Судебная практика: избрание несовершеннолетним меры пресечения в виде заключения под стражу

11:00, 19 июля 2017
О практике избрания несовершеннолетним меры пресечения в виде содержания под стражей и обеспечения первоочередного судебного рассмотрения уголовных производств в отношении этой категории лиц.
Судебная практика: избрание несовершеннолетним меры пресечения в виде заключения под стражу

Генеральная прокуратура Украины по результатам изучения состояния соблюдения требований Уголовного процессуального кодекса Украины (УПК) при избрании несовершеннолетним мер, связанных с ограничением личной свободы, проведении досудебного расследования и судебного рассмотрения в соответствующих уголовных процессах письмом от 31 мая 2017 года №208/1-70вых-17 (вх. N2681/0/1-17 от 6 июня 2017 года) обратилась к Высшему специализованому суду Укрианы о необходимости дополнительного напоминания судам первой и апелляционной инстанций о недопущении нарушений действующего законодательства.

В частности, в обращении отмечается, что отдельными судами Житомирской, Запорожской, Полтавской и Ровенской областей при избрании в отношении несовершеннолетних меры пресечения в виде содержания под стражей не принимались во внимание требования ч. 2 ст. 492 УПК. Так, по делу №295/9863/16-к следственным судьей Богунского районного суда Житомирской области 26 июля 2016 года избрана мера пресечения в виде содержания под стражей в отношении несовершеннолетнего С.А.О., который подозревался в совершении преступлений средней тяжести; апелляционным судом решение отменено, несовершеннолетний освобожден из СИЗО.

Также отмечается, что после вмешательства прокурора из следственного изолятора освобожден несовершеннолетний Н.В.Е., который приговором Ровенского районного суда от 9 декабря 2016 года по делу №570/5286/16-к приговорен к 30 суткам ареста за совершение преступления средней тяжкости — кражи — и ему избрана мера пресечения — содержание под стражей. По апелляции прокурора приговор суда в части назначенного наказания и избранной меры пресечения изменен, несовершеннолетнему назначено наказание, не связанное с лишением свободы.

Аналогичные случаи, как указано в обращении, имели место в производстве №320/6288/16-к в отношении несовершеннолетнего М.А.О. и производстве №554/5223/16-к в отношении несовершеннолетних К.К.В. и К.К.

В свою очередь, считая такую ​​практику недопустимой, суд отмечает, что к несовершеннолетнему подозреваемому (обвиняемому), согласно ст. 492 УПК, может быть применено одно из мер, предусмотренных УПК. Вместе с тем следует учитывать, что задержание и содержание под стражей как исключительная мера может применяться только в случае, когда несовершеннолетний подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, и при условии, если следователь/прокурор докажет, что применение иной меры пресечения не сможет предотвратить риски, указанные в ст. 177 УПК. Кроме учета упомянутых оснований, следственный судья, суд, принимая во внимание практику ЕСПЧ (решение от 27 ноября 2008 года по делу «Свершов против Украины»), обязан учитывать и возраст подозреваемого (обвиняемого).

Следственный судья, суд должен учитывать, что содержание под стражей должно применяться к несовершеннолетним только как исключительная мера с определением как можно более коротких сроков такого содержания и с обеспечением периодического пересмотра через короткие промежутки времени оснований для его применения или продления (решение ЕСПЧ от 28 октября 1998 по делу «Ассенов и другие против Болгарии»). Реализуя положения ч. 5 ст. 199 УПК, следственный судья, а также суд, в соответствии с ч. З ст. 331 УПК, должны учитывать, что по истечении определенного времени (срока действия предыдущей определения) именно только существование обоснованного подозрения перестает быть основанием для лишения свободы, а потому в судебном решении судебные органы обязаны, рассмотрев возможность избрания альтернативных мер, привести другие основания для дальнейшего содержания лица под стражей (решение ЕСПЧ от 20 января 2011 года по делу «Прокопенко против Украины», от 5 ноября 2008 года по делу «Елоев против Украины»), поэтому суд в случае удовлетворения ходатайства о продлении термина применения меры пресечения в виде содержания под стражей должен четко указать в судебном решении о наличии другого основания (оснований) или риска, предусмотренных ч. 1 ст. 177 УПК.

Ограничение рассмотрения ходатайства об избрании, продлении меры пресечения в виде содержания под стражей только наведением перечня законодательных (стандартных) оснований для его применения без установки их наличия и обоснования к конкретному лицу является нарушением требований п. 4 ст. 5 Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод (решение ЕСПЧ от 10 февраля 2011 года в деле «Харченко против Украины»), а длительное содержание под стражей без определения в решении суда соответствующих оснований признается несовместимым с принципом защиты от произвола, закрепленным в п. 1 ст. 5 Конвенции (решение ЕСПЧ от 27 ноября 2008 года по делу «Соловей и Зозуля против Украины»). Подробнее смотрите рекомендательные разъяснения в письме ВССУ от 16 января 2017 года №223-66/0/4-17 «О практике осуществления судами уголовного производства в отношении несовершеннолетних».

Также в обращении с указанием конкретных случаев отмечается об игнорировании отдельными судами требований ст. 28 УПК относительно первоочередного и неотложного осуществления судебного рассмотрения уголовных производств по отношению к несовершеннолетним.

Так, во Франковский районный суд города Львова 24 июля 2015 года направлено обвинительное заключение по обвинению несовершеннолетнего Г.У.Ш. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 187 УК, которому во время досудебного расследования избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Подготовительное судебное заседание, назначенное на 7 августа 2015 года из-за неявки защитника обвиняемого, а также пребывания судьи в отпуске и на больничном, занятость его в других судебных заседаниях и т.д., произошло лишь через восемь месяцев (1 апреля 2016 года). На этом заседании суд принял решение о возвращении обвинительного акта прокурору, которое в дальнейшем (26 апреля 2016 года) отменено по апелляционной жалобе прокурора.

Также отмечается, что на рассмотрении Стрыйского горрайонного суда Львовской области уже более года находится обвинительный акт по обвинению несовершеннолетнего Р.О.П. по ч. 4 ст. 187, п. 6 ч. 2 ст. 115 УК и П.С.А. по ч. 4 ст. 187 УК, которые с января 2016 года находятся под стражей. Рассмотрение указанного производства осуществляется судом присяжных, которые неоднократно не являлись на судебные заседания. После подготовительного судебного заседания, которое состоялось в мае 2016 года, уголовное производство по существу не рассматривалось, а лишь принимались решения о продлении сроков содержания под стражей обвиняемых.

Шевченковским районным судом города Киева с июня 2014 года рассматривается уголовное производство в отношении несовершеннолетних Е.О.И., обвиняемого по ч. 2 ст. 296 УК, и Д.К.О., обвиняемого по п. 7 ч. 2 ст. 115 УК. Последнее судебное заседание, назначенное на 10 февраля 2017 года, не состоялось в связи с занятостью судей. Как следствие, в течение трех лет в уголовном производстве не принято окончательное решение.

«В связи с этим, учитывая, что такая практика не соответствует ни международным стандартам, ни требованиям отечественного законодательства, ни позиции суда кассационной инстанции, дополнительно обращаем внимание судей судов первой и апелляционной инстанций, что каждое лицо (независимо от возраста), в соответствии со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, имеет право на рассмотрение своего дела в течение разумного срока. В то же время в случае уголовного производства в отношении несовершеннолетних примененено более строгое требование о безотлагательном рассмотрении», — подчеркивается в документе.

Следует отметить, что на международном уровне существует консенсус относительно того, что для детей, находящихся в конфликте с законом, период времени между совершением преступления и окончательным реагированием на этот поступок должен быть как можно короче.

«Чем продолжительнее этот период, тем больше вероятность того, что мероприятие реагирования потеряет свой положительное и воспитательное воздействие, и тем больше вреда будет нанесен репутации ребенка (п. 51 Замечания общего порядка №10 (2007) Комитета ООН по правам ребенка «Права детей в системе юстиции в отношении детей»). Со временем несовершеннолетнему лицу все труднее, а иногда и невозможно логически и психологически связать процедуру судебного рассмотрения и вынесение решения по самым правонарушениям (п. 20.1 Минимальных стандартных правил ООН по отправлению правосудия в отношении несовершеннолетних)», — отмечается в сообщении.

Указанное требование было имплементировано в национальное законодательство. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 28 УПК, уголовное производство в отношении несовершеннолетнего лица должно быть осуществлено немедленно и рассмотрено в суде в первую очередь. При этом, согласно п. 17 Правил ООН по защите несовершеннолетних, лишенных свободы, судам следует учитывать особое положение той категории несовершеннолетних, в которых во время досудебного расследования или судебного рассмотрения применена мера пресечения в виде содержания под стражей. Рассмотрение уголовных производств в отношении указанной категории лиц имеет приоритетный и первоочередной характер даже по сравнению с другими производствами в отношении несовершеннолетних, в которых выбрана мягкая мера пресечения или же такие мероприятия не применены вообще.

«Отдельно обращаем внимание, что предварительно эти и другие вопросы, которые возникают в практической деятельности при осуществлении уголовного производства в отношении несовершеннолетних, были предметом анализа судебной палаты по уголовным делам ВССУ, по результатам которого секретарем судебной палаты по уголовным делам Щепоткиной В. В., судьей судебной палаты по уголовным делам Мищенко С. М. и начальником отдела обеспечения деятельности заместителя председателя и секретаря судебной палаты Слуцкой Т. И. были подготовлены рекомендательные разъяснения «О практике осуществления судами уголовного производства в отношении несовершеннолетних», которые обсуждались и утверждены 23 декабря 2016 года судьями ВССУ на заседании собрания судей (письмо ВССУ от 16 января 2017 года N223-66/0/4-17 размещено также на официальном сайте ВССУ в разделе «Ювенальная юстиция»).

На основании изложенного, в целях устранения выявленных недостатков и улучшения работы судов, а также недопущения в дальнейшем нарушений требований законодательства при осуществлении уголовных производств в отношении несовершеннолетних, прошу принять изложенную информацию к сведению и соответствующему реагированию в пределах предоставленных законом полномочий», — резюмируют в ВССУ.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
youtube video name
Фото
Видео
Новости онлайн