Как судей привлекают к ответственности за неправосудные решения?

16:48, 30 марта 2015
В последнее время набирает популярность тенденция открытия уголовных производств в отношении судей. Теперь им все чаще вменяется ст. 375 Уголовного кодекса, непосредственно связанная с выполнением их профессиональных обязанностей – вынесение заведомо неправосудного решения
Как судей привлекают к ответственности за неправосудные решения?

В последнее время набирает популярность тенденция открытия уголовных производств в отношении судей. Теперь им все чаще вменяется ст. 375 Уголовного кодекса, непосредственно связанная с выполнением их профессиональных обязанностей – вынесение заведомо неправосудного решения. Причем вменяется она не в связи с тем, что они вели судебные процессы в отношении известных политических деятелей (по крайней мере, официально), а в связи с решениями, которые касались обычных граждан, принимавших участие в Революции Достоинства – в основном активистов Автомайдана, лишенных права управлять транспортными средствами, или других участников массовых акций.

На данный момент по поводу привлечения судей к ответственности по ст. 375 УК не утихает дискуссия. Некоторые юристы считают, что возбуждение уголовного дела в отношении судьи – единственный способ пересмотра неправосудного решения, когда все процессуальные сроки уже истекли. Другие же придерживаются мнения, что подобная схема нарушает сами основы отправления правосудия, особенно, если решение не отменено вышестоящей судебной инстанцией. 12 марта Совет судей Украины даже предложил председателю Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел созвать Пленум ВССУ для разъяснения применения ст. 375 и ст. 376 (вмешательство в деятельность судебных органов) УК.

В ответе за Майдан

Очевидно, что с каждым днем дел против судей будет все больше. На днях главное следственное управление Генпрокуратуры начало уголовное производство по факту вынесения судьями Апелляционного суда Киева заведомо неправосудных решений об оставлении под стражей двух активистов Евромайдана.

«Досудебным расследованием установлено, что сотрудниками милиции были задержаны и доставлены в РУ ГУМВД в Киеве два водителя за перевозку автомобильных покрышек. В дальнейшем они были безосновательно привлечены к уголовной ответственности за то, что якобы совершали активные противоправные действия на ул. Грушевского – бросали в сотрудников милиции камни, бутылки с легковоспламеняющимися веществами, совершали поджоги специального и служебного транспорта. По ходатайствам следователей, согласованных прокурорами, указанным водителям следственным судьей была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей», – сообщили в ГПУ и добавили, что в дальнейшем судьи меру пресечения арестованным лицам оставили без изменения, а апелляционные жалобы защитников подозреваемых – без удовлетворения. Действия судей квалифицированы по ч. 2 ст. 375 УК, и им грозит наказание в виде лишения свободы на срок до 8 лет. Кроме того, 19 января 2015 г. следственному судье, который принял решение о содержании под стражей указанных водителей, также сообщено о подозрении в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 375 УК, и досудебное расследование по нему находится на завершающей стадии.

Из последних известных дел, где судьям инкриминируется ст. 375 УК (ч. 2) – открытие уголовных производств в отношении судей Печерского райсуда Киева Оксаны Царевич и Виктора Кицюка. По данным прокуратуры, 22 января 2014 г. О. Царевич лишила прав на управление автомобилем сроком на 6 месяцев активистку Автомайдана. При этом решение, которое инкриминируется судье как заведомо неправосудное, никем не обжаловано, в т. ч. лицом, в отношении которого оно вынесено. Судья В. Кицюк за аналогичное правонарушение 14 января 2014 г. лишил водительских прав на полгода Михаила Черкасенко. Основанием, как и в предыдущем случае, послужил неподписанный рапорт сотрудника ГАИ – кстати, того же, что и в случае с О. Царевич (по­дробнее см. №9 (277) от 9 марта 2015 г.).

Не отменено – значит, законно

Отметим, что УПК ни в коей мере не увязывает возможность рассмотрения вопроса об открытии производства, предъявлении обвинения, передаче дела в суд и осуждении судьи по ст. 375 УК с предварительной отменой неправомерных судебных актов. Наоборот, установление приговором суда, вступившим в законную силу, вины судьи в совершении преступления, в результате которого было принято незаконное или необоснованное решение, является основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам по ГПК, ХПК и КАСУ. В УПК же сказано, что таким основанием являются злоупотребления судьи во время уголовного производства.

Однако в органах судебной власти давно распространено и не оспаривается суждение, согласно которому судья не может быть привлечен к ответственности за вынесение неправосудного решения, если таковое не было отменено в установленном законом порядке. Аналогичной была практика Высшего совета юстиции, который редко ставил вопрос об увольнении судьи за нарушение присяги, если вышестоящая судебная инстанция оставляла его решение в силе.

И здесь, опять-таки, все упирается в то, что понимать под «неправосудностью». Неоднозначная судебная практика, генерируемая вышестоящими судами, и отсутствие разъяснений, безусловно, влияют на то, что нижестоящие инстанции подчас применяют нормы закона вразнобой. Кроме того, отечественный законодатель нередко оставляет пробелы в законодательстве, дабы потом с легкостью манипулировать ими. Самый яркий пример – отсутствие закона о мирных собраниях. За 23 года депутатами не был принят хотя бы базовый документ о них, хотя о нем говорят, начиная с 2004 г. Т. е. уже почти 10 лет данный вопрос не урегулирован, и судьям сложно объективно выносить решения по нему, поскольку нет гарантий, что завтра они не будут признаны не соответствующими положениям несуществующего на данный момент законодательства.

То, как сегодня происходит процедура «разбора» судей Временной спецкомиссией и парламентским Комитетом по вопросам правовой политики и правосудия, может оказаться показательным в свете возможных будущих уголовных производств по судьям. Например, одним судьям вменяется в вину то, что они вынесли постановления о запрете мирных собраний в Киеве, другим, из Донецка – что они незаконно отказали в запрете, а третьих (Харьков, Одесса) хвалят за подобные «демократические» запреты – в зависимости от того, кто эти мирные акции организовал. Очевидно, что демонстрируются кардинально разные подходы к оценке решений по одной и той же категории дел, что впоследствии может отразиться на применении ст. 375 УК. Можно ли в таком случае говорить о незаконности и неправосудности решения, если и закона как такового нет, а политические факторы важнее всего?

Кроме того, многие активисты так и не обжаловали судебные решения в отношении себя. В Законе «О недопущении преследования и наказания по поводу событий, которые имели место во время проведения мирных собраний, и признании утратившими силу некоторых законов Украины» №743-VII от 21.02.2014 не сказано, что решения судов автоматически признаются незаконными – там идет речь об освобождении от уголовной ответственности и о том, что суды должны неотложно рассмотреть ходатайства от подозреваемых, осужденных и т. д. в случае их поступления. Аналогичная ситуация с Законом «О внесении изменений в Закон Украины от 27 февраля 2014 г. №792-VII «О применении амнистии в Украине относительно полной реабилитации политических заключенных» – судебные решения отменены в связи с освобождением лиц от уголовной ответственности, но констатация о признании этих решений незаконными в предусмотренном процессуальном порядке отсутствует.

Показательно, что начиная расследование по ст. 375 с громких заявлений и анонсов, органы прокуратуры постепенно перестают рапортовать об успехах в поисках доказательств неправосудности решения. А судьи, по которым прокуратура проводит расследование именно по этой статье, рассказывают, что после первых же допросов интерес следствия к ним пропадает. В такой ситуации оказался, например, председатель Бориспольского гор­районного суда Киевской области Сергей Вознюк, который, по мнению прокуратуры, в 2014 г. незаконно освободил бывшего народного депутата Виктора Лозинского, осужденного за убийство. Хотя в отношении судьи расследование проводится еще с лета прошлого года, за все время следствия он имел лишь несколько контактов с представителями прокуратуры

Подробнее читайте в статье «Неправосудный суд» в №12 «Судебно-юридической газеты» от 30 марта с. г.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Особенности урегулирования споров при участии судьи
Новости онлайн