Санкция на слежку

16:53, 12 октября 2014
Газета: 39 (257)
Под колпаком у работодателя: СБУ дает санкцию на корпоративный контроль?...
Санкция на слежку

Катерина Беляева,
«Судебно-юридическая газета»

«Программа для прослушивания мобильных телефонов поможет вам выяснить, как пользуются корпоративными сотовыми ваши подчиненные», – такие услуги предлагают некоторые компании, сайты которых представлены в интернете. Очевидно, так называемый корпоративный контроль пользуется у субъектов хозяйствования немалой популярностью. И вот почему. Прослушивание корпоративных телефонов и просмотр корреспонденции, которая ведется с корпоративных средств связи, позволяют:

  • выявить недобросовестных сотрудников и ограничить возможности работников отвлекаться на личные разговоры и переписку в рабочее время;
  • существенно снизить расходы по оплате телефонных услуг, особенно тем субъектам хозяйствования, сотрудникам которых приходится осуществлять междугородные или международные звонки. В таких компаниях, как правило, факт телефонного разговора и его длительность не дают возможности установить, был ли разговор личным или обусловленным исполнением трудовых обязанностей;
  • предупредить разглашение коммерческих тайн и иной информации, разглашение которой является для субъекта хозяйствования нежелательным;
  • выявить сотрудников, нелояльных к руководству юридического лица.

Ввиду перечисленного корпоративный контроль постепенно обретает все больше сторонников среди руководителей субъектов хозяйствования, которые утверждают, что раз уж сотрудник находится на рабочем месте, никаких личных разговоров по телефону или посредством корпоративной электронной почты он осуществлять не имеет права – он обязан заниматься своими непосредственными обязанностями. Так считают работодатели, и в этом с ними нельзя не согласиться. Причем соглашаются с ними не только их коллеги по цеху, но и сотрудники Службы безопасности Украины.

СБУ на страже дисциплины

Так, совсем недавно, 6 октября с. г. в СМИ появилась информация о письме СБУ №16/16/13-4/25/2739, в котором, отвечая на запрос неназванного субъекта, Служба предоставляет свои разъяснения относительно правомерности записи субъектами хозяйствования разговоров по корпоративным телефонам и контроля электронной переписки работников. Правда, авторы письма делают оговорку, что в соответствии с ч. 2 ст. 19 Конституции Украины, предписывающей органам государственной власти и их должностным лицам действовать исключительно на основании и в пределах полномочий, предусмотренных законодательством, СБУ не уполномочена отвечать на подобные вопросы, поскольку не наделена правом толкования и предоставления разъяснений действующего законодательства Украины.

Тем не менее, это не помешало СБУ выразить свою позицию относительно корпоративного контроля, которая заключается в следующем: «Прослушивание или запись разговора либо просмотр корреспонденции, которая ведется с корпоративных средств связи, после фактического получения согласия всех участников беседы на такие действия не будет нарушать их прав и, на наш взгляд, не будет иметь признаков оперативно-розыскной деятельности».

Впрочем, далее авторы документа подчеркивают, что «в ходе такой деятельности могут накапливаться и использоваться сведения о физическом лице, которое идентифицировано или может быть конкретно идентифицировано, что фактически является обработкой персональных данных в соответствии со ст. 2 Закона Украины «О защите персональных данных». И еще: «Такая обработка должна осуществляться с учетом требований данного Закона после согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных, создания условий для защиты этих данных и с обеспечением его прав». Таким образом, СБУ фактически предоставляет субъектам хозяйствования санкцию на осуществление слежки за своими работниками.

Практично…

Поддерживают позицию СБУ отдельные адвокаты, судьи и корпоративные юристы. Например, председатель квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры Киевской области Петр Бойко считает, что в письме СБУ речь идет о корпоративных отношениях, которые подразумевают некую публичность. Саму же корреспонденцию сотрудников адвокат приравнивает к внутренней документации, знакомиться с которой имеет право определенный круг лиц. «Более того, – указал П. Бойко, комментируя вопрос корпоративного контроля «Судебно-юридической газете», – я считаю, что это дисциплинирует сотрудников».

Отчасти его мнение разделяет председатель Подольского районного суда Киева Василий Бородий. Однако судья подчеркивает, что не является нарушением контроль коммуникаций, происходящих исключительно между лицами, давшими на это согласие, т. е. между сотрудниками предприятия. Если же коммуникации выходят за пределы организации, и в них принимает участие неопределенный круг лиц, подобный контроль может осуществляться исключительно субъектами, определенными действующим законодательством.

Дополняют П. Бойко и В. Бородия юристы предприятий, приученные, по долгу своей профессиональной деятельности, не к пространным рассуждениям, а к практической реализации предлагаемых инноваций. Они детально останавливаются том, чем, собственно, является «фактическое получение согласия». В понимании юристов, такое согласие от сотрудников получается в виде расписки при приеме на работу, а от клиентов – в устной форме после предупреждения в начале разговора.

Аналогичная ситуация и с электронной перепиской. Для сотрудников создается корпоративный адрес электронной почты, и они под расписку предупреждаются о контроле этого адреса. Для клиентов предупреждение о корпоративном контроле закладывается в тело письма. При этом, разъясняют юристы, мало какие компании готовы тратить время на перечитку всех писем своих работников – как правило, устанавливаются специальные программы-фильтры, которые «отслеживают» определенные слова, несущие корпоративную нагрузку.

… но незаконно

В то же время, даже с натяжкой принимая процедурные тонкости корпоративного контроля, обозначенные юристами, нельзя исключать того, что посредством корпоративных средств связи сотрудник, помимо своего желания, может получить исключительно конфиденциальную информацию (сведения, касающиеся лично его, его семьи и пр.). Очевидно, не в последнюю очередь этот факт способствует тому, что корпоративный контроль обретает и своих противников. Так, адвокат Даниил Курдельчук, отвечая на вопрос о корпоративном контроле, призвал относиться к подобному явлению с большой осторожностью, поскольку данные действия даже в трактовке СБУ могут носить неоднозначный характер.

Экс-ректор Академии СБУ Виктор Микулин вообще считает осуществление подобной деятельности субъектами хозяйствования незаконным. Свою позицию он объясняет тем, что нет закона, который давал бы субъектам хозяйствования право на прослушивание корпоративных телефонов и просмотр корпоративной корреспонденции. «Подобные действия, – подчеркивает комментатор, – являются прямым нарушением прав и свобод граждан. Если мы стремимся к демократическим устоям государства, мы должны соблюдать права и свободы человека, независимо от того, о какой сфере идет речь». В. Микулин удивлен письмом СБУ и считает, что Служба должна стоять на позициях закона.

А вот еще одно интересное предположение, которое высказал «Судебно-юридической газете» эксперт, пожелавший остаться неназванным. Предположительно, письмо СБУ №16/16/13-4/25/2739 может быть «первой ласточкой», за которой последует законодательная инициатива с предложением закрепить право субъектов хозяйствования на осуществление корпоративного контроля на уровне закона. Такой шаг не только негативно отразится на правах работников, но и будет противоречить Конституции Украины, считает эксперт, ссылаясь на решение Конституционного Суда Украины №12-рп/2011 от 20.10.2011 в деле по конституционному представлению СБУ относительно официального разъяснения положения ч. 3 ст. 62 Конституции Украины. В этом решении прямо говориться о том, что целенаправленные действия по сбору и фиксации информации с применением мер, предусмотренных Законом Украины «Об оперативно-розыскной деятельности», могут производиться только лицом, уполномоченным на осуществление такой деятельности.

И вот последний, но самый значимый аргумент против корпоративного контроля. Прослушивание телефонов может быть осуществлено исключительно с помощью спецсредств, говорит президент Украинской федерации профессионалов безопасности Сергей Шабовта. А такие спецсредства в обычном магазине электроники рядовые граждане приобрести не могут. Доступны они могут быть только силовикам. А значит, и применение таких средств – это компетенция правоохранительных органов, естественно, в порядке, установленном законом. Использование подобных устройств иными субъектами, в т. ч. субъектами хозяйствования, действующим законодательством не допускается, а следовательно, является незаконным.


Комментарии ЭКСКЛЮЗИВ

Петр Бойко, глава Совета адвокатов Киевской области

– Если бы речь шла о неких личных сведениях, относящихся к конкретному человеку, можно было бы говорить, что это является неправомерным вмешательством в личную жизнь этого лица. Однако, поскольку речь идет об осуществлении профессиональной деятельности, о коммуникации между сотрудниками предприятия, учреждения, организации или же лицами, которые поддерживают с ними связь в рамках профессиональной деятельности, мы говорим об определенных публичных отношениях. При этом есть важный момент: лицо, осуществляющее связь под корпоративным контролем, должно быть предупреждено о факте такого контроля. Если такое предупреждение есть, и если лицо не возражает против такого контроля, тогда это не является нарушением закона. Также я не вижу оснований считать такие действия нарушением прав и свобод человека, что может повлечь за собой ответственность, в т. ч. и уголовную. То же касается и корреспонденции. Если это внутренняя корреспонденция, чем она отличается от иной внутренней документации – различных актов, приказов, распоряжений и пр.? Фактически это та же электронная документация предприятия. Я считаю, это вполне приемлемо. Более того, подобный контроль дисциплинирует сотрудников.

Василий Бородий, председатель Подольского районного суда Киева

– Бесспорно, логика в письме СБУ №16/16/13-4/25/2739 есть. Если речь идет о внутренней связи внутри предприятия, учреждения, организации, т. е. о связи между сотрудниками, и все сотрудники дали согласие на подобный контроль, каких-либо нарушений я не вижу. Если же речь идет о связи, выходящей за границы предприятия, учреждения, организации, и к этой связи становятся причастными не только лица, дававшие согласие на контроль, но и иные лица, подобные действия должны быть отнесены к компетенции специальных органов. При этом я не думаю, что предупреждение третьего лица о записи или прослушивании телефонного разговора исключит нарушение его конституционного права.

Виктор Микулин, член Высшей квалификационной комиссии судей, экс-ректор Академии СБУ

– Сбор информации личного характера должен регламентироваться исключительно действующим законодательством, поэтому любые подобные действия не в установленном законом порядке, будь то в домашних условиях или служебных отношениях, запрещены законом. Это же касается и действий по сбору информации с согласия самого лица. У нас есть Закон Украины «О защите персональных данных», и он не регламентирует подобные действия. А раз Закон не регламентирует порядок проведения подобного контроля, этот контроль является запрещенным, и лица, осуществляющие такую деятельность, должны нести уголовную ответственность.

Прослушивание сотрудников является нарушением прав и свобод человека. В законодательстве четко прописано, что разрешение на сбор и обнародование информации дается самим лицом. Но чтобы записывали на специальную технику и потом анализировали… Я понимаю, что это внутренняя безопасность, и я понимаю цели, преследуемые корпоративным контролем. Но с точки зрения законодательства это недопустимо. Мы должны понимать, что предприятия, в которых сотрудники уведомлены о корпоративном контроле, никогда не достигнут высоких результатов, поскольку их работники не смогут осуществлять свою профессиональную деятельность надлежащим образом ввиду искусственно созданного напряжения. Если мы стремимся к демократическим устоям государства, мы должны соблюдать права и свободы человека, независимо от того, о какой сфере идет речь. Даже лица, совершившие тяжкие преступления и находящиеся в местах лишения свободы, не должны подвергаться подобного рода действиям. Каким законом руководствуются субъекты хозяйствования, осуществляя корпоративный контроль? Такого закона нет. Таким образом, подобная деятельность должна расцениваться как незаконная. Как Служба безопасности Украины могла дать подобное пояснение? Я думаю, она должна стоять на службе закона.

Даниил Курдельчук, адвокат

– Речь идет не о личных интересах конкретного сотрудника, а о корпоративных интересах. Тем не менее, я не могу сказать, что одобряю такой подход. Разъясню на примере. Допустим, есть некое адвокатское объединение, сотрудник которого, вступая от имени этого объединения в разговор с клиентом, предупреждается о возможном корпоративном контроле со стороны клиента. Если он дает согласие, возникает вопрос: дает ли это согласие сотрудник адвокатского объединения или же само объединение как юридическое лицо? Предполагаю, это достаточно опасная, и я бы даже сказал, незаконная ситуация. С точки зрения житейского опыта и общеправовых принципов это предложение следует очень хорошо обдумать. Сейчас принимается слишком много поспешных, необдуманных решений. Я склонен скорее выступить против этой идеи, поскольку те отношения, которые подразумевают двусмысленное толкование, должны быть исключены.

Валерий Бондык, народный депутат Украины VI созыва, экс-член ВСЮ

– Полагаю, с точки зрения закона, а также с точки зрения корпоративной этики сбор руководством информации о своих сотрудниках таким способом является недопустимым. Если руководитель компании таким путем пытается контролировать происходящие в компании события, это неэтично и неправомерно. Подобное вторжение в деятельность сотрудника подразумевает опасность пересечь грань между его корпоративными обязанностями и частной жизнью, вмешательство в которую пресекается законом. Законом урегулированы подобные действия, однако их осуществление относится к компетенции правоохранительных органов на основании санкции суда.

Напомню, что, согласно действующему законодательству, исключительно суд может дать санкцию на снятие информации с телефонных линий. Это позиция законодателя. Любому иному лицу такое право не предоставлено. Более того, нарушением Конституции является даже требование согласия сотрудника на проведение корпоративного контроля. Человек, отказавшийся предоставить такое согласие, с законодательной точки зрения будет абсолютно прав.

Сергей Шабовта, президент Украинской федерации профессионалов безопасности

– Насколько я понимаю, при наличии корпоративной связи компания не имеет права прослушивать телефонные разговоры или просматривать электронную корреспонденцию своих сотрудников. Целый ряд законов рассматривают подобные действия как недопустимые. Конечно, можно допустить возможность осуществления корпоративного контроля при согласии на такой контроль сотрудников компании. Но, опять же, что такое получение согласия? Мы понимаем, что отказ сотрудника может повлечь за собой любую санкцию вплоть до увольнения. Здесь заведомо заложен субъективный фактор давления руководства на мнение сотрудника. При этом следует понимать, что если речь идет о снятии информации с телефонных линий, то это производится не с помощью обычного диктофона. Специальные приборы находятся «на вооружении» силовых структур. Безусловно, можно допустить, что есть талантливые специалисты, способные переделать легальное оборудование и осуществлять указанные действия с его помощью, но тут тоже возникает вопрос о правомерности использования таких приборов. Готовый же комплекс оборудования купить рядовому украинцу невозможно.

Святослав Пограничный, глава Первой правовой медиагруппы

– Многие крупные компании, особенно западные, используют механизмы, с помощью которых можно отслеживать корпоративную переписку сотрудников или их звонки, ведь безопасность в нынешнее время является одним из ключевых условий ведения бизнеса, и иногда утечка информации может спровоцировать его крах. В то же время, возникает вопрос, в какой форме можно получить согласие третьих лиц. Кроме того, в случаях деловых контактов сотрудника от имени определенного юридического лица, если собеседник просит разрешения на корпоративный контроль, неясно, кто дает на него согласие: сам сотрудник или юридическое лицо? Вполне вероятно, что такое разъяснение СБУ может привести к возникновению судебных споров, хотя оно и не является обязательным. Не стоит забывать и том, что есть решение КСУ, в котором сказано, что целенаправленные действия по сбору и фиксации информации с применением мер, предусмотренных законом об ОРД, могут производиться только лицами уполномоченными на осуществление такой деятельности.


Что дальше?

Письмо СБУ №16/16/13-4/25/2739 может быть «первой ласточкой», за которой последует предложение закрепить право субъекта хозяйствования на осуществление корпоративного контроля на уровне закона. Такой шаг будет противоречить Конституции (решение КСУ №12-рп/2011 от 20.10.2011 в деле по конституционному представлению СБУ относительно официального разъяснения положения ч. 3 ст. 62 Конституции: целенаправленные действия по сбору и фиксации информации с применением мер, предусмотренных Законом «Об оперативно-розыскной деятельности», могут производиться только лицом, уполномоченным на осуществление такой деятельности).


Международный опыт

США. Исследование The National Workrights Institute свидетельствует, что 2 из 3 американских работодателей используют электронный мониторинг сотрудников. Результаты показали, что это работает. Благодаря слежке число краж на предприятиях уменьшилось на 22%, а выручка увеличилась на 7%.

В 2008 г. немецкий оператор железных дорог Deutsche Bahn заплатил штраф в размере 1,1 млн евро за слежку за перепиской своих сотрудников. Штраф на компанию был наложен немецким Агентством по защите информации и стал крупнейшим в истории Германии.

Французская полиция в рамках расследования проводит допросы руководителей сети магазинов ИКЕА после того, как их обвинили в слежке за сотрудниками и посетителями. ИКЕА во Франции признала, что нарушила собственные этические нормы, когда использовала досье, собранные в МВД, против своих служащих.

Японская корпорация KDDI (один из крупнейших операторов сотовой связи) разработала программу, которая устанавливается на карманных компьютерах всех сотрудников и отслеживает их перемещения. Вся информация собирается и отправляется в центр, откуда происходит централизованный надзор. Информацию по всем сотрудникам можно вывести на один монитор и управлять ею в стиле Warcraft. KDDI планирует продавать данную систему слежения в крупные корпорации и кадровые агентства.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Новые правила распределения судебных расходов и освобождения от них
Новости онлайн