Для кого доступ к Реестру судебных решений может стать платным

10:02, 1 февраля 2020
Платный доступ к Реестру судебных решений: когда, для кого и зачем.
Для кого доступ к Реестру судебных решений может стать платным

Почему для сервисов по поиску судебной практики и построению прогнозов относительно принятия судьями решений доступ к Реестру судебных решений могут сделать платным; как вычислить аномалии в работе судьи; куда исчезают решения из Реестра; почему статистика Государственной судебной администрации (ГСА) не всегда совпадает с данными Судебного реестра; почему Реестр потихоньку превращается в свалку и когда заработает электронное правосудие. Эти и другие вопросы стали предметом обсуждения круглого стола «Открытые судебные данные: возможности, проблемы, перспективы», который состоялся 24 января в ГСА.

Так, кроме самой презентации статистического анализа судебных решений, которые реализовал в течение 2019 года Украинский центр общественных данных (по коррупции, по рассмотрению дел с участием присяжных, по судебному сбору и злоупотреблению процессуальными правами, обвинительным и оправдательным приговорам, о запрете мирных собраний) участники стола сосредоточились на проблемах с открытыми судебными данными, обнаруженными во время подготовки анализа.

Куда пропадают судебные решения из Реестра

Ввиду отсутствия в Украине нормальной интеграции реестров, в последнее время появилось много сервисов, позволяющих искать всю связанную информацию по определенному лицу или компании. Государство в лице ведомств, в частности Минюста и Минцифры, все еще находится на стадии стратегий и не обеспечивает широкому кругу лиц такой возможности. Поэтому подобные сервисы — как дорогие, так и частично платные — помогают решить проблему, когда необходимо, к примеру, «прошерстить» информацию о контрагенте или вывести на свет коррупционную схему.

Более того, появились инструменты, которые позволяют в пределах одного приложения обеспечить весь процесс подготовки юриста к судебному заседанию — от мониторинга информации до прогнозов результата рассмотрения дела конкретным судьей. То есть такой сервис «проверит», какие решения, как правило, выносит конкретный судья в аналогичных делах, и выдаст вам ответ, чего от него ждать. Эти сервисы пользуются теми же открытыми данными, в частности Реестром судебных решений.

С помощью исследований можно, как отметил в своем отчете Украинский центр общественных данных, даже определить «аномалии» в деятельности того или иного судьи/суда, как это обнаружили эксперты, анализируя решения по «делам Майдана». В определенный период судьи начали массово лишать водительских прав участников процесса, что не было ранее характерно для них.

Впрочем, для того, чтобы такие аналитики и сервисы могли отобразить объективную картину, необходима нормальная работа реестров, в том числе Реестра судебных решений. А на данный момент как раз с последним есть проблемы.

Одна из таких проблем — загадочное исчезновение решений из Реестра.

«Коллеги недавно провели исследование, и пришли к выводу, что решения исчезают из Реестра, причем неправомерно. Действительно, есть право следователей задержать публикацию в Реестре. Но они нашли случаи, когда по неправомерному постановлению следователя решение просто убрали из Реестра, потому что это не было выгодно фигуранту уголовного дела. И об этом было отдельное уголовное производство», — рассказал Ренат Насридинов, аналитик Украинского центра общественных данных.

«Есть проблема с решениями, которые из Реестра просто исчезают. Причем, когда коллеги пытались разобраться в этой проблеме, они пришли к выводу, что был принят и введен в судебную систему ряд решений, которые решениями в действительности не являлись (подложные решения), и которые потом по-тихому оттуда удалились», — подчеркнул разработчик проекта «Суд на ладони» Кирилл Захаров.

Директор ГП «ИСС» Олег Тертичный в ответ на такие обвинения отметил следующее.

«Есть такой процесс, четко регламентированный Положением, когда ненастоящие судебные решения удаляются из Реестра. Каждый человек может ошибиться. Секретарь, который получает 6-8 тысяч грн, за эти 6 тысяч грн вынужден и сидеть в заседании, и сделать решение, и его подписать, и отправить. При отправке иногда подкрепляют доказательства, или отправляют проект решения, или вообще другое решение. Но есть соответствующая процедура. ГП «ИСС» удаляет решение из Реестра только по обращению суда, и подкрепляется это служебным расследованием, которым должны быть установлены причины такой ситуации. Только тогда решение удаляется из Реестра как несудебное решение. В принципе, мы против такого, как администратор. Но когда там, извините, признание в любви или что-то подобное  должно ли это оставаться в Реестре?

Есть еще другой процесс  когда правоохранительные органы закрывают доступ к решению. Но в таком случае остается карточка документа, т. н. след» сказал Олег Тертичный.

В ответ эксперты попросили уведомлять о таких случаях. Но, как отметил Олег Тертичный, на данный момент это непросто сделать, особенно ввиду нагрузки из-за интеграции с МВС, ГПУ, НАБУ, САП, тестовой интеграции с Минюстом. «Правоохранительные органы сейчас изучают работу с Реестром, им интересно все» подчеркнул глава ГП «ИСС».

Аналитика или бизнес

Для нормальной работы сервисов и аналитиков необходимо обнародование тела (текстов) судебных решений, настаивали Ренат Насридинов и Кирилл Захаров. На данный момент ГСА публикует только ссылку на каждое решение отдельно. А проекты хотели бы получать сам текст для скачивания. «Есть поисковые системы, которые облегчают жизнь юристам. Тексты судебных решений используются для того, чтобы на основании исходного текста дать прогноз и оценить вероятность результата судебного процесса. То есть, могут строиться прогностические системы. Более того, один из проектов состоит в том, чтобы на основании статистики помогать людям выстраивать юридическую позицию. Люди смогут задать определенную цель, которую они хотели бы достичь в рамках судебного решения, и система рекомендует им законодательные нормы, статьи или их части, которые бы позволяли им увеличить вероятность получения необходимого решения. Все это возможно при помощи публикаций самих текстов судебных решений» подчеркнул Кирилл Захаров.

«ГП «Информационные судебные системы» со ссылкой на Закон «О доступе к судебным решениям» и Порядок ведения реестра отказывается предоставлять копии судебных решений, поскольку обеспечение доступа к судебным решениям иным способом, чем предусмотрено этими нормативно-правовыми актами, не предусмотрено. То есть, фактически ГП «ИСС» не рассматривает их как публичную информацию в форме открытых данных, хотя вопрос предоставления такой информации регулируется специальным Законом «О доступе к публичной информации»,  отмечается в отчете экспертов.

Так, Ренат Насридинов задал вопрос, почему не публикуются сами файлы с судебными решениями, а только ссылка на них. Для исследователей очень важно иметь возможность скачать решение, а не только посмотреть его текст на экране. По его мнению, массив решений за 2006-2018 годы весит около 200 гигабайт в архивах, что не так уже и много.

Представители ГСА, в свою очередь, ответили, что обычному человеку не нужно скачивать решение, чтобы с ним ознакомиться.

Кроме того, большое количество запросов создает большую нагрузку на систему, из-за чего, по словам ГП «ИСС», Реестр и «тормозит».

«Вы говорили о большом количестве запросов на сервера с Реестром, и часть из них обусловлена тем, что люди в рамках своих проектов активно скачивают файлы судебных решений.

Поэтому одна из просьб, которая есть у сообщества открытых данных, это выкладывать помесячные архивы. Чтобы не было потребности обращаться к Реестру каждый день, делая 30-60 тысяч запросов, а делать один запрос в месяц или в день, тем самым устраняя необходимость регулярного обращения к базе» подчеркнул Кирилл Захаров

В ответ Олег Тертичный отметил, что до того, как стать директором ГП «ИСС» он был директором «Госинформресурса», и у него есть соответствующий опыт.

«Кто из Министерства цифровой трансформации, тот знает, что Госинформресурс является непосредственным администратором «Опендата». Почему такое решение? Потому что база данных Реестра судебных решений это петабайт информации.

Петабайт информации, как вы хотите, мы можем выгрузить в тексте, но мы будем это делать, наверно, полгода. Каналы связи  максимум 100 мегабит между нами и вами. А, во-вторых, я точно знаю, что такого ресурса под «Опендатой» нет. Переводить форматы решений, которые есть в rtf/pdf и пр., мы этого делать не будем, это петабайт информации. И ресурса нам на это никто не даст, даже ГСА. Индексация такой базы данных и приведение к единому стандарту займет большой объем времени и ресурса.

Кроме того, с учетом необходимости модернизации самого Реестра это просто неактуально. Поэтому есть ссылки, а не решения судов.

Если Минцифра готова принять от нас петабайт информации, мы с радостью его предоставим. Если они готовы его принять» заявил Олег Тертичный.

Зачем нужен платный доступ к Реестру

Итак, ГП «ИСС» собирается обновить Реестр.

«Мы сейчас будем модернизировать Реестр, предусматривать возможности работы с бизнесом, формировать сервисы, в том числе и платные сервисы для бизнеса, потому что бизнес, извините, зарабатывает на нас деньги, а мы с этого ничего не имеем. Но тратим, как минимум двух инженеров по каждому из проектов. А 2 инженера это, ни много ни мало, 150 тысяч грн с налогами в месяц» подчеркнул Директор ГП «Информационные судебные системы» Олег Тертичный.

Судя по всему, в ГП «ИСС» намекают, что грантовым и бизнес-проектам такая опция необходима не столько для полезной аналитики и прогнозирования, сколько для зарабатывания денег.

А это создает дополнительную нагрузку на серверы из-за огромного количества запросов от частных компаний. Реестр получает от 3,5 тысяч одновременных запросов, хотя сам по себе он уже «старичок».

Но обо всем по порядку.                             

«Вы проанализировали всего 300 тысяч решений. Чтобы вы понимали, для ГП «ИСС» это всего-навсего 8-10 дней работы. В среднем, в Реестр судебных решений попадает в день от 30 до 60 тысяч решений, которые формируются по судам в Украине. Более того, они обезличиваются, живут в двух ипостасях  это открытая информация, где они обезличены, и база персонализированная, к которой у вас доступа быть не должно.

Поэтому какая-то репрезентативность у вашего отчета точно есть, но она явно не 100%-ная» отметил Олег Тертичный.

«Во-вторых, если вы работали с базой, она формируется давно. А автоматически она формируется с 2011 года. Первые судебные решения вообще сохранялись в rtf/pdf формате и теперь это HTML. Что мы планируем с этим делать? Проводить модернизацию софта и самого решения.

Кроме того, сегодня у нас достаточно серьезные проблемы. Поскольку с учетом того, что сам Реестр стал очень популярным и социально значимым, мы получаем 7-8 тысяч одновременных запросов к Реестру. А за 9 лет ИТ сделало два динамических скачка, в частности, появились гораздо более объективные системы поиска.

Реестр, несмотря на то, что он достаточно зрелый ресурс, использует поисковые системы с полнотекстовым поиском. Имея на сегодня 87 млн судебных решений в Реестре, мы достаточно быстро выдаем результат.

Чего нам это стоит, учитывая, что сам продукт 2011 года? Оборудование, на котором это «крутится», 2011-2016 годов, а сервис предоставляется» подчеркнул Олег Тертичный.

Он обещал, что в ближайшее время вопрос с «зависанием» Реестра будет решаться, в частности, буду поставлены более мощные серверы. В данном аспекте, безусловно, возникает вопрос  почему такое новое оборудование не было внедрено ранее в рамках построения ЕСИТС. Ведь ЕСИТС должна была начать работу уже с 1 марта 2019 года.

Эксперты все же попросили Олега Тертичного прояснить вопрос с «платным» доступом к Реестру.

«Как предусмотрено законом, доступ к Реестру является бесплатным для граждан. Но коммерческие учреждения, которые на сегодня пользуются этим законом, такие как Лига, Опендатабот и другие подобные ресурсы, которые на этом действительно зарабатывают деньги, очень сильно нас грузят с точки зрения ресурсности.

ГСА не должно оплачивать работу коммерческих проектов, которые на этом зарабатывают деньги. Поэтому рано или поздно, мы будем вносить изменения в закон и в положение. Если кто-то зарабатывает деньги, то государство должно получать как минимум свою часть от этого процесса. Тем более, что государство, по сути, обеспечивает такой бизнес-процесс почти с самого начала. А далее  зарабатывайте вашу добавленную стоимость за счет интеллектуальной работы».

Но ведь по закону данные с Реестра могут использоваться даже в коммерческих целях, возразили эксперты.

«Если это берется с «Опендаты»  пожалуйста. А если это берется с ресурса ГП «ИСС», и у меня над этим работают люди  это другое.

«Лига» не берет с «Опендаты» – она берет из Реестра. «Опендата» берет часть с Реестра, а часть с открытых данных» ответил Олег Тертичный.

Кирилл Захаров попросил уточнить, в чем разница между «берет из Реестра» и «берет из открытых данных»?

Олег Тертичный на это отметил: «Технически рассказать, как построено API и правила обмена? Идет обмен между Минюстом, МВС, это обмен, предусмотренный законом. Как вы думаете, каким образом «Опендатабот» по ФИО находит деперсонализированные судебные решения? Находит из открытых данных? Нет».

«Они получают эту информацию из расписания судебных заседаний, которое публикуется в открытом доступе» отметили эксперты.

«А где они берут это расписание судебных заседаний? Они берут это из нашей центральной базы данных» подчеркнул Олег Тертичный и пошутил: «Вот видите, вы «сдали», как работает «Опендатабот».

Безусловно, обычные люди вряд ли возьмутся анализировать какие-то показатели по Реестру судебных решений. Понятна и заинтересованность в этом участников круглого стола. К примеру, тот же «Суд на ладони» выстраивает альтернативную версию поиска по реестру судебных решений. У многих сервисов, в том числе Опендатабот, есть платные опции (сервис бесплатный до определенного количества запросов к API).

Однако в глобальном ключе такая аналитика была бы важна для законодателей, а также исполнительной власти, которые непосредственно занимаются проработкой необходимых изменений. Ведь она демонстрирует весь срез проблем общества и правоотношений в государства, больные места. Но провести качественный анализ сложно, если Реестр наполняется неупорядоченно.

Можно ли обвинять компании или организации в том, что хотят заработать на государстве и продать более качественный продукт пользователю? Самым простым решением тут было бы создание самим государством конкурентоспособного продукта и налаживание нормального взаимодействия реестров, чтобы пользователям не нужно было соскребать информацию «по сусекам». О том, что со взаимодействием реестров по-прежнему «все сложно» можно прочитать в отчете европейских экспертов.

О расширении возможностей Реестра и создании альтернативы коммерческим проектам со стороны государства говорили в 2018 году. Однако после отката ЕСИТС об этом почему-то молчат (хотя Олег Тертичный и отметил, что за прошлый год ГП «ИСС» построило свой инструмент, «который разбирает Реестр с нуля и до верха». «Он работает с Реестром с 2006 года. Если бы проекты обратились к нам сразу, мы бы очень им помогли»,  подчеркнул он).

Почему Реестр превращается в свалку

Действительно, Реестр наполняется сотнями решений каждый день, но судя по всему, пользы от такого наполнения для аналитиков все меньше и меньше.

База данных, которую можно использовать во многих направлениях  к примеру, для построения прогнозов, анализа проблем правосудия и так далее, превращается в свалку информации, не поддающейся структурированию.

«Конечно мы пониманием, что ни ГСА, ни ГП «ИСС» не составляют судебные решения, но все-таки качество подготовки решений в судах оставляет желать лучшего» отметил Ренат Насридинов.

Во многих случаях не указана или неверно указана категория дела, что усложняет отбор решений для анализа по соответствующим категориям. Причем это почему-то характерно для судов вышестоящих инстанций, отметил он.

Также в реестре имеют место неправильные (отсутствующие в справочнике) значения форм судебных решений; ошибки с деперсонализацией и пр.

Также эксперты отметили наличие большого количества ошибок в судебных решениях в Реестре, фраз «я тут сама допишу и вставлю», рецептов или признаний в любви в стихах.

Исправить данные недостатки не представляется возможным, поскольку регистрационные сведения судебных решений не подлежат корректировке согласно требованиям Порядка ведения Единого государственного реестра судебных решений. И все эти недостатки влияют на качество аналитики.

Зачем нужна идентификация судей

Кроме того, отсутствует набор данных с информацией о судьях (как минимум, код судьи, полное ФИО, наименование суда) — кто из них работает, кто уже нет и пр., что создает значительные препятствия для работы с Реестром. Один и тот же судья может называться по-разному, что значительно утрудняет сбор информации по его решениям.

«Необходимо расширить те данные, которые публикуются ГСА на сегодня технической информацией из базы. Хотелось бы видеть идентификаторы по базе конкретных судей»,  подчеркнул Кирилл Захаров.

Вероятно, такая информация необходима аналитикам для построения прогнозов, как в том или ином деле в подобных правоотношениях судья принимает решение.

Что касается идентификации судей, Олег Тертичный подчеркнул, что ГП «Информационные судебные системы» сейчас активно работает над решением данной проблемы.

«Одна из приоритетных задач  построение судейских досье, где будет единый идентификатор судьи с самого начала его деятельности. Этот идентификатор будет проходить сквозь всю его карьеру, даже при условии смены места работы или фамилии. Данный вопрос мы закроем в этом году, возможно даже, в третьем квартале» подчеркнул Тертичный.

Впрочем, возникает вопрос, откуда будет браться информация — если архив о назначении, увольнении судей хранится также в Верховной Раде, в Офисе Президента и пр. «Этот вопрос лучше задать ВСП и ВККС», — отметил Олег Тертичный.

Реестр и статистика 

«Есть существенное несоответствие между данными судебного реестра и данными судебной статистики, обнародованной на сайте ГСА. Разница очень большая, что свидетельствует о далеко не полной наполненности Реестра. В частности, когда мы анализировали данные о мерах пресечения, они очень сильно отличались.

Мы за 5 лет скачали столько таких решений, сколько по статистики ГСА было за 2 года. То есть, половины решений о мерах пресечения просто не существует в Реестре. И это очень большая проблема», — отметил аналитик «Чесно.Фільтруй суд» Иван Пьятак.

Впрочем, исходя из пояснений замначальника Управления информатизации и судебной статистики ГСА Антонины Полищук, это может быть обусловлено порядком формирования судебной отчетности. Получается, что такая отчетность идет «снизу вверх» от самих судов, каждый из которых ее формирует на основании данных учетных карточек. В такие карточки вносится информация о движении дела. Потом суд направляет ее в теруправление ГСА. Оно формирует в автоматическом режиме сведенный отчет по региону. А потом шлет в ГСА. ГСА формирует отчетности на основании данных 25 своих теруправлений и судов.

Антонина Полищук поинтересовалась: «Для чего проводятся такие исследования? Где потом они будут использоваться?»

Иван Пьятак отметил, что эксперты отслеживают результаты изменений в законодательстве и практическое влияние таких изменений на правовую систему.

«К примеру, мы анализировали, как изменение ставок судебного сбора повлияло на ситуацию в судах. Статистика, которая обнародована на сайте ГСА, показывает резкое уменьшение – стало почти вдвое меньше имущественных споров. Но мы не можем проанализировать, каких именно дел стало меньше, с какой ценой иска, кто был истцом или ответчиком. Такая информация помогла бы понять, как эти ставки судебного сбора повлияли на малый и средний бизнес: лишили ли они его возможности защищать свои права в судах, или просто ранее поступали надуманные иски?» — сказал Иван Пьятак

Антонина Полищук отметила, что при создании целью Реестра было обнародование судебных решений, а не их последующий анализ, поэтому ситуация складывается именно так.

«В судебной системе очень много открытой информации: и отчетность, и аналитические таблицы, и обзоры. Мне интересно, проводятся ли такие исследования на предмет открытости данных относительно следователей, прокуроров и других органов? Почему такое внимание уделяется только судебной системе?» — задала она вопрос.

Иван Пьятак пояснил, что эта аналитика необходима для ответов на конкретные вопросы, к примеру, почему судьи в Киеве задерживают рассмотрение ходатайств следственных органов, в то время как ситуация по другим регионам более-менее нормальная.

«Мы не имеем сейчас доступа к сайту Судебной власти, где указано, когда было подано ходатайство, и был соответствующий отчет автораспределения, который хотя и обнародован, но нет доступа к автоматической обработке. И мы не можем анализировать сроки рассмотрения по разным судам и областям, видеть, где проблемы возникают именно в связи с рассмотрением именно таких ходатайства, делать соответствующие выводы о работе судебной системы и о работе следственных органов. Мы не можем даже измерить нагрузку на судей», — подчеркнул он в ответ.

Когда заработает ЕСИТС 

Плавно вопрос подошел к тому, когда в Украине заработает Единая судебная информационно-телекоммуникационная система, которая (по изначальной задумке) позволила бы упростить подобную аналитику.

«Под патронатом Министерства цифровой трансформации определенные шаги по созданию ЕСИТС и введению ее в эксплуатацию будут сделаны. На данный момент я, к сожалению, не владею соответствующей информацией относительно времени и сроков. Но я могу предоставить контакты ответственного лица, которое этим занимается. Приказ о создании рабочей группы уже есть», — отметил государственный эксперт по вопросам реализации проектов цифровой трансформации Министерства цифровой трансформации Михаил Корнеев

Верховный Суд сам по себе

Еще один вопрос, который интересовал участников мероприятия, касался того, почему для Верховного Суда нельзя проконтролировать, когда судебное решение реально появилось в базе.

«Сама структура судебной власти говорит о том, что Верховный Суд это отдельное юрлицо, и никоим образом не слушается ГСА. Поэтому у них и свой документооборот, и свои системы видеофиксации и видеотрансляции. И даже наши рекомендации для них достаточно опосредованные. То есть они не воспринимаются как догма, а скорее как «хорошо, говорите, но мы знаем, как лучше». Поэтому этот вопрос лучше задать самому Верховному Суду»,  подчеркнул Олег Тертичный.

«Единственное, что мы делаем для ВС, это мы ведем Реестр для них тоже. И обеспечиваем их не всеми, но некоторыми каналами связи» добавил он.

Аналогичная ситуация, по словам ГСА, с обеспечением работы Антикоррупционного суда.

Ранее «Судебно-юридическая газета» сообщала, что закупка оборудования для ЕСИТС заблокирована

Также мы писали про особенности и проблемы в создании электронного правосудия в Украине. 

Кроме того, была информация, когда в Украине заработает электронное правосудие и что показал аудит. 

Ко всему, мы разбирали реальные причины, почему ЕСИТС не заработала с 1 марта. 

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Ігор Сліденко про ініціативу Зеленського розпустити КСУ, декларування та заяву про відставку
Loading...
Сегодня день рождения празднуют
  • Руслан Арсирий
    Руслан Арсирий
    судья Окружного административного суда Киева
  • Ирина Завгородняя
    Ирина Завгородняя
    судья Конституционного Суда Украины
загрузка...