Судебная практика Верховного Суда в вопросе смягчения наказания

12:30, 23 сентября 2017
Что помешало адвокату добиться смягчения наказания для подзащитного, убившего троих человек.
Судебная практика Верховного Суда в вопросе смягчения наказания

Судебная палата по уголовным делам Верховного Суда Украины (ВСУ) постановлением от 13 июля 2017 года № 5-117кс(15)17 поставила точку в обжаловании  приговора о пожизненном заключении.

Борьба за 15 лет

В 1995 году, будучи лидером преступной группировки, N.совершил умышленное убийство троих членов другой преступной группировки.

В 2006 году, руководствуясь п. «г» ст. 93 Уголовного кодекса 1960 года, Апелляционный суд автономной республики Крым приговорил N. к пожизненному заключению. ВСУ своим определением оставил приговор апелляционной инстанции без изменений.

В 2015 году ВСУ отменил определение, вынесенное ранее, и постановил направить дело на новое кассационное рассмотрение. В 2016 году Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел оставил первоначальный приговор в силе. После этого защитник N. вновь обратился в ВСУ.

Основанием для обращения, по мнению защитника, стало неодинаковое применение судом кассационной инстанции одной и той же нормы права, предусмотренной законом об уголовной ответственности, что повлекло принятие разных по содержанию судебных решений. Так защитник указал на то, что приговор от 2006 года вступил в законную силу после определения ВССУ от 2016 года, которым этот приговор был оставлен без изменений. Таким образом, срок давности привлечения к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное п. «г» ст. 93 КК 1960 года, совершенное в 1995 год, истек.

В обоснование своей позиции защитник сослался на три определения ВССУ, сделанные в 2017 году, которыми аналогичные, по его мнению, приговоры были отменены. Также, защитник уверен, что решение кассационного суда относительно N. не соответствует выводам о применении норм права, изложенным в постановлениях ВСУ в 2013 году в деле № 5-6кс13 и в 2015 году в деле № 5-1кс15 относительно начального момента исчисления сроков давности. Ввиду указанного, защитник попросил изменить первоначальный приговор и заменить N. пожизненное заключение на лишение свободы сроком на 15 лет.

На заявление защитника поступило возражение от прокуратуры, в котором указывалось, что оснований для пересмотра определения ВССУ нет.

Отказ

Изучив материалы дела, судебная палата по уголовным делам ВСУ установила, что приговор апелляционной инстанции вступил в силу 4 мая 2006 года, то есть в день постановления определения ВССУ. По состоянию на эту дату, срок давности за умышленное убийство, совершенное N. 21 октября 1995 года не истек. В основе же вердиктов ВССУ, предоставленных защитником для сравнения, лежат другие обстоятельства, а значит неодинакового применения одной и той же нормы закона нет.

Кроме того ВСУ обратил внимание на документы, приложенные защитником к заявлению, а именно – определение кассационной инстанции, о пересмотре которой ставится вопрос, от 22 марта 2016 года и постановления ВСУ, на которые ссылается заявитель, от 5 сентября 2013 года и 19 марта 2015 года

В соответствии с ч. 2 ст. 447 Уголовного процессуального кодекса срок подачи заявления, предусмотренного п. 3 ч. 1 ст. 445 УПК, составляет 3 месяца. Таким образом, исходя их дат перечисленных документов, этот срок заявителем соблюден не был, и уважительные причины его несоблюдения – не названы.

Принимая во внимание изложенное, а также руководствуясь ст. ст. 447, 453, 454 и 456 УПК Судебная палата по уголовным делам ВСУ постановила в удовлетворении заявления о пересмотре дела N. отказать.

Особое мнение

Одновременно с постановлением на сайте ВСУ размещено особое мнение судьи ВСУ Галины Каныгиной. В документе судья пишет о том, что вывод коллег считает неправильным.

Так нормы о сроках давности привлечения к уголовной ответственности, предусмотренные ст. 48 УК 1960 года и ст. 49 УК, являются составляющей института освобождения от уголовной ответственности. Именно часть первая приведенных статей определяет начальный момент исчисления сроков давности. Что же касается юридического факта, с которым связывается конечный момент срока давности для преступлений, совершенных до вступления УК в силу, то в соответствии с выводом ВСУ, содержащимся в постановлении от 5 сентября 2013 года в деле № 5-6кс13, этим фактом является вступление приговора в силу.

Эта норма не связана с дискреционными полномочиями суда, поскольку юридические факты начального и конечного моментов срока давности определены в законе. Они не зависят ни от тяжести совершенного преступления, ни от назначенного лицу наказания. Тяжесть преступления влияет на сам срок давности, а не на факты его начального и конечного моментов.

Из текста постановлений ВССУ от 7 февраля 2017 года и 3 апреля 2017 года, приложенных к заявлению для сравнения, усматривается, что суд кассационной инстанции подтвердил правильность применения судами нижестоящих инстанций положений ст. 49 УК о преступлениях, предусмотренных соответственно ч. 1 ст. 119 и ч. 1 ст. 286 УК. В решении от 15 марта 2017 года кассационный суд пришел к выводу, что на время вынесения приговора сроки давности привлечения к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 198 УК, со дня совершения этого преступления 14 марта 2009 года, прошли, и судами нижестоящих инстанций не применен закон, который подлежал применению, а именно ст. 49 УК.

Несмотря на то, что эти решения суда кассационной инстанции касались различных по тяжести преступлений, в них все равно указано, что начальным моментом исчисления сроков давности является совершение преступления, а юридическим фактом, с которым связывается конечный момент срока давности - вступление приговора в законную силу.

В решении, о пересмотре которого поставлен вопрос в заявлении, кассационный суд отметил, что приговор апелляционного суда от 22 февраля 2006 года в отношении N. вступил в законную силу 4 мая 2006 года, т.е. в день вынесения постановления коллегии судей ВСУ, которым он оставлен без изменения. Приведенное решение от 4 мая 2006 года было отменено постановлением суда от 19 марта 2015 года

Согласно ч. 1 ст. 401 УПК 1960 года, приговор местного суда вступает в законную силу по истечении срока на подачу апелляции, а приговор апелляционного суда - по истечении срока на подачу кассационной жалобы, если он не был обжалован. В случае подачи апелляционной или кассационной жалобы, приговор, если он не отменен, вступает в законную силу после рассмотрения дела апелляционной или кассационной инстанцией, соответственно.

Таким образом, приговор в отношении N. от 22 февраля 2006 года вступил в законную силу только 22 марта 2016 года после вынесения постановления ВССУ, которым указанный приговор оставлен без изменения. Приведенное свидетельствует, что в деле N. кассационный суд по другому применил норму, предусмотренную ст. 49 УК, относительно конечного момента срока давности (вместо даты вступления приговора в законную силу указал дату отмененного решения), поэтому у ВСУ были основания для пересмотра решения 22 марта 2016 года.

Также судья обращает внимание на неоднократное нарушение права N. на пересмотр судебного решения кассационной инстанции. Что же касается применения к делу N. нормы, предусмотренной ч. 4 ст. 49 УК, то этот вопрос, считает Галина Каныгина, должен решаться после решения вопроса правильности применения ч. 1 этой статьи.

С полным текстом постановления и особого мнения можно ознакомиться здесь

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Почему депутаты хвалят и ругают новые процессуальные кодексы
Новости онлайн