Восстановление кредитования: что мешает банковской системе

19:30, 5 ноября 2018
Банкиры дождались подписания закона, который значительно укрепляет права кредиторов, но в судах важнее верховенство права.
Восстановление кредитования: что мешает банковской системе

31 октября банковская система получила подарок от Президента Украины. Он, наконец, подписал принятый Верховной Радой еще 3 июля 2018 года законопроект № 6027-д «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно возобновления кредитования».

Теперь банковские учреждения получают больше законодательных прав для возврата проблемных долгов, а также присвоения заложенного имущества. В ответ от них ждут уменьшения процентных ставок кредитов, поскольку в их стоимость уже не надо закладывать большую рисковую составляющую, и скорейшего возобновления кредитования экономики, которое никак не может восстановиться после кризиса 2009 года.

Впрочем, дух праздника не ощущается. С одной стороны, многочисленная когорта заемщиков, неосторожно взявших в свое время валютные кредиты на ипотеку, заявляет, что новый закон брутально нарушил баланс прав кредитора и заемщика. Готовятся иски и массовые протесты.

С другой стороны сами банкиры говорят, что любой закон только декларирует права, а на практике, в том числе и в судах, все может быть по-другому. Очевидно, о полноценном восстановлении кредитования опять речь не идет.

Эпоха «ломбардных» кредитов

Банкиры уже много лет жалуются обществу, что не защищены от мошенничества заемщиков. Несостоятельные законы, коррумпированные правоохранительные органы и продажные судьи, как считают в банковской среде, способствовали тому, что недобросовестные заемщики успешно выводили свои ликвидные активы из-под залога, или добивались признания в суде заключенных кредитных договоров ничтожными.

«В банковской системе ощущается огромная нагрузка проблемных долгов. Они составляют 55% от общей задолженности. 70% этой задолженности сконцентрировано в руках 40 крупнейших украинских бизнес-групп. Речь идет не только об уклонении от уплаты всей суммы долга, бизнес не хочет даже реструктурировать его. Он нанимает высокопрофессиональных юристов, которые выкручивают отечественное законодательство, как им заблагорассудится. Нет никакой гарантии, что и новый закон их остановит», - сообщила первый заместитель председателя Национального банка Украины Екатерина Рожкова.

По ее мнению, в подобных условиях банковский сектор никогда не начнет полноценного кредитования. Он способен предложить только так называемые «ломбардные» кредиты. Это когда заемщик, по сути, продает банку какую-нибудь ценную вещь или имущество с очень большим дисконтом. Если такой кредит в оговоренный срок не погашается, то заемщик полностью утрачивает право собственности на залог. Для украинского бизнеса, а особенно физических лиц, это дорогое удовольствие. Тем более, не все имеют ликвидное имущество, которое удовлетворит кредитора.

Справедливость или произвол?

Благодаря новому закону, банковскому сообществу удалось добиться существенных изменений в свою пользу.

В первую очередь, внесены изменения в Гражданский кодекс, касающиеся ответственности солидарного поручителя и срока действия поручительства.

Действующая до этого норма Гражданского кодекса позволяла признать весь договор поручительства прекращенным в случае, если поручитель не согласовал изменения, которые были внесены в кредитный договор. Недобросовестные поручители, например, доказывали отсутствие согласования тем, что заявляли в суде о недействительности своей подписи на одном из дополнительных соглашений. В результате договор поручительства признавался судом прекращенным.

Теперь, в случае внесения изменений в кредитный договор без согласия поручителя, вследствие чего увеличился объем ответственности должника, обязательства поручителя остаются действующими, но в объеме, который существовал до такого изменения в договоре (ч.1 ст.559 ГК).

Также закон увеличил срок с 6 месяцев до 3 лет, в течение которого кредитор может подать иск к поручителю о выполнении основного обязательства (ч.4 ст.559 ГК).

Раньше, если юридическое лицо с имеющейся задолженностью перед кредитором, обеспеченной имуществом третьего лица, было быстро ликвидировано, то его задолженность считалась погашенной, а ответственность поручителей и залогодателей – прекращенной. Таким же образом кредитор лишался своих средств после смерти должника-физического лица.

Измененная норма Гражданского кодекса «зацементировала» ответственность поручителя, которую не прекращает ни ликвидация должника-юридического лица, ни смерть должника-физического лица (ч.5 ст.543 ГК).

В случае смерти основного должника, как говорится в ст. 1282 ГК, обязательства по удовлетворению требований кредитора возлагаются на его наследников. Согласно изменениям, внесенным в ст. 1281, кредитор, как и прежде, получает право предъявить наследникам должника свои требования в течение шести месяцев, но уже не с момента получения наследниками свидетельства о праве на наследство, а с момента, когда кредитору стало известно об этом. Воспользоваться неосведомленностью кредитора и избежать финансовой ответственности за долги предков уже не удастся.

Именно эти вопросы наследования в процессе выплаты долгов и вызывают в сообществе представителей заемщиков валютных ипотечных кредитов наиболее острое сопротивление. Они почему-то считают, что «проклятие» невыплаченных долгов теперь будет висеть над ними и их родными и близкими вечно.

«Если я «заложил» имущество, поручившись за друга и будучи готовым рискнуть этим имуществом, то теперь у меня отберут не только заложенное, а и все, чем я владею. А если я посмею умереть, то и все, чем владеют мои наследники», - написал на своей странице в Фейсбуке один из активистов «Финмайдана» Александр Гумиров.

Впрочем, в ч. 1. Ст.1282 говорится, что наследники обязаны удовлетворить требования кредитора полностью, но в пределах стоимости имущества, полученного по наследству.

Не менее остро ипотечными должниками встречены изменения, внесенные в Законы Украины «Об ипотеке» и «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и их обременений».

Кредиторам упрощается процедура использования ипотечной оговорки в договорах ипотеки, и позволяет кредитору зарегистрировать за собой право собственности на залоговое имущество должника или самостоятельно продать предмет ипотеки.

«Ипотечная оговорка о порядке урегулирования спора в случае возникновения такового, теперь является правоустанавливающим документом на недвижимость. Прикольно, да? И кредитор просто идет к нотариусу и переоформляет право собственности залога на себя. Без судов и разбирательств. И плевать на защиту Конституцией неприкосновенности жилья», - комментирует Александр Гумиров.

Активисты не обошли вниманием и самую скандальную норму Заключительных и переходных положений нового закона. Согласно ей «этот Закон применяется к отношениям, возникшим после введения его в действие, а также к отношениям, возникшим до введения его в действие и продолжающим существовать после введения его в действие…».

Общественность сразу заявила, что данная норма, вопреки ст. 58 Конституции и заключению Конституционного Суда, фактически придает закону обратную силу и, тем самым, позволяет кредиторам во внесудебном порядке изымать объекты ипотеки по старым безнадежным кредитам.

«Я бы назвал этот закон - «О полном попрании права собственности в угоду рейдерам». Теперь кредитор - это истина, не требующая доказательств, и освобожденная от судов и разбирательств», - оценил законодательную победу банкиров активист «Финмайдана».

«Чувствуют себя настороженно»

Банкиры также не спешат пить шампанское за долгожданную законодательную победу. Все изменения, по их мнению, будут иметь смысл лишь в том случае, когда будет однозначное толкование новых положений в судах всех инстанций.

Пока же судебная практика богата примерами, которые не способствовали урегулированию важных вопросов в сфере кредитования. Как утверждают в Независимой банковской ассоциации Украины, есть случаи, когда в рамках одной судебной палаты, одного кассационного суда в составе Верховного Суда, но разными составами судей принимались противоположные решения в похожих делах.

Глава Совета НАБУ Роман Шпек, например, назвал одну из проблем, которая постоянно возникала в институте финансового поручительства. Суды, по его словам, отказывали банкам в удовлетворении исковых требований к поручителям заемщиков, обосновывая свое решение нарушением кредиторами установленного срока обращения в суд.

Часть 4 ст.559 Гражданского кодекса действительно позволяет прекратить поручительство, если в установленный срок (до начала действия принятых изменений он составляет 6 месяцев) иск не был подан. Но в основе проблемы лежало толкование слова «требование».

Банки трактовали его как «претензия» и отправляли вначале такой акт, как напоминание финансовому поручителю по кредиту, если основной заемщик вдруг переставал выполнять свои финансовые обязательства. И только в случае отсутствия какой-либо реакции со стороны поручителя, обращались с иском в суд.

Судебные инстанции зачастую слово «требование» сразу понимали как «иск», и тогда начинал действовать срок исковой давности. Многим недобросовестным поручителям, таким образом, удалось в судебном порядке уклониться от выполнения своего финансового поручительства.

Также банкиры не понимают разнобой в судебных решениях по поводу начисления процентов по кредиту. Особенно им не понравилось постановление Большой палаты Верховного Суда от 28 марта 2018 года, которым отменялись предыдущие позиции ВС и бывших Высших специализированных судов, и где была высказана правовая позиция, согласно которой право кредитодателя начислять проценты, предусмотренные кредитным договором, заканчивалось одновременно с окончанием срока действия договора, а не с возвратом всей суммы кредита.

И вообще, по мнению представителей банковской сферы, кредитные отношения имеют свою специфику, и когда споры между кредиторами и заемщиками доходят до Верховного Суда, там они должны рассматриваться отдельной судебной палатой в составе Кассационного хозяйственного суда, либо специализирующимися на этой теме судьями в рамках существующих палат.

Если хотите быть услышанными

Как считает судья судебной палаты по рассмотрению дел относительно земельных отношений и прав собственности Кассационного хозяйственного суда в составе Верховного Суда Юрий Чумак, разгневавшее банкиров постановление БП ВС имеет свое правовое обоснование.

«В том деле банк хотел взыскать с заемщика – физического лица 80 тысяч гривен долга, при том, что кредит был взят в сумме на порядок меньший. Принцип верховенства права не дал Большой палате Верховного Суда поступить иначе – отношение банка к заемщику было явно не справедливое», - отметил судья.

Тем более, указывает он, Гражданский кодекс предусматривает защиту для взыскателя. В ч.2 ст.625 ГК говорится, что должник, который просрочил выполнение денежного обязательства, по требованию кредитора обязан уплатить сумму долга с учетом установленного индекса инфляции за все время просрочки, а также три процента годовых от просроченной суммы, если иной размер процентов не установлен договором или законом.

«Поэтому я бы не драматизировал, что интересы банков страдают из-за не устраивающей их судебной практики. Если банки против какой-либо правовой позиции Верховного Суда – пусть пытаются ее изменить в объединенной или Большой палате», - подчеркивает Юрий Чумак.

Верховный Суд, отмечает он, выразил, например, определенную правовую позицию в типовом деле. Не следует также забывать, что по этому поводу уже могла быть правовая позиция, высказанная предыдущим Верховным Судом Украины, и которая остается обязательной для всех. Но это не значит, что такую правовую позицию нельзя изменить и она будет вечной.

«Первостепенная задача Верховного Суда – формирование единства судебной практики. Эта работа постепенно выполняется, несмотря на нагрузку, и учитывая то, что нам передали из ВСУ в качестве остатка 4 тысячи дел. Пройдет еще какое-то время, и данная проблема перестанет существовать. Поэтому, если банковские учреждения будут изучать имеющуюся судебную практику и выдвигать обоснованные аргументы по смене правовой позиции – в Большой палате их услышат», - советует судья ВС.

А что касается возобновление кредитования экономики, то пока будет достигаться правовая стабильность и единство судебной практики в этом вопросе, индикатором для банковских учреждений все равно остается процент проблемной задолженности. Ее ощутимое уменьшение, очевидно, и станет началом снижения кредитных ставок.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Президентський законопроект про адвокатуру 9055: думки депутатів
Сегодня день рождения празднуют
  • Татьяна Малашенкова
    Татьяна Малашенкова
    член Высшего совета правосудия