Новый УПК: есть ли место для компромисса?

10:05, 13 февраля 2012
Газета: 5 (123)
Историческое, по сути, событие свершилось
Новый УПК: есть ли место для компромисса?

Историческое, по сути, событие свершилось – 9 февраля 2012 г. Верховная Рада Украины приняла за основу проект нового Уголовного процессуального кодекса (№9700), инициированный Президентом Украины. За принятие такого решения проголосовали 252 народных депутата. Напомним, что действующий УПК принят в далеком 1960 г.

 

Теперь парламентарии приступят к подготовке проекта УПК ко второму чтению, и этот этап обещает стать непростым – к нему уже поступила масса замечаний от депутатов, ученых, общественных деятелей, адвокатов. Многие ссылаются на несоответствие норм проекта Конституции. Эти замечания в дальнейшем будут рассматриваться на заседании Комитета ВР по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, который 8 февраля и рекомендовал новую редакцию УПК к первому чтению.

 

Открывая заседание, председатель Комитета Виктор Швец выразил надежду, что народные избранники найдут взаимопонимание, и новый процессуальный закон прослужит много лет. Детище рабочей группы при АП был приглашен отстаивать советник Президента Украины, руководитель Главного управления по вопросам судоустройства Администрации Президента Андрей Портнов. Новеллами, по его словам, является то, что прокурор не будет иметь права арестовывать имущество, проводить обыски в нежилых помещениях, а также изымать любые вещи, кроме оружия и наркотических средств. Кроме того, сразу после подачи заявления в милицию заявитель автоматически становится потерпевшим, минуя все стадии следствия и сбора доказательств, которые существуют на сегодняшний день; вводится возможность заключения соглашений между прокурором и обвиняемым, между потерпевшим и обвиняемым.

 

О возможных положительных результатах введения залога в качестве одной из основных мер предупредительной защиты, по мнению Советника Президента, свидетельствует то, что только за две недели применения в Украине закона о гуманизации ответственности за хозяйственные преступления на депозитные счета Госказначейства уже поступило 88 млн грн в виде залогов. Отметим, проектом УПК предлагается установить залог от 5 тыс. до 300 тыс. грн и ввести механизм, по которому, в случае применения судом меры пресечения в виде содержания под стражей, должен быть указан размер залога, согласно которому человек может выполнять процессуальные обязанности, не находясь в СИЗО.

 

Конфетка или просто обертка?

 

Европейские эксперты предоставили уже несколько заключений по проекту УПК на каждом из этапов его подготовки, и теоретически он одобрен с точки зрения соблюдения международных стандартов. Однако на него уже успела вылиться масса критики. «Проект прошел сложную процедуру обсуждений, поиска баланса, – отметил А. Портнов. – Безусловно, у всех сторон он вызывает определенные замечания и предложения». Под сомнение ставится утверждение (в т. ч. со стороны председателя профильного Комитета В. Швеца), что у прокурора будет гораздо меньше полномочий. Во-первых, потому, что согласно Переходным положениям проекта, еще 5 лет за прокуратурой сохраняется функция следствия. Во-вторых, по словам членов Комитета, ввиду того, что практически все процессуальные действия следователь должен согласовывать с прокурором, который, по сути, полностью контролирует процесс, говорить о следователе как о независимой процессуальной фигуре еще нельзя. В-третьих, есть вопросы относительно соответствия Конституции норм проекта о роли прокурора.

 

Действительно, как отмечает в своем заключении Главное научно-экспертное управление ВР, несмотря на то, что прокуратура, по проекту, вроде бы лишается права проводить досудебное следствие, прокурорам предлагается предоставить широкие полномочия: они должны стать «процессуальными руководителями» дела, т. е. не только наблюдать за процессом, но и отвечать за эффективное следствие. Однако полномочия прокурора, которые получили название «процессуального руководства следствием» и предусмотрены ч. 2 ст. 36 проекта УПК (поручать органу досудебного расследования проведение досудебного расследования; поручать следователю проведение в установленные прокурором сроки розыскных действий, негласных следственных действий, а в необходимых случаях лично проводить следственные действия), по сути, являются ничем иным, как средствами осуществления уголовного преследования.

 

А. Портнов подчеркнул, что процессуальное руководство следствием – это европейская практика: «Прокурор должен отвечать за дело с самого начала и до конца, до вынесения приговора судом. Он будет отвечать за все действия следователя: надзирать за каждым делом с момента, когда оно попадает в единый реестр досудебных расследований, и до окончания судебного рассмотрения». Такие изменения прокурорам, по его словам, не нравились, и по этому поводу велись горячие дебаты.

 

Кроме того, как отметили члены Комитета, в проекте УПК расширено истолкованы полномочия прокуратуры, указанные в п. 3 ст. 121 Конституции, где определено, что на прокуратуру возлагается лишь обязанность надзора за соблюдением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание, досудебное следствие. В связи с этим у В. Швеца возник вопрос, не нивелируется ли роль такой процессуальной фигуры, как следователь, если прокурор будет хозяином всех процессуальных действий? По словам же г-на Портнова, в проекте установлен четкий порядок разграничения полномочий всех процессуальных фигур.

 

Подменой понятий назвали отдельные члены Комитета и заявление о внедрении суда присяжных. Напомним, проектом УПК предусматривается, что суд присяжных будет действовать в составе двух профессиональных судей и трех присяжных. Однако такая модель более схожа с недавно упраздненным институтом народных заседателей. Как отметил народный депутат Украины Роман Зварыч, отличием суда присяжных является то, что коллегия присяжных должна самостоятельно принимать вердикт по уголовному делу по факту (например, имело ли место деяние, совершил ли его обвиняемый, виноват ли он), а председательствующий в процессе профессиональный судья на основании этого вердикта должен решать только вопросы права (квалификация деяния, размер наказания). Кроме этого, в случае принятия нормы о присяжных позиция непрофессиональных членов такого суда редко будет иметь какое-то значение. Ведь для этого необходимо единство позиции всех трех присяжных, что в условиях их пребывания в одной коллегии с профессиональными судьями маловероятно.

 

С другой стороны, и это впоследствии подчеркнул А. Портнов, надо объективно смотреть на ситуацию в Украине. Для обеспечения действия модели, подобной американской, необходимы, во-первых, большие финансовые вложения (допустим, то же обеспечение отдельного входа для присяжных в суде, их безопасности), во-вторых, трансформация восприятия такими людьми своей функции, а проще говоря, менталитета.

 

Поправки еще возможны

 

99% замечаний европейских экспертов, по словам г-на Портнова, уже учтены в проекте. Впрочем, у депутатов есть вполне реальная возможность внести поправки в УПК ко второму чтению. «Есть возможность поработать с наиболее конструктивными предложениями, – подчеркнул советник Президента, обращаясь к членам профильного Комитета. – Хочу сказать, ко второму чтению (и предварительно мы это с европейскими экспертами обсудили) можно учесть замечания о подследственности. Речь идет об отмене альтернативной подследственности, т. е. чтобы каждый правоохранительный орган отвечал за расследование конкретных составов преступлений».

 

Отдельные замечания у члена Комитета Владимира Мойсика (автор проекта УПК, который ВР так и не прошел) вызвало сохранение за судом первой инстанции полномочий по рассмотрению всех уголовных дел в государстве: «Если взять Германию или наших соседей, РФ, и нашу традицию, то более тяжкие преступления были подсудны вышестоящим инстанциям: чтобы исключить попадание дел, подобных делу Ю. Тимошенко или, например, дел о шпионаже, измене Родине, в районный суд. Если вспомнить военные институции СССР, никогда судья-капитан не судил генерала. Мы идем не тем путем».

 

В том, что судьи, назначенные на первый 5-летний срок, не должны слушать сложные дела, г-н Портнов народного депутата поддержал, к тому же, об этом прямо сказано в резолюции ПАСЕ. «Можно было бы учесть ко второму чтению, чтобы дела, например, относительно госслужащих 1-ой категории, слушали судьи первой инстанции, которые имеют судейский стаж более 10 лет, и в составе коллегии». Что касается повышения уровня судебной инстанции, то советник Президента считает, что таким образом лицо лишается права на кассационное обжалование.

 

Отметим, что параллельно был презентован альтернативный проект УПК №9700-1, инициированный народным депутатом Р. Зварычем и ориентированный на англо-саксонскую модель уголовного процесса. Депутат даже принес из рабочего кабинета монитор, чтобы показать членам Комитета презентацию основных новелл своего детища в слайдах. По словам г-на Зварыча, сам он поддерживает демократические инициативы, заложенные в президентском проекте, однако при подготовке ко второму чтению стоит ждать массы поправок.

 

Стоит отметить, что мнения членов комитета при голосовании разделились (он не получил большинства голосов: 4 – «за», остальные 5 членов Комитета воздержались), и это, очевидно, свидетельствует о том, что ко второму чтению стоит ожидать дальнейших дискуссий.

 

Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как собеседуют кандидатов в Верховный Суд
Фото
Видео
Новости онлайн