Борис Кравцов — министр юстиции с солдатской выправкой

10:34, 27 февраля 2012
Газета: 7 (125)
КРАВЦОВ Борис Васильевич (р.
Борис Кравцов — министр юстиции с солдатской выправкой

КРАВЦОВ Борис Васильевич (р. 1922) – известный юрист, прокурор РСФСР, министр юстиции СССР, Герой Советского Союза

 

Борис Васильевич Кравцов родился 28 декабря 1922 г. в Москве. Его отец, Василий Алексеевич, состоял курьером при В. И. Ленине, а после окончания рабфака занимал хозяйственные должности в Совнаркоме РСФСР. В 1930 г. Борис поступил в 131-ю московскую среднюю школу, которую окончил накануне войны. 18 августа 1941 г. вчерашнего выпускника призвали на службу в Красную Армию. Его направили в Челябинскую область, где он месяц служил рядовым 910-го саперного полка, затем зачислили в Одесское артиллерийское училище, дислоцированное в Сухом Логе Свердловской области. В мае 1942 г. молодой офицер был направлен на Юго-Западный фронт. В составе 2-го дивизиона 822-го артиллерийского полка он 2 месяца командовал взводом топографической разведки, а затем был командиром взвода 132-го гвардейского артиллерийского полка 60-й гвардейской стрелковой дивизии. Полк участвовал в боях на Юго-Западном, Сталинградском и Донском фронтах. В октябре 1943 г. на острове Хортица на Днепре, корректируя огонь батареи, старший лейтенант Кравцов вызвал огонь на себя. За этот подвиг указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 марта 1944 г. ему присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и Золотой Звезды. Однако после ранения, полученного 31 декабря 1943 г., Борис с инвалидностью 2-й группы был демобилизован из армии.

 

22-летний Герой Советского Союза вернулся в Москву и почти 4 месяца долечивал раны. Рухнули все его мечты о военной академии. Осенью 1944 г. Б. В. Кравцов поступил в Московский автодорожный институт, однако из-за обострившейся болезни учебу вскоре пришлось оставить. В сентябре 1945 г., когда боли немного поутихли, Борис по направлению Коминтерновского райкома партии поступил в Московскую юридическую школу и спустя 2 года окончил ее с отличием.

 

С июля 1947 г. Кравцов стал работать в органах юстиции. В течение 3 лет он был членом линейного суда Московско-Окского речного бассейна. Дела разбирал дотошно, в каждом подсудимом старался видеть, прежде всего, человека. Особенно сжималось его сердце, когда перед судом представали бывшие фронтовики. Он чрезвычайно скрупулезно разбирался во всех деталях и даже в тех суровых условиях не боялся оправдывать лиц, совершивших преступления под давлением тяжелых жизненных обстоятельств (нужда, голод).

 

В июле 1950 г. Б. В. Кравцова перевели на работу в аппарат Министерства юстиции СССР, где он занял должность старшего ревизора отдела транспортных судов. В 1952 г. без отрыва от основной работы он окончил Всесоюзный юридический заочный институт. В сентябре 1955 г. Борис Васильевич был избран освобожденным секретарем парткома аппарата Министерства юстиции СССР, а через год его выдвинули на работу в Центральный комитет КПСС. Приказом Генпрокурора СССР Р. А. Руденко от 28 января 1960 г. Б. В. Кравцов был назначен первым заместителем Прокурора РСФСР, а в 1963 г. поступил в заочную аспирантуру Саратовского юридического института на кафедру советского гражданского процесса. Его научным руководителем стал профессор Н. Б. Зейдер.

 

21 января 1971 г. Борис Васильевич Кравцов становится прокурором РСФСР и председателем коллегии Прокуратуры республики. Забот было много: выступления и доклады в Совете Министров РСФСР, в Президиуме и на сессиях Верховного Совета РСФСР, коллегиях Прокуратуры СССР, проведение коллегий Прокуратуры республики, поездки по регионам, встречи с прокурорами автономных республик, краев и областей, подготовка информационных записок и представлений в государственные органы, министерства и ведомства России. При этом Кравцов не чуждался и судебной трибуны. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР рассматривала по первой инстанции наиболее сложные дела, и по некоторым из них государственным обвинителем выступал прокурор России.

 

В январе 1976 г. и 1981 г. приказами Генпрокурора СССР Б. В. Кравцов назначался прокурором РСФСР на следующие конституционные сроки полномочий. Но в апреле 1984 г. Борис Васильевич был освобожден от должности прокурора РСФСР с тем, чтобы возглавить Министерство юстиции СССР. В должности министра юстиции Союза он работал так же напряженно, как и в прокуратуре республики. Его деятельность пришлась на пору перестройки, когда новый руководитель Компартии М. С. Горбачев провозгласил курс на развитие гласности, демократии, системы самоуправления. На заседаниях коллегии Минюста СССР обсуждались самые актуальные проблемы того времени, в частности, о совершенствовании правового воспитания молодежи. Много внимания уделял министр юстиции и мерам правового обеспечения перестройки в народном хозяйстве – по этому вопросу он даже сделал доклад на совещании министров юстиции соцстран, которое состоялось в Будапеште в мае 1987 г.

 

Борис Васильевич избирался делегатом ряда съездов КПСС. В составе делегаций юристов и ветеранов Великой Отечественной войны он неоднократно выезжал за рубеж, посетил Венгрию, Польшу, Люксембург, ФРГ, Острова Зеленого Мыса, Индию и др. страны. После выхода на пенсию Б. В. Кравцов занимался общественной и адвокатской деятельностью.

 

Как это было

 

Покушение на прокурора

 

Раз в неделю прокурор РСФСР Борис Кравцов обычно вел прием граждан. Каждого посетителя он выслушивал терпеливо и внимательно, зная, что тот пришел к нему не случайно, а принес свою боль, проблемы. По возможности помогал каждому несправедливо обиженному, чьи претензии считал правильными. Но к нему приходили и другие люди – самоуверенные, наглые, напористые, требовавшие обязательного удовлетворения своих необоснованных просьб. Таким жалобщикам после тщательной проверки всех доводов прокурор отказывал в помощи.

 

Однажды Борис Васильевич отказал в вынесении протеста на решение Дербентского народного суда и определение Верховного суда Дагестанской АССР по делу о взыскании долга. И это справедливое решение по довольно заурядному гражданскому делу едва не стоило ему жизни. Озлобленный ответчик, которого суд обязал вернуть взятые в долг деньги, явился к зданию прокуратуры республики с револьвером, дождался приезда Б. В. Кравцова и хладнокровно выстрелил в него. Пуля угодила в правое плечо. Второго выстрела не последовало – мгновенно среагировавший водитель прокурора республики Ю. Карпов выбил оружие из рук преступника.

 

Инфосправка

 

АТТЕСТАЦИЯ

 

(выдана заместителем Генерального прокурора СССР А. С. Панкратовым 27 июня 1975 г.)

 

<…> Тов. Кравцов Б. В. требовательный, инициативный руководитель, обладающий большим опытом партийной и прокурорской работы. Активно участвует в общественной жизни, избран депутатом Верховного Совета РСФСР. Он скромен, внимателен к подчиненным и пользуется их уважением. Тов. Кравцов Б. В. уделяет много внимания совершенствованию стиля работы аппарата прокуратуры республики и повышению уровня руководства подчиненными прокуратурами. Уделяет необходимое внимание вопросам координации по борьбе с преступностью совместно с Министерством внутренних дел СССР, Верховным судом РСФСР и Министерством юстиции РСФСР. <…>

 

Архив Генеральной прокуратуры РФ. Личное дело Кравцова Б. В.

 

Воспоминания

 

Один шанс из ста*

 

...В штабе командир дивизиона сразу поставил задачу: «Приказано форсировать Днепр, произвести высадку на Хортицу. Ты с группой разведчиков и радистом пойдешь вместе со штурмовым батальоном. Будешь корректировать огонь артиллерии». Командир дивизиона понимал, на что идут разведчики, и, будто извиняясь, добавил: «Мы поддержим вас. Дай только координаты». Каждый из нас понимал: выжить может быть один шанс из ста. Но приказ есть приказ.

 

Свой наблюдательный пункт мы разместили в заброшенном блиндаже на нейтральной полосе. Вокруг росли могучие деревья, густые кустарники. Мозгунов быстро настроил рацию и вызвал левый берег. Стало веселее, когда услышали спокойный голос командира дивизиона. Я успел лишь доложить, что мы на острове вместе с пехотой. В эту минуту фашисты повели по позициям десантников шквальный минометный и пулеметный огонь. Сложность ситуации заключалась в том, что в условиях непроглядной октябрьской ночи трудно было определить направление контратаки противника. Чувствовалось, что и немцы шли неуверенно, словно ощупью. Свой ответный огонь из всех видов оружия мы сопровождали громкими криками «Ура!». Это подействовало – контратака немцев была остановлена. Но каждый понимал, что затишье кратковременное. Враг постарается во что бы то ни стало сбросить смельчаков в Днепр. Я попросил левый берег ударить по пристрелянному ориентиру. Фашисты откатились. И снова атака.

 

Всю ночь пришлось корректировать огонь левобережных батарей, помогая пехоте отбивать наседающего противника. Всю ночь в эфире звучали команды: «Ориентир три, два снаряда, огонь! Прицел меньше два, огонь! Шесть снарядов, беглый огонь!» И так до рассвета. За ночь пехотинцы 8 атак отбили. На рассвете фашисты бросились в атаку в очередной раз. Очевидно, немцы засекли рацию: на полуразрушенный блиндаж обрушился минометный шквал. Вражеские автоматчики прорвались сквозь заградительный огонь, наш правый фланг был смят, командир ближайшей к блиндажу роты Кузнецов убит.

 

И вот уже доносятся крики: «Рус, рус, сдавайс! Рус капут!» Заметив красномордого верзилу с пулеметом, стреляю из пистолета, отхожу вглубь блиндажа. Мозгунов, не поднимая глаз, застыл возле рации. Он бледен, но спокоен, старательно держит связь. Оба понимаем, что сейчас с нами будет покончено: мы окружены, патронов нет. Решение возникло мгновенно. «Вызываю огонь на себя! Цель – наш НП!», – прокричал я радисту. Мозгунов передал команду в дивизион. А по накату уже топали тяжелые сапоги. Наступали тягостные секунды ожидания: поняли или нет там, на левом берегу, выполнят ли просьбу? Мозгунов ожесточенно покопался в рации, потом поднял ее, встряхнул и отбросил прочь. В этот миг мы услышали знакомый нарастающий свист. Стреляли наши! Два снаряда разорвались в нескольких метрах, третий попал в край бревен блиндажа. Поплыл, посыпался песок, рухнула крыша. Наши орудия смолкли. Очнувшись, я понял, что завален обломками с землей. Осмотрелся и вдруг обратил внимание на пронзительную голубизну неба…

 

Высокую награду получал в Кремле. В Свердловском зале нас собралось не менее 50 человек. Вручал награды заместитель председателя президиума Верховного совета СССР Николай Михайлович Шверник. Получив знак высшей воинской доблести, я считал, что единственная моя дорога – военная. Вот подлечу ногу, брошу палку и пойду в Академию. Но мечта стать кадровым военным не сбылась. Пошел на другое поле битвы – борьбы за законность, за справедливость.

 

*Из книги Б. В. Кравцова «Записки прокурора. Воспоминания и размышления», М., Изд-во «Консалтбанкир», 2008.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Новый Верховный Суд: что о нем известно украинцам
Новости онлайн