В Украине появится свое ФБР

09:38, 13 февраля 2012
Газета: 5 (123)
Идеей, которую в

Идеей, которую в свете нового УПК вновь «сняли с дальней полки», стало создание Национального бюро расследований – элитной службы, укомплектованной высококвалифицированными специалистами, которые будут распутывать наиболее сложные дела, связанные с организованной преступностью и коррупцией. На заседании Комитета ВР по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности 8 февраля председатель Комитета Виктор Швец отметил: «Я бы хотел понять логику этого проекта. То, что прокуратура должна действительно быть лишена функций следствия, думаю, ни у кого не вызывает сомнений, это наша обязанность, и это нужно сделать срочно. Но, в соответствии с проектом УПК, у прокуратуры еще на 5 лет остаются полномочия по проведению следствия, а через 5 лет те полномочия по расследованию уголовных дел, которые сейчас находятся у следователей прокуратуры, будут переданы Службе безопасности Украины. А это около 90 статей, преступления по которым будут расследовать следователи СБУ». Т. е., по мнению г-на Швеца и других депутатов, СБУ превратится в мощный репрессивный аппарат вместо органа, который должен заниматься контрразведывательной деятельностью.

 

«Почему бы не пойти на мужественный шаг и не указать, что с 1 января 2013 г. создается отдельный следственный комитет? – задался вопросом глава Комитета. – И сразу записать в УПК, что все эти дела, которые предлагается сейчас оставить на 5 лет в прокуратуре, а потом передать СБУ, будут отданы на расследование Специальному следственному комитету, Национальному бюро расследований – можно назвать его как угодно. Таким образом мы, с одной стороны, выполним свои обязательства перед нашими европейскими коллегами, с другой – не создадим в Украине репрессивный орган, которым может стать СБУ. Эта вероятность пугает как законодателей, так и простых людей. На мой взгляд, вопрос создания самостоятельного следственного органа абсолютно назрел и, что важно, есть все возможности для этого: есть Главное следственное управление в ГПУ, есть отдельные помещения, кадры… Только нужно придать ему законодательный статус».

 

Солидарность с такой позицией выразил и советник Президента Андрей Портнов: «Мы с вами мыслим в этом направлении абсолютно идентично. Относительно сохранения 5-летнего срока полномочий по проведению следствия прокуратурой – это и есть тот 1% замечаний, о которых нам говорили европейские эксперты при рассмотрении проекта УПК. А в создании отдельного органа есть логика. Кроме того, есть международное обязательство Украины относительно создания отдельного органа по антикоррупционной политике. Поэтому мы считаем, что было бы целесообразно объединить эти два предложения по выполнению наших обязательств, не ждать 5 лет и создать единый орган. Такая дискуссия сегодня ведется на уровне главы государства. Но хочу сказать, исходя из государственной позиции, что если одновременно вносить в парламент процессуальный кодекс, который предусматривает новые процедуры, и создавать новый орган, может просто прекратиться борьба с преступностью». Также он добавил, что создание такого органа поддерживается министром юстиции, рабочей группой по подготовке УПК при АП и руководством Генпрокуратуры Украины.

 

Напомним, что впервые в нашей стране о Национальном бюро расследований заговорил Григорий Омельченко, который еще с июля 1994 г. не раз подавал Президенту Л. Кучме свои письменные предложения по этому поводу. Название проектируемого ведомства очень перекликалось с названием ФБР США, и сама идея создания этого органа была косвенным результатом давления американцев, которые жаловались, что из-за чрезмерной коррумпированности и засилия организованной преступности в Украине рискованно вкладывать инвестиции и вести в ней нормальный бизнес. Указ о создании НБР был подписан Президентом 24 апреля 1997 г., накануне его визита в США. Основными задачами новой структуры были проведение досудебного следствия и оперативно-розыскной деятельности в сложных уголовных делах, а также информационно-аналитическая работа. Ведомство планировалось создавать не на пустом месте, а на базе слияния уже существующих подразделений ГУБОП МВД и Главного управления по борьбе с коррупцией СБУ. Они должны были составить костяк НБР.

 

Предполагалось, что Бюро реально начнет работать через небольшой промежуток времени, когда ВР примет закон о НБР, а также внесет необходимые изменения в Уголовно-процессуальный кодекс и Закон об оперативно-розыскной деятельности. Особых препятствий со стороны парламента не ожидалось, большинство депутатов эту идею одобряли. Однако, увидев, что НБР создается не в том виде, в котором хотелось, а главное – возглавляется не теми людьми, Г. Омельченко и группа близких ему по духу коллег из сторонников Бюро превратились в его врагов. Через 2 месяца после издания Указа Президента 45 народных депутатов обратились в КСУ с представлением о том, что НБР противоречит Основному Закону. А 6 июля 1998 г. Суд признал неконституционными некоторые его положения, касающиеся принципов подчиненности НБР, его организационной структуры и решения кадровых вопросов. В итоге парламент не пожелал ни принять закон о НБР, ни выделить 15 млн грн на его содержание, и Бюро осталось существовать лишь на бумаге. Предполагается, что в этот раз все будет по-другому.

 

Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Что делали судьи Кировского райсуда Днепра в кабинете Назара Холодницкого
Новости онлайн