Судебная провокация выборов. О нюансах, правовых основаниях, последствиях и процессуальных сроках избирательных споров

11:36, 1 ноября 2010
31 октября 2010
Судебная провокация выборов. О нюансах, правовых основаниях, последствиях и процессуальных сроках избирательных споров

31 октября 2010 г. в стране прошли местные выборы. Граждане Украины выбирали тех, кто будет представлять их интересы в областных, районных, сельских, городских советах. Также во многих селах, поселках и городах сменятся головы. Однако на данный момент состоялись не выборы в целом, но лишь голосование, ведь избирательный процесс еще далеко не закончен. Ему еще длиться, как минимум, две недели.

Что происходит сейчас? Кроме того, что участковые комиссии продолжают подсчитывать голоса на участках и отправлять протоколы в ТИК, члены окружных комиссий, выпивая сотую чашку кофе, продолжают принимать протоколы и обрабатывать их, чтобы определить, кто же одержал победу. Но некоторые кандидаты, местные организации партий и избиратели готовятся идти в суд уже на этой неделе, чтобы обжаловать действия, бездействия либо решения субъектов избирательного процесса. Ведь еще у всех в памяти роль Верховного Суда в декабре 2004 г., который, санкционировав проведение третьего тура президентских выборов, по оценкам разных экспертов, явил собой не то пример реальной демократии, не то судебной провокации с целью захвата власти.

Ныне предпосылок для подобного рода влияния судебной системы на результаты выборов нет. Однако нельзя утверждать, что судебный фактор будет полностью исключен из политической борьбы. Так, еще перед голосованием прошли слухи, что многие кандидаты в местные органы власти, представляющие оппозицию, не были зарегистрированы по различным обстоятельствам. Поводы «не брать», как правило, смехотворны, а потому в судах будет легко доказываться влияние админресурса на членов избиркомов всех уровней, что в целом даст возможность сорвать выборы если не по всей стране, то в части регионов точно. Не менее важным подспорьем для этих же целей будут споры касательно процедурных моментов установления результатов голосования.

Чтобы понять, каковы реальные шансы отмены результатов выборов в судебном порядке, «Судебно-юридическая газета» решила проанализировать, что можно оспорить в суде после того, когда избиратель опустил бюллетень в урну.

Начнем с того, что к различного рода обжалованиям во время выборов суды готовы – в ходе избирательной компании они работают без перерыва и выходных. Сроки судебного обжалования устанавливаются Кодексом административного судопроизводства. Общий срок обращения в админсуд для защиты прав, свобод и законных интересов, согласно ст. 99 Кодекса, составляет шесть месяцев. Что касается дня голосования, то суды были завалены исками о включении в списки избирателей, поскольку согласно ч. 2 ст. 33 закона о местных выборах в день голосования только на основании решения суда можно включить избирателя в список. Согласно п. 5 ч. 1 ст. 256 КАС эти решения суда подлежали исполнению немедленно. Для их исполнения не нужно исполнительного листа – само судебное решение является основанием для уточнения списка избирателей. Если же такие решения судов не исполнялись – это может быть первым поводом для признания выборов недействительными.

Что касается обжалования действий комиссий по окончании голосования, то стоит отметить, что жалоба на нарушение, совершенное в день голосования, во время подсчета голосов и установления итогов голосования может быть подана не только в суд, но и в избирательную комиссию высшего уровня в двухдневный срок со дня нарушения. Здесь может возникнуть ряд спорных моментов.

Итак, ровно в десять часов вечера 31 октября голосование должно было быть окончено. Ряд УИК закрыли свои участки раньше либо немного позже, несмотря на то, что ч. 17 ст. 69 закона о местных выборах запрещено закрытие помещения для голосования, прекращение голосования, раскрытие избирательных урн, подсчет голосов до окончания установленного законом времени. Закрыть участок раньше и начать сразу после этого подсчет голосов могли специальные УИК, созданные в тюрьмах или больницах, в воинских частях, где все избиратели известны и находятся в одном закрытом пространстве. Но такие действия комиссии могут быть обжалованы, ведь есть прямой запрет не закрывать помещения для голосования до 22.00. А вдруг в больницу положили бы больного, представитель которого получил в девять часов вечера решение суда о включении этого человека в список избирателей, голосующих в помещении больницы. Некоторые УИК могли закончить голосование позже – в случае, если избиратель явился на участок почти к окончанию голосования. В данном случае УИК должна была все-таки дать шанс ему проголосовать. А поскольку в кабине для голосования избиратель может находиться столько, сколько его душа желает, то понятно, что не на всех участках выборы были окончены вовремя.

Еще одним поводом для судебных разбирательств могут послужить такие случаи, как вбрасывание бюллетеня в избирательную урну за избирателя другим лицом; голосование лицами, которые не имеют права голоса; голосование лицами, не включенными в список  избирателей на избирательном участке или включенными в него безосновательно; голосование избирателем более одного раза. Только таких случаев должно быть много – в количестве, превышающем 10% от количества избирателей, которые получили избирательные бюллетени на избирательном участке. Если во время выборов были замечены такие нарушения, то можно подать заявление в УИК, ОИК, и, конечно же, суд. Только, если в административном порядке такие жалобы должны быть поданы в течение дня голосования, то в суд с подобными исками можно обратиться в течение полугода.

Факт уничтожения или повреждения избирательной урны, делающий невозможным установление содержания избирательных бюллетеней, если количество этих бюллетеней превышает десятую часть количества избирателей, получивших избирательные бюллетени, также является основанием для признания выборов недействительными судом. Ну и, наконец, обнаружение лишних бюллетеней в избирательных урнах также можно обжаловать. Если их там окажется на десятую долю больше, чем избирателей, получивших бюллетени в УИК, то можно требовать в суде признания выборов недействительными.

После окончания голосования УИК начали подсчет голосов. Сравнительно быстрого результата, как во времена выборов Президента, никто не ожидал и не ожидает. Некоторые комиссии продолжают подсчитывать голоса еще сейчас, когда вы читаете эту статью. Некоторые, возможно, уже находятся в территориальной избирательной комиссии с целью сдать по два протокола об установлении результатов голосования по каждым местным выборам. Здесь также необходимо быть внимательным. Обычно в «окружную» комиссию привыкли ездить председатель, заместитель и секретарь. Но такой качественный состав команды является незаконным. Дело в том, что согласно ч. 9 ст. 72 закона о местных выборах третий экземпляр протокола остается у секретаря и хранится на участке. Печать комиссии всегда хранится у секретаря. То есть ехать с печатью в ОИК строго запрещено. Такое действие можно и нужно обжаловать в административном и судебном порядке, ведь с помощью печати можно по дороге в ОИК подделать какой-нибудь документ, не так ли? Заранее можно проставить и все подписи членов комиссии. Если кто-то узнает о подобном, то на основании его иска суд также признает выборы на участке недействительными.

Обжаловать в суде можно и сами протоколы, потребовав их отмены либо внесения изменений, если есть основания полагать, что в протоколы занесены неправдивые сведения. Член УИК, наблюдатель, доверенное лицо кандидата, не согласные с каким-нибудь решением УИК, могут обратиться с иском в суд, требуя признать недействительными отдельный бюллетень либо засчитать бюллетени, признанные комиссией неучтенными.

По итогам всех этих разбирательств комиссии высшего уровня не позднее, чем на пятый день после проведения выборов, должны будут принять одно из трех решений: об избрании кандидатов в органы местного самоуправления, о проведении повторного голосования, о признании выборов недействительными. Но до этого момента еще очень далеко, а пока ожидаем обжалований, заявлений, провокаций и скандалов. Ведь, как известно, все будет зависеть о того, насколько результаты выборов совпадут с ожиданиями политических сил, оценкой международных наблюдателей, а также от решения судов.

Основные причины признания выборов нелегитимными

1. Партии-клоны. Используя разногласия внутри политических сил, были созданы различные партии-близнецы. В совокупности с тем фактом, что количество бюллетеней на одного человека в некоторых регионах доходило до 10 штук, это значительно снизило уровень осознанности выборов. Как сказал Александр Черненко, глава Комитета избирателей Украины, «когда гражданин видел в этих «обоях» что-то знакомое, например, слова «Партия регионов», то он, даже не вчитываясь в фамилии, и отмечал это что-то знакомое...»

2. Лишние бюллетени. На момент верстки газеты было известно о значительном превышении количества изготовленных бюллетеней в Харьковской, Хмельницкой и Ивано-Франковской областях. По этим эпизодам проводятся проверки органами прокуратуры. Если не будет доказано, что лишние бюллетени были уничтожены, значит они «осели» в урнах для голосования.

3. Утеря печати. Накануне выборов в Министерство внутренних дел поступили сотни заявлений о потере печатей участковых и территориальных избирательных комиссий. Реакция оппозиции была соответствующей. В частности, лидер ВО «Батькивщина» Юлия Тимошенко уверена, что органами власти выдавались дубликаты печатей даже там, где не было никакой утери. Если эти факты подтвердятся в суде, выборы на таких участках будут признаны недействительными.

4. Порядок формирования избиркомов. В составе большинства территориальных избирательных комиссий доминируют представленные в парламенте политические силы. О представительстве интересов иных (чаще всего оппозиционных) сил говорить не приходится. Однако сам по себе этот факт не будет иметь решающего значения в суде, если будет доказано, что ТИКи работали согласно закону.

 Ты чьих списков будешь?

Скоропалительное принятие закона о местных выборах сыграло злую шутку с административными судами в плане выработки единой судебной практики по отдельным вопросам. Показательным примером в этой связи можно считать споры с ЦИК руководителей Киевской областной ячейки ВО «Батькивщина». Решающим фактором при рассмотрении этих споров был вопрос об обязательности регистрации изменений внутри партии. Периодически судьи одного и того же суда приходили к противоположным выводам: одни считали, что регистрация изменений в руководстве партийных ячеек носит информативный характер и не обязательна, другие – что это является обязательным условием.

Суть спора была следующая. В соответствии с ч. 9 ст. 11 ЗУ «О политических партиях в Украине» предусмотрено, что политическая партия ежегодно информирует Министерство юстиции Украины об изменениях руководящих органов партии, их адреса и местонахождения в недельный срок после принятия решения по этим вопросам. К слову, областная ячейка выполнила это требование и проинформировала Минюст о таких изменениях, но, несмотря на это, новый руководитель (Константин Бондарев) так и не был зарегистрирован в установленном порядке. В результате г-ну Бондареву отказали в регистрации «его списка» кандидатов в депутаты местных советов, а зарегистрировали кандидатов «по списку» старого руководителя – Владимира Майбоженко.

К какому же выводу пришли судьи, рассматривавшие данное дело? К сожалению, единого мнения не получилось.

В одном из своих определений ВАСУ пришел к выводу, что «сообщение в Минюст носит сугубо информационный характер и не лишает полномочий избранного главу партии. То есть законодательство предусматривает лишь уведомительный характер соответствующей информации, а не регистрационный характер». При этом Суд сослался на норму ст. 56 КАС о том, что законным представителем органа, предприятия, учреждения, организации в суде является его руководитель или другое лицо, уполномоченное законом, положением, уставом. А согласно внутренним документам партии и ее уставу руководителем со всеми вытекающими является г-н Бондарев.

В другом своем постановлении ВАСУ пришел к выводу, что хоть ст. 56 КАС и закрепляется определение руководящие органа внутренними документами юридического лица, но все же в отношении партии действует другой порядок определения руководителя. Суд на этот раз руководствовался тем, что согласно ч. 2 ст. 178 КАС лицо, которое в соответствии с законом о выборах зарегистрировано как уполномоченное лицо партии, местной организации партии и т. д., действует как представитель соответствующей партии в делах, связанных с избирательным процессом. А часть 3 этой же статьи устанавливает, что документом, который подтверждает полномочия таких законных представителей, является соответствующее удостоверение, выданное в порядке, установленном законом о выборах. Посему ВАСУ пришел к выводу, что руководителем партии или ее ячейки становятся только после соответствующей регистрации в органах власти. Получается, что до регистрации в органах власти новый руководитель не является законным руководителем и не может быть законным представителем партии или ее ячейки в суде и других органах власти.

Такие разночтения фактически привели к тому, что кандидатами от многих партий могли выступать вовсе не те лица, которых хотели видеть сами представители этих сил, однако голосовать пришлось за тех, кто уже был в списках. И суды этому уже никак помешать не могли, а ведь Киевский регион – это бастион, с которого начнутся разговоры о признании нелегитимными выборов по всей Украине.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Что делали судьи Кировского райсуда Днепра в кабинете Назара Холодницкого
Новости онлайн