Решение суда должно быть понятно без перевода с юридического на человеческий, — судья Верховного Суда в отставке Т. Шевченко

11:45, 22 августа 2016
Судья Верховного Суда Украины в отставке Татьяна Шевченко объяснила ситуацию с оправдательными приговорами в Украине и системой правосудия в целом.
Решение суда должно быть понятно без перевода с юридического на человеческий, — судья Верховного Суда в отставке Т. Шевченко

Судья Верховного Суда Украины в отставке Татьяна Шевченко объяснила ситуацию с оправдательными приговорами в Украине и системой правосудия в целом.

Об этом она пишет на странице в Facebook.

«Не смотря на четкие нормы в ст.ст. 418,420 УПК, апелляционный суд может постановить свой оправдательный приговор, а не прекращать производство по делу, на основании других, более общих норм», — отмечает судья.

«Женщина обвинялась в служебной халатности (должность и род занятий здесь не имеют значения). Судья оправдала ее за отсутствием состава преступления просто потому, что в ее служебные обязанности не входили те, в неисполнении которых ее обвиняли, и не доказывалось наличие прямой причинно-следственной связи между деянием, которое ей вменялось, и наступившими последствиями. Приговор был оставлен без изменений.

Однако, самое интересное то, что прокуратура убеждала судью в обоснованности обвинений, ссылаясь на десятки вступивших в законную силу обвинительных приговоров по аналогичным делам. Все эти приговоры были написаны, как под копирку», — рассказывает Татьяна Шевченко.

Каждый пишет, как он дышит

«Очень хорошо об этом сказано в одном из решений ЕСПЧ «Обоснованные решения необходимы, чтобы продемонстрировать сторонам, что они услышаны, тем самым способствуя их большей готовности принять вынесенное решение», — цитирует судья в отставке.

Татьяна Шевченко соглашается с тем, что с учетом того, что осуждение возможно только при доказанности вины «вне разумного сомнения», описывать в обвинительном приговоре нужно как раз его отсутствие, а это не просто. Однако, на практике редко кто этим «заморачивается».

«Как пишутся в основном обвинительные приговоры? Суд перечислил доказательства обвинения, сказал, что все они подтверждают вину, квалифицировал действия и назначил наказание. В лучшем случае ответил на доводы защиты. Однако чаще всего никакого анализа доказательств с точки зрения их допустимости и достоверности не происходит.

Если апелляция, а то и кассация соглашаются с этим приговором, то они, как правило, переписывают приговор и делают вывод, что всё там правильно, а доводы апелляции (кассации) безосновательные», — отмечает Татьяна Шевченко.

«Всего лишь нужно было поработать над написанием судебного решения. И судье первой инстанции не допускать, отвечая на доводы защиты, неоднозначных высказываний, например, «мог нанести удар». Или показания участников процесса оценивать со ссылкой на их неправильное поведение во время судебного заседания. Поскольку потом это всё дает почву для сомнений в объективности суда», — заявляет судья в отставке.

Оправдательный приговор по сложившейся с советских времен традиции это — «страшный сон прокуроров». Поэтому в приговоре абсолютно каждое доказательство, на которое ссылалось обвинение, должно быть проанализировано с точки зрения допустимости и достоверности и по каждому сделан четкий анализ, в чем был нарушен закон при получении этого доказательства, либо в чем состоит разумное сомнение в отношении него.

«Если бы еще исключить давление ,которое оказывают общественные активисты, требуя правосудия, но только того, что понравится им, тогда вообще появилась бы надежда на формирование в Украине по-настоящему независимого и справедливого суда», — добавляет она.

«Мне, к слову, очень нравятся решения ЕСПЧ. Не смотря на объем и повторы одних и тех же выводов, в них чувствуется личность автора, нередко даже некоторая эмоциональность. Например, в деле Гонгадзе против Украины «при расследовании до декабря 2004 года органы государственной власти были в основном заняты доказательством того, что государственные должностные лица высшего уровня не участвовали в этом деле, а не в установлении истины по обстоятельствам исчезновения и смерти мужа заявительницы», — акцентирует Татьяна Шевченко.

«Судебное решение любого уровня должно быть понятно без перевода с юридического на человеческий. Это не научный доклад, а решение судьбы человека от имени государства. Понятно,что в судебных документах не обойтись без специальных терминов( в решениях ЕСПЧ и латынь употребляется),но всё же, их применение не должно «давить» на смысл принятого решения».

«Уважаемые коллеги, если вы хотите, чтобы ваши решения не отменялись и встречались, если не приветственно, то, хотя бы, с пониманием сторонами, вкладывайте в них без сожаления свой ум и душу, которая, как вы знаете, «обязана трудиться и день и ночь, и день и ночь», — резюмирует Татьяна Шевченко.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
В каких случаях Большая Палата ВС принимает дело к производству
Видео
Сегодня день рождения празднуют
  • Яна Глущенко
    Яна Глущенко
    судья Киевского апелляционного административного суда
Новости онлайн