Судебное разбирательство в отношении лиц, подозреваемых в терроризме в практике Евросуда

14:00, 2 февраля 2017
Лица, подозреваемые в терроризме, имеют право на справедливое судебное разбирательство, гарантируемое ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Судебное разбирательство в отношении лиц, подозреваемых в терроризме в практике Евросуда

Виктория Никитина,

«Судебно-юридическая газета»

 

Лица, подозреваемые в терроризме, имеют право на справедливое судебное разбирательство, гарантируемое ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Верховный Суд Украины с целью углубления знаний в сфере защиты прав человека разместил в рубрике «Обзор судебной практики Европейского суда по правам человека» расшифрованный текст обучающего видео «Терроризм», который был подготовлен Европейским судом по правам человека совместно с образовательной программой Совета Европы в области прав человека для профессиональных юристов (HELP) в рамках серии обучающих видео «The COURTalks-disCOURs».

Лица, подозреваемые в терроризме, также, как и другие лица, которым предъявляют уголовное обвинение, имеют право на справедливое судебное разбирательство, гарантируемое ст. 6 Конвенции.

Прежде всего, проблемы безопасности или общественного порядка не должны служить оправданием нарушения права обвиняемого хранить молчание и не давать свидетельств против самого себя.

Суд пришел к выводу, что показания, полученные полицией от несовершеннолетнего лица, арестованного по подозрению в пособничестве террористической организации и которому было отказано в доступе к адвокату во время содержания под стражей, не могут быть использованы в качестве доказательств против этого лица. Об этом идет речь в деле «Салдуз против Турции» №36391/02, 2008 год.

В другом деле — «Оджалан против Турции» №46221/99, 2005-IV — непредоставление задержанному доступа к адвокату в течение почти семи дней, ограничение количества и продолжительности их встреч и отсутствие возможности проведения таких встреч в частном порядке также было квалифицировано как нарушение §3 (с) ст. 6 Конвенции.

Кроме этого, использование в уголовном процессе показаний, полученных с помощью пыток или любых других форм жестокого обращения, автоматически делает весь судебный процесс несправедливым, т.е. противоречащим ст. 6, как это было в деле «Гефген против Германии» №22978/05 от 1 июня 2010 года.

Это относится не только к случаям, когда жертвой обращения, противоречащего ст. 3, является сам подсудимый, но и когда это связано с третьими лицами.

К примеру, в деле «Отман (Абу Катада) против Великобритании» №8139/09 от 2012 года, суд постановил, что высылка заявителя из Великобритании в Иорданию, где он был заочно признан виновным в различных преступлениях террористического характера, была бы нарушением его права на справедливое судебное разбирательство. Причиной этому послужило существование реальной опасности того, что в повторном рассмотрении дела в Иордании против него будут приняты доказательства, полученные посредством пыток, применяемых против других лиц.

Другим примером может служить дело гражданина Марокко «Эль Хаски против Бельгии» №649/08 от 25 сентября 2012 года, арестованного и привлеченного к уголовной ответственности в Бельгии за участие в террористической деятельности. Суд пришел к выводу, что инкриминирующие заявления свидетеля, полученные в третьей стране, не должны были быть признаны бельгийским судом как доказательства до предварительного выяснения того, подвергался ли рассматриваемый свидетель обращению, противоречащему ст. 3, как и утверждал заявитель в этом деле.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Зарплати суддів: що мав на увазі КСУ, визнавши окремі норми неконституційними
Сегодня день рождения празднуют
  • Николай Сенько
    Николай Сенько
    судья Святошинского районного суда Киева