Верховные метаморфозы

19:38, 18 октября 2013
Газета: 41 (209)
Возврат полномочий Верховному Суду Украины: будет ли обеспечен принцип единства судебной практики?
Верховные метаморфозы

 Катерина Беляева,
«Судебно-юридическая газета»

Реформирование судебной системы продолжается. На этот раз внимание парламентариев обращено на наивысший судебный орган страны – Верховный Суд Украины. Они обеспокоены тем, что перечень имеющихся полномочий ВСУ не соответствует европейскими стандартами в сфере правосудия, и это препятствует повышению эффективности его деятельности, а также обеспечению единства системы судов общей юрисдикции и воплощению принципа единства судебной практики.

Расширить круг «верховных» полномочий предлагают авторы законопроекта №3356, поданного на рассмотрение Верховной Рады в начале этого месяца. В законопроекте предлагается внести ряд изменений в законодательство, согласно которым к компетенции ВСУ, среди прочего, будут отнесены: пересмотр дел по основаниям неодинакового применения судами норм процессуального права; пересмотр дел по основаниям несоответствия судебного решения суда кассационной инстанции выводу, изложенному в судебном решении ВСУ; предоставление разъяснений рекомендательного характера по применению норм законодательства Украины; предоставление заключений по проектам законодательных актов, касающихся вопросов, связанных с функционированием судебной системы Украины; рассмотрение дел о предоставлении заключений относительно правильного применения судами общей юрисдикции норм законодательства Украины.

Насколько необходимо расширять круг полномочий ВСУ, и справится ли парламент с принятием данного законопроекта, выясняла «Судебно-юридическая газета».

На сегодня к полномочиям Верховного Суда Украины относятся: пересмотр дел на основании неодинакового применения судами (судом) кассационной инстанции одной и той же нормы материального права; пересмотр дела в случае установления международным судебным учреждением нарушения Украиной международных обязательств при разрешении дела судом; предоставление заключений о наличии или отсутствии в деяниях, в которых обвиняется Президент Украины, признаков государственной измены или другого преступления; вынесение по обращению Верховной Рады письменных представлений о невозможности исполнения Президентом Украины своих полномочий по состоянию здоровья; обращение в Конституционный Суд относительно конституционности законов, иных правовых актов, а также относительно официального толкования Конституции и законов Украины. Невзирая на то, что все эти полномочия в целом соответствуют полномочиям высших судебных органов в странах континентальной системы права (Франции, Италии, Германии, Литве, Латвии, Венгрии, Словении и Польше), законодатель все чаще обращает внимание на несовершенство законодательных норм, регламентирующих деятельность ВСУ.

Начиная с 1992 г., помимо права законодательной инициативы, предоставленного еще Законом РСФСР от 27 октября 1989 г., ВСУ отводилась роль высшей судебной инстанции в системе судов общей юрисдикции, уполномоченной рассматривать дела в апелляционном и кассационном порядке, а также по вновь открывшимся обстоятельствам. Однако с принятием 28 июня 1996 г. Конституции Украины, невзирая на то, что в ее тексте был определен более высокий правовой статус ВСУ, право законодательной инициативы для высшего органа судебной власти предусмотрено не было.

По прошествии 3 лет с момента внедрения судебной реформы 2010 г., с которой, как известно, полномочия ВСУ значительно сужены, 11% экспертов в области права считают, что нынешние его функции являются оптимальными и соответствуют Основному Закону, 22% придерживаются мнения о необходимости возврата ВСУ полномочий, которыми он был наделен до реформы, и 55% считают, что полномочия ВСУ должны быть существенно расширены (по данным Центра Разумкова).

Обжалованию подлежит

Поддерживают экспертов, выступающих за расширение полномочий ВСУ, и авторы законопроекта «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно полномочий Верховного Суда Украины» (р. №3356)от 4 октября с. г. – народные депутаты Сергей Кивалов, Валерий Писаренко и Владимир Пилипенко. Объясняя свою позицию, они апеллируют к тезисам из решений Европейского суда по правам человека, а также из заключений Венецианской комиссии, в которых речь идет о необходимости наделения высшего судебного органа полномочиями по обеспечению единства судебной практики. По мнению парламентариев, данные полномочия ВСУ сможет выполнять только путем принятия решений, которые содержат правовые выводы, имеющие обязательный характер.

Изменениями, внесенными в процессуальные кодексы Законом «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно рассмотрения дел Верховным Судом Украины» от 20 октября 2011 г., предусмотрено право ВСУ принять новое судебное решение. Однако фактически принять новое судебное решение Верховный Суд Украины не может, поскольку он лишен возможности отменять решения судов первой и апелляционной инстанций, и формально такие ошибочные решения остаются в силе. Поэтому на сегодня ВСУ вынужден направлять дело на новое судебное рассмотрение в суд кассационной инстанции, что превращает его в «промежуточное звено» судебной системы и приводит к увеличению сроков рассмотрения дел. Это противоречит задаче ВСУ, которой является защита прав, свобод и интересов лиц путем рассмотрения и разрешения дел, что предусматривает принятие решений по существу спора.

Учитывая обязательность решений ВСУ, он должен иметь право принимать новые судебные решения в случае отсутствия потребности в выяснении фактических обстоятельств дела, оценке или переоценке доказательств. При этом в процессуальном законодательстве Украины должны быть предусмотрены полномочия Верховного Суда отменять судебные решения судов нижестоящих инстанций, оставлять в силе ошибочно отмененные решения указанных судов, закрывать производство по делу, а также направлять дело на новое судебное рассмотрение в суд первой и апелляционной инстанций. Правовые заключения ВСУ, которые имеют обязательный характер, должны содержаться в окончательных судебных решениях по делу.

Также парламентарии считают необходимым законодательно закрепить возможность обжалования решений судов первой, апелляционной и кассационной инстанций в случае их несоответствия выводу, изложенному в постановлении ВСУ, и пересмотра судебных решений в связи с вновь открывшимися обстоятельствами на основании их несоответствия выводам, изложенным в постановлении ВСУ, принятом после вступления в законную силу соответствующего судебного решения.

Полный доступ

С целью обеспечения доступа к правосудию предлагается предоставить право подавать заявление о пересмотре судебных решений ВСУ после их пересмотра в кассационном порядке сторонам и другим лицам, участвующим в деле, а также лицам, которые не принимали участия в деле, в случае, если суд решал вопрос об их правах и обязанностях.

Доступ к ВСУ путем подачи запроса предлагается предоставить и тем председателям апелляционных судов, которые по результату рассмотрения дела усомнятся в правильности применения нормы материального или процессуального права, а также нормы права, связанной с определением порядка судопроизводства. Направление председателем апелляционного суда соответствующего запроса возможно только при наличии одновременно следующих условий:

  • вопросы применения нормы права представляют значительную сложность, или при рассмотрении дел в судах имеют место случаи неодинакового применения соответствующей нормы права;
  • существует или предполагается возникновение значительного количества дел, связанных с применением соответствующей нормы права;
  • отсутствуют выводы ВСУ, изложенные в его решениях, разъяснения Пленума ВСУ рекомендательного характера, связанные с применением соответствующей нормы права.

Запрос о предоставлении заключения относительно правильного применения нормы права должен быть мотивированным, с обязательным указанием обстоятельств, которые подтверждают наличие условий для его направления.

Межюрисдикционный орган?

Судебная практика показывает, что нередки случаи, когда лицо не в состоянии защитить свои права в суде из-за отказа судов разных юрисдикций в открытии производства по делу по причине его неподсудности. Тем самым нарушается предусмотренное ст. 55 Конституции право человека на доступ к правосудию. ЕСПЧ в своем решении по делу «Буланов и Купчик против Украины» подчеркнул: «Ст. 6 Конвенции требует от государства предусмотреть процессуальные средства для эффективного и быстрого разрешения споров о подсудности дел». Такой же вывод Европейский суд сделал и в делах «Лойен против Франции» и «Диду против Румынии» Сейчас у судов общей юрисдикции нет полномочий по пересмотру дел на основании неодинакового применения судами (судом) кассационной инстанции нормы процессуального права, связанной с определением порядка судопроизводства, в котором следует осуществлять рассмотрение дела.

Учитывая это обстоятельство, авторы законопроекта считают целесообразным предоставить ВСУ право решать юрисдикционные конфликты, что в полной мере соответствует позиции Венецианской комиссии, изложенной в п. 129 заключения №588/2010 от 18.10.2010. Такими нововведениями будут также выполнены меры общего характера, определенные Европейским судом по правам человека в деле «Мосендз против Украины» от 17.01.2013.

Отметим, что, например, в Германии, где существует 5 юрисдикций, с целью решения вопросов разграничения юрисдикций функционирует специальный орган – Сенат высших судов. Во Франции спорные вопросы определения подсудности дел разрешает Трибунал по конфликтам. А в Украине такие полномочия целесообразно было бы предоставить именно ВСУ, в котором сосредоточено рассмотрение дел всех юрисдикций – и гражданской, и хозяйственной, и административной, и уголовной.

Законы под контролем?

Еще одной фундаментальной новеллой законопроекта является предложение о наделении ВСУ полномочиями по предоставлению заключений по проектам законодательных актов, касающихся судоустройства, судопроизводства, статуса судей, исполнения судебных решений и других вопросов, связанных с функционированием судебной системы Украины. При этом следует отметить, что некоторые парламентарии уже выдвинули свои возражения по этому поводу, указывая, что законодательный процесс должен оставаться вотчиной исключительно законодательной ветви власти, как это принято в европейских государствах.

Также авторы законопроекта предлагают наделить ВСУ такими полномочиями, как:

- пересмотр дел по основаниям неодинакового применения судами (судом) кассационной инстанции нормы процессуального права, связанной с определением порядка судопроизводства, в котором предстоит осуществлять рассмотрение дела;

- пересмотр дел по основаниям несоответствия судебного решения суда кассационной инстанции решению КСУ или выводу, изложенному в решении ВСУ;

- ведение и анализ судебной статистики, обобщение судебной практики, а также изучение совместно с высшими специализированными судами практики применения норм законодательства Украины в судах нижестоящего уровня;

- предоставление судам общей юрисдикции разъяснений рекомендательного характера по применению норм законодательства Украины;

- в случаях и порядке, предусмотренных законом, рассмотрение дел об определении порядка судопроизводства, в котором предстоит осуществлять рассмотрение конкретного дела.

Не менее важной новеллой является и признание того, что судьи ВСУ не «принимают участие в рассмотрении дела», как говорится в ст. 90 Закона «О судоустройстве и статусе суде», а «осуществляют судопроизводство в порядке, установленном процессуальным законом» (предлагаемая редакция статьи).

Тем не менее, отдельные аспекты законопроекта уже подверглись резкой критике со стороны представителей как законодательной, так и судебной власти. Наиболее весомым их аргументом является то, что в проекте остается процедура допуска дел в ВСУ высшими спецсудами. По мнению отдельных судей, этот механизм станет основанием для нивелирования тех полномочий ВСУ, которые предлагаются в законодательной инициативе.


Комментарии

Виктор Татьков, председатель Высшего хозяйственного суда Украины

– На мой взгляд, законопроект №3356 прогрессивный и необходимый. После принятия в 2010 г. Закона «О судоустройстве и статусе судей» этот законопроект повышает роль Верховного Суда Украины и дает ему возможность выполнять его главную задачу – обеспечивать единство судебной практики. Вопросу полномочий Верховного Суда Украины были посвящены многочисленные конференции, в которых принимали участие председатели верховных судов других стран. Они особо подчеркивали, что полномочия верховных судов не могут сводиться только к рассмотрению дел по существу. Их полномочия должны касаться защиты прав физических и юридических лиц путем унификации судебной практики. Сегодня Верховный Суд Украины практически не имеет возможности унифицировать судебную практику. Такая возможность будет предоставлена ВС в случае, если депутатский корпус примет законопроект №3356. Я считаю этот шаг верным, поскольку в государстве должен быть орган, который фактически будет формировать единство судебной практики. Пленум ВСУ должен принимать постановления, в т. ч. и в части определения подведомственности дел судам определенной юрисдикции. Вопрос наделения Верховного Суда Украины такими полномочиями особенно актуален в свете разделения судов по специализациям. Также важным моментом в пересмотре полномочий Верховного Суда является то, чтобы он мог пересматривать свои же решения по вновь открывшимся обстоятельствам с учетом развития правовых отношений в условиях современных реалий.

Валентин Косарев, судья Верховного Суда Украины

– На сегодняшний день, по моему мнению, Верховный Суд Украины не выполняет функций высшего судебного органа. Его полномочия фактически нивелируются законами, в т. ч. и Законом «О судоустройстве и статусе судей». Это же касается и положения о принятии ВСУ окончательных решений. Юридически эти полномочия возложены на ВСУ и сегодня, однако они нивелируются нормативно-правовыми актами. Фактически Верховный Суд не принимает окончательных решений, а направляет дела на новое рассмотрение или же указывает на отсутствие полномочий для пересмотра.

Хотелось бы обратить внимание на то, что законопроект умалчивает о том, что допуск дел в Верховный Суд происходит через высшие спецсуды. При этом высший специализированный суд может не только отказать в таком допуске, но и, в соответствии с проектом, допустить материалы дела в отдельной части, что влечет невозможность его объективного рассмотрения. Т. е. даже если ВСУ придет к мнению о том, что решение по делу было принято незаконно, он не сможет вмешаться, поскольку не будет иметь доступа ко всем материалам дела. Не является новой и норма о заключениях, предоставляемых Верховным Судом относительно законопроектов, относящихся к системе судоустройства. Сегодня ВСУ имеет подобные полномочия, однако пока парламентарии в Верховный Суд за подобным заключениями официально не обращались.

Наталья Агафонова, секретарь Комитета ВР по вопросам правовой политики

– На данный момент Верховный Суд выполняет скорее номинальные функции, поскольку его полномочия как высшего органа судебной власти были значительно урезаны. Фактически Верховный Суд перестал быть судом в понимании судопроизводства, так как у него нет полномочий рассматривать дела. Законопроектом предусмотрено определенное расширение полномочий ВСУ. Однако при рассмотрении этого проекта следует, прежде всего, задаться вопросом, действительно ли с внесение предложенных изменений в законодательство ВСУ станет судом в том понимании, в каком он представлен в Конституции.

Существенным недостатком законопроекта является сохранение системы, при которой высшие спецсуды будут решать вопрос о допуске дела для пересмотра ВСУ, что свидетельствует об отсутствии четкого разграничения полномочий между Верховным Судом и высшими специализированными судами. Также в законопроекте есть ряд спорных технических моментов. Я думаю, что в ближайшее время на рассмотрение Верховной Рады будет подан альтернативный законопроект.

Станислав Мищенко, зампредседателя Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел

– На данный момент Верховный Суд Украины выполняет свои функции в рамках действующего законодательства. Безусловно, круг полномочий ВСУ необходимо расширять. Он может быть расширен таким образом, как предложено в законопроекте. Однако в этом случае законодателю необходимо будет определиться, не возникнет ли после принятия такого закона, например, дублирования функций, не будет ли создана повторная кассация. Сегодня, как мы знаем, существует процедура допуска дел в Верховный Суд высшими специализированными судами. По моему мнению, существование этой процедуры себя оправдывает, поскольку ВСУ должен оставаться Верховным Судом. Однако окончательное решение относительно полномочий Верховного Суда будет принимать законодатель.


ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

США

Полномочия ВС США разграничиваются Конституцией на первоначальную и апелляционную юрисдикцию. Первоначальная регламентируется конгрессом и разделяется на «исключительную» (дела могут рассматриваться только ВС) и «совпадающую» (дела могут быть рассмотрены и в федеральных судах). Сам ВС, заинтересованный в уменьшении загрузки и освобождении от сравнительно малозначительных дел, признал за конгрессом право устанавливать такую классификацию.

Германия

ВС Германии является высшей инстанцией по всем уголовным и гражданским делам. Решение, принятое ВС, в исключительных случаях может быть пересмотрено Федеральным конституционным судом. В компетенцию ВС входят разъяснение фундаментальных правовых вопросов, а также контроль за работой судов нижестоящих инстанций.

Сербия

Верховный кассационный суд Сербии – высшая судебная инстанция. Он является последней инстанцией для обжалования в гражданских и уголовных делах.

Алжир

ВС Алжира осуществляет надзор за всеми судами общей юрисдикции, проводит унификацию судебной практики по всей стране и обеспечивает соблюдение законов.

Бразилия

Первостепенным полномочием ФВС является контроль за соблюдением Конституции Бразилии. Также он выносит окончательные решения при выдвижении обвинений против президента, вице-президента, членов национального конгресса и других высших должностных лиц, решает международные и внутренние конфликты.

Япония

ВС уполномочен решать вопросы о конституционности любого закона (но отменил как неконституционные лишь 8 актов), правительственного или ведомственного указа. Он также устанавливает правила судопроизводства, адвокатуры, внутреннего распорядка в судах, правила для прокуроров, предлагает список лиц для назначения судей судов нижестоящих инстанций.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как судьям будут компенсировать сверхурочные
Сегодня день рождения празднуют
  • Лилия Катеринчук
    Лилия Катеринчук
    судья Кассационного хозяйственного суда Верховного Суда
  • Татьяна Войтенко
    Татьяна Войтенко
    судья Подольского районного суда Киева
Новости онлайн