного закона в I квартале 2012 г.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Юрист – больше не профессия: что предлагают реформаторы (видео)
Новости онлайн