Почему буксует судебная реформа? - эксклюзивное интервью

12:22, 26 января 2011
В мире не существует совершенной судебной системы. Коллизии можно обнаружить в судебной практике любого...
Почему буксует судебная реформа? - эксклюзивное интервью

В мире не существует совершенной судебной системы. Коллизии можно обнаружить в судебной практике любого государства. Однако это не означает, что защита прав граждан и государства может повиноваться законам анархии или быть представлена самой себе. Судебная система Украины уже давно требовала изменений: несовершенство процессуальных норм, превышение полномочий среди служителей Фемиды и вместе с тем недостаточные гарантии независимости самих судей – все эти явления не могли и не должны были существовать вечно. В прошлом году по инициативе Президента Украины долгожданные законодательные изменения в сфере правосудия таки были приняты. Однако при их реализации на практике судьи столкнулись со значительными трудностями. О последствиях судебной реформы в эксклюзивном интервью «Судебно-юридической газете» рассказал председатель Подольского районного суда г. Киева Василий Бородий.

 – Василий Николаевич, в общих чертах, как Вы оцениваете судебную реформу 2010 года?

– Хотя существует мнение, что судебная реформа уже проведена, на мой взгляд, возможность оценить то, на какой стадии мы находимся, появится только по прошествии времени. Все, что происходит сейчас в судебной системе, можно назвать так: дети судебной реформы разыскивают ее отцов, чтобы посмотреть им в глаза. Однако кто теперь осмелится признаться, что именно он был таким «отцом»?

Под каждую реформу должны быть ресурсы. Мы впервые столкнулись с тем, что судебная реформа, которая была так разрекламирована и о которой так многообещающе говорили, проводится абсолютно без затрат: организационных, кадровых и финансовых. Конечно, ее надо было проводить давно: комплексно, оперативно, но для этого необходимо организационное, кадровое и финансовое обеспечение. Судебную систему оценивают не по помещениям Кловского дворца, куда простой гражданин Украины просто так не попадет, а по условиям, с которыми обычный человек сталкивается в районных судах, таких как Подольский.

 – Обеспечивается ли введение автоматизированной системы документооборота в Подольском и других районных судах достаточными ресурсами?

– По сути, реформа не обеспечена организационно, поскольку невозможно установить, кто и за что отвечает. Так, если говорить об автоматизированной системе документооборота, добиться ответа, кто несет ответственность за ее функционирование в конечном итоге невозможно. Работает же она, на мой взгляд, где-то на 33%.

Почему так произошло, и кто должен обеспечить ее работу в суде? Есть, будто бы, администратор, дозвониться которому в первой половине дня невозможно. Во второй половине «техподдержка» ссылается на то, что люди, которые занимались этой проблемой, уже уволены, «вопросы пока решаются», поэтому прибыть раньше чем через неделю не могут. Выходит, спросить не с кого.

Далее, кто в районном суде обеспечит функционирование АСД? Количество судей увеличивает Президент своим указом, а количество секретарей и помощников – КМУ, поскольку они являются госслужащими. За последние 4 года нашему суду прибавлено 5 судей, но ни одного секретаря и помощника. Получается, что я вынужден переводить людей, которые бы занимались внедрением этой системы, из канцелярии, бухгалтерии, им приходится исполнять не свои профессиональные обязанности. Я обращался с этой проблемой и в ГСА, и в Совет судей Украины – однако результатов никаких. Отсутствует кадровое обеспечение под АСД – фактически ее работу пытается наладить помощник судьи. Заместителю председателя суда, в обязанности которого входит лишь частичный контроль за системой, приходится вникать и выполнять техническую работу, потому что больше некому. До тех же, кто в действительности должен этим заниматься, не достучаться.

Еще один вопрос – финансовый. Что касается специалистов по информационным технологиям, их зарплата 941 грн. Где можно найти соответствующего специалиста на такую зарплату? Для нынешней судебной системы характерна распорошенность, разорванность, а также психология, прежде всего, у вышестоящих судов - «нам выделили достаточно средств, главное, чтобы у нас не забрали то, что выделили». До того, что происходит в каком-то районном суде, им дела нет.

Финансирование идет не на судью, а на орган в целом. Допустим, 2 млрд грн. выделяется строкой в Госбюджете на Государственную судебную администрацию. В эту сумму входят средства на саму ГСА со структурой по областям, 666 местных суда, апелляционные суды, Национальную школу судей и т.д. Финансирование же Верховного Суда и других высших судов выделяется отдельной строкой. Отсюда и иллюзия, будто районным судам выделяют достаточно. Например, в парламенте обсуждают «несправедливость»: почему на ГСА выделили целых 2 млрд грн., а на Верховный Суд, например, 100 млн. Не берется в расчет то, что в ВСУ, допустим, 60 судей, а во всей остальной системе общих судов – 8000 судей. В итоге получается, что зарплата районного судьи составляет 2656 грн, а судьи высшего специализированного суда или Верховного Суда – 25000. А оценивают ситуацию с трибуны Рады как «что им еще надо». Оклады судей, в принципе, соразмерны. Но дело в том, что все остальные выплаты идут за счет премий. Поскольку в районных судах ограниченный фонд премирования, судьи таких судов премий не получают вообще.

 – Как Вы оцениваете ситуацию с приостановлением действия норм нового Закона, регулирующих судейское вознаграждение?

– Приостановление статей 129, 130 Закона «О судоустройстве и статусе судей» иначе как издевательством над судьями, в первую очередь, над молодыми, которых набрали за последний год, назвать нельзя. В районные суды пришли достаточно квалифицированные кадры, надеясь на гарантии, установленные Законом «О судоустройстве и статусе судей» относительно вознаграждения. Оставили свое место работы, где они получали по тысяче-две, а то и больше долларов, и пришли сюда, выходит, чтобы получать 2656 грн?

Еще один аспект касается квалификационных классов. Новый закон упразднил понятие «класс», компенсируя тем, что будут введены большие зарплаты. Далее, приостановили статьи 129, 130 и частично ввели в действие старый закон. Получается, что судьи, которые уже определенное время работают и имеют квалификационный класс, получают за него, хоть и незначительную, но доплату. Новые же судьи вообще не имеют права на получение класса, соответственно, и на доплату.

Идея нового закона была в том, чтобы, отказавшись от определенных доплат и льгот, компенсировать это размером заработных плат. Но в итоге от нее отказались – выходит, что судьи получают меньше, чем получали по старому закону. Помимо оклада, сегодня судья может получать доплаты, однако они выплачиваются из фонда экономии заработной платы, что в районных судах буквально означает не более 5-20%. Отмечу, что тут же эти 15% забирают как подоходный налог. Кроме того, взносы в Пенсионный фонд, фонд страхования – и получается, что мы возвращаемся на те же 2656 грн.

 – Есть ли в Вашем суде проблемы с выплатой ежемесячного денежного содержания судьям, которые продолжают работать?

– У нас два судьи, которые получали такое содержание. Как будет дальше – неизвестно, поскольку положениями Закона «О судоустройстве и статусе судей», которые вступили в силу с 1 января 2011 года, не предусмотрено пожизненное содержание работающих судей. Изначально идея была в том, чтобы заменить его отмену повышением выплаты за выслугу лет, но от нее отказались. В законе есть ст. 138, которая предусматривает пожизненное содержание судей, но тех, которые ушли в отставку. Кроме этого, согласно изменениям, которые были внесены в ст. 138 Закона при принятии Госбюджета на 2011 год, эти выплаты для судей районных и апелляционных судов производятся органами Пенсионного фонда. Таким образом, есть риск возникновения конфликтов судей с ГСА: фактически новый закон не предусматривает эти выплаты работающим судьям, а что касается неработающих – теперь они будут получать выплаты не по месту работы, а из Пенсионного фонда.

 – Ожидали ли Вы, что уровень минимальной заработной платы для расчета должностного оклада не «разморозят», и он останется на уровне 332 грн?

– Это называется однозначно – отсутствие политической воли. К тому же, элементарное невыполнение закона. Постановление КМУ, которое «замораживало» минимальную заработную плату на уровне 332 грн. отменено всеми судами. Но их решения просто не исполняются. Несмотря на то, что те, кто не исполняет судебное решение, по сути, совершают преступление.

Та же ситуация с пенсионными и другими социальными льготами граждан – или отмените закон, или распишитесь в своей неспособности его выполнить. Как мне объяснить людям, требующим немедленно рассмотреть их иски, что это требует определенного времени: если мы не сообщим вовремя Пенсионному фонду о дне рассмотрения, то решение отменит апелляционная инстанция. Эти процессуальные законы, скопированные с западных, писались не для пенсионеров, а для юристов – в США, где, например, человек сам, без юриста, в суд не пойдет. У нас же он зачастую самостоятельно оформляет все документы, должен успеть сориентироваться в ситуации, когда придут «молодые и дерзкие» - представители Пенсионного фонда, которые «натасканы» на то, чтобы отстаивать до последнего свои интересы – напишут апелляционную жалобу, кассационную жалобу, а потом еще будут обжаловать действия государственного исполнителя. В данном случае подходящим является высказывание В.И.Ленина: «По форме правильно, а по сути – издевательство».

 – Насколько целесообразной, на Ваш взгляд, является отмена льгот для судей?

– В старом законе для судей был предусмотрен бесплатный проезд и т.д. – хотя это, по большей части, и не выполнялось, но как говорится, «грело душу». В новом законе этого нет – потому что, опять-таки, отмену льгот хотели компенсировать размером судейского вознаграждения – положениями ст.ст. 129, 130. Я даже недавно видел в новостях - бегущая строка о том, что судьям с 1 января 2011 г. якобы повысили заработную плату до 15 минимальных зарплат. Но никто дальше не написал, что ничего не повысили, а, наоборот, уменьшили.

 – Новый порядок привлечения к ответственности дисциплинирует судей?

– То, что сейчас происходит, сложно оценивать, как сложно было бы оценивать в 39-м году события 37-го года. Вот где-то в 2017 году можно будет уже дать оценку. Проблема всегда существовала. Я стоял на позиции, что для выхода из ситуации нужно повысить зарплату судей, сделать их более независимыми и повысить ответственность для нерадивых судей. Но, повысив ответственность, предварительно необходимо закрепить их независимость.

Когда политик с трибуны заявляет, что ждет от граждан обращений в отношении конкретного судьи, поскольку собирается привлечь его к ответственности, – уже этим высказыванием он фактически подписывает приговор независимости этого судьи и судебной системы. Таким образом, думаю, что, естественно, дисциплину повысило, но зависимость утроило.

– Что фактически означает смена юрисдикции социальных дел с гражданской на административную для Подольского райсуда?

– Мы остаемся административным судом. Передача происходила на уровне апелляционных судов. Дело в том, что никто не коснулся статьи 18 Кодекса об административном судопроизводстве, а там сказано, что местные общие суды, т.е. районные суды как административные рассматривают все социальные дела: споры физических лиц с субъектами властных полномочий по поводу исчисления, назначения, перерасчета, осуществления, предоставления, получения пенсионных выплат, социальных выплат нетрудоспособным гражданам, выплат по общеобязательному государственному социальному страхованию, выплат и льгот детям войны, других социальных выплат, доплат, социальных услуг, помощи, защиты, льгот. Это означает, что мы рассматриваем около 60% дел, которые, по сути, должны рассматривать окружные административные суды. Законодательными изменениями решили только вопрос о том, в каком порядке рассматривать дела после райсудов – от чего зависит то, в какой апелляционный суд потом «пойдет» дело: апелляционный общий или апелляционный административный.

По поводу нагрузки – за последние 2 года она выросла в два раза. Если раньше было 6 тысяч гражданских дел, то теперь их стало 12 тысяч. Число уголовных дел выросло с 600 до 900, т.е. на треть. Количество судей при этом не увеличивалось, а количество секретарей не соответствует количеству судей.

 – Какие основные проблемы необходимо решить Подольскому и другим районным судам, чтобы нормально функционировать?

– Во-первых, не стоит проводить эксперименты – ломать то хорошее, что у нас уже есть. Невероятной представляется ситуация, когда сеять пшеницу учит тот, кто ни разу в жизни не бросил в землю ни зернышка. Точно так же, когда методике рассмотрения уголовных и гражданских дел учат те, кто никогда ни одного дела не рассмотрел, никогда их не расследовал, не держал в руках. Поэтому, прежде всего, не стоит вредить, копировать западные нормативные акты и не пытаться их внедрять за счет здоровья граждан и судей там, где они не могут прижиться.

Во-вторых, если что-то делать, необходимо рассчитывать экономически, сколько на это необходимо средств. С судебной реформой же произошла ситуация, аналогичная ситуации с социальными законами, под которые не было и нет финансирования.

В-третьих, есть проблема несоответствия количества судей той нагрузке, которая существует. Нужно, чтобы она была реальной. Два года назад я похоронил судью, который получил инсульт на рабочем месте от перенагрузки. И никого это не интересует, как никого не интересует судьба Дарницкого райсуда г. Киева, помещение которого было взорвано 6 лет назад в результате террористического акта. На мой взгляд, если судья вынужден рассматривать в день 20 дел – это унижение правосудия, участников процесса и себя лично.

В-четвертых, если задекларировано, что судьи получат 15 минимальных заработных плат – необходимо воплощать эти нормы в жизнь. И если взялись за организационное внедрение автоматизированной системы – добейтесь, чтобы тот орган, который на себя это взял, выполнил обещанное.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Что делали судьи Кировского райсуда Днепра в кабинете Назара Холодницкого
Новости онлайн