Дублер для ВСЮ?

12:58, 25 мая 2015
Газета: 19-20 (287-288)
ВСК, ВСЮ и ВККС: третий – не лишний?
Дублер для ВСЮ?

Вячеслав Хрипун,
«Судебно-юридическая газета»

В Верховной Раде зарегистрирован законопроект №2695 от 21.04.2015, предусматривающий внесение изменений в Закон «Об очищении власти». Текст законопроекта, инициаторами которого стали группа народных депутатов, в т. ч. соавторы действующего закона Егор Соболев и Леонид Емец, предусматривает ряд качественных изменений в действующий закон.

На внесении многих из предусмотренных проектом положений ранее настаивала Венецианская комиссия, неоднократно критиковавшая действующую редакцию закона. Впрочем, ряд предложенных норм являются половинчатыми и вполне могут вызвать серьезные конфликты в будущем. Например, в части полномочий Временной специальной комиссии по проверке судей судов общей юрисдикции, которая все чаще подвергается критике за необъективность и отсутствие реальной состязательности.

Как боролись за люстрацию

Закон «Об очищении власти», вступивший в силу еще 16 октября 2014 г., как известно, неоднократно подвергался критике со стороны отечественных и зарубежных экспертов в сфере права. Особо последовательной и системной была критика со стороны Венецианской комиссии. Европейцев не устраивало отсутствие в законе индивидуального подхода, презумпции невиновности и отдельного, независимого от власти органа, ответственного за люстрацию.

Попытки ограничиться лишь «косметическим ремонтом», которые украинская сторона предпринимала зимой и весной 2015 г., вызвали новую критику экспертов. Откровенные манипуляции со стороны лиц, причастных к процедуре люстрации и утверждавших, что «закон нашел поддержку в Европе», дали повод говорить о желании скрыть правду о реальном состоянии дел с законом.

Рабочая группа по доработке Закона «Об очищении власти» была создана приказом Минюста 31 декабря 2014 г. В эту группу вошли как представители Министерства юстиции, так и народные депутаты, в частности соавторы закона Л. Емец и Е. Соболев. В феврале было публично заявлено, что изменения в закон «с учетом пожеланий Венецианской комиссии» уже якобы разработаны и в начале марта будут переданы на рассмотрение Венецианской комиссии. 15 апреля накануне рассмотрения Закона «Об очищении власти» в Конституционном Суде министр юстиции Павел Петренко подчеркнул, что новая редакция данного акта уже зарегистрирована в парламенте. Аналогичное заявление в ходе заседания КСУ сделал и Л. Емец. В комментарии нашему корреспонденту 17 апреля депутат уверил, что проект уже внесен в парламент. Однако на сайте парламента он так и не появился. Таким образом, все более ранние заявления о том, что изменения в закон якобы уже подготовлены или вот-вот отправятся в Венецианскую комиссию, не соответствовали действительности. На самом деле законопроект в Венецианской комиссии зарегистрирован только 4 мая.

Что нового

Законопроект уточняет, что люстрация устанавливает запрет для ряда лиц на занятие должностей не только в органах государственной власти и местного самоуправления, но и в их аппаратах и секретариатах. По всей видимости, предполагается, что такая поправка позволит избежать судебных исков со стороны многочисленных работников аппарата и секретариатов государственных ведомств и правоохранительных органов, которые осенью-зимой 2014 г. были уволены согласно Закону «Об очищении власти». Многие из них до сих пор пытаются оспорить свое увольнение в суде, доказывая, что их чисто технические должности никак не способствовали «узурпации власти» бывшим Президентом В. Януковичем.

Появились наконец-то и нормы, предусматривающие, что процедура люстрации в Украине будет базироваться на принципах верховенства права и правосудия, презумпции невиновности, индивидуальной ответственности и гарантии права на судебную защиту. Последние пункты особенно важны с учетом того, что еще недавно Минюст и общественные люстраторы упорно настаивали на необходимости тотального увольнения чиновников и сотрудников правоохранительных ведомств, более года занимавших руководящие должности при В. Януковиче, а также утверждали, что обжаловать увольнение в суде невозможно, поскольку это не предусмотрено действующей редакцией Закона.

Процедуру люстрации предлагается также распространить на судей Конституционного Суда Украины, которых, напомним, в парламенте и Министерстве юстиции обвиняют в восстановлении осенью 2010 г. действия Конституции Украины в редакции 1996 г., что привело к расширению полномочий В. Януковича и «узурпации им власти». Люстрации будут подлежать кандидаты на выборные должности, в частности, на должности Президента Украины, депутатов советов всех уровней, мэров городов и председателей сельских советов. В случае, если «компрометирующие» сведения в отношении кандидатов подтвердятся, их предвыборная регистрация будет отменена. В то же время, люстрация не коснется тех лиц, которые уже занимают выборные должности или займут их до вступления в силу изменений в Закон.

Следует отметить и еще ряд принципиальных новшеств. Хотя законопроект и сохранил достаточно спорную норму о запрете занимать должности на государственной службе для бывших руководящих работников КПСС, КГБ и Главного разведывательного управления Министерства обороны СССР, а также выпускников соответствующих учебных заведений, тем не менее, удалось добиться исключения для старших офицеров Государственной пограничной службы Украины (ГПСУ). Как известно, в советское время пограничники входили в состав КГБ СССР и обучались в учебных заведениях этого ведомства. В случае увольнения по люстрации ГПСУ фактически осталась бы без руководящего состава, поскольку большинство ее старших офицеров закончили учебные заведения именно КГБ.

Кроме того, предлагается не распространять запрет на занятие должностей на лиц, родившихся после 1 января 1973 г., кроме штатных или внештатных сотрудников ФСБ России, а действие закона не распространять на граждан Украины, родившихся после 1 января 1996 г.

Новый орган люстрации

Хотя в законопроекте и нашло отражение требование экспертов Венецианской комиссии отделить орган, отвечающий за проведение люстрации, от государственных структур (сейчас он является департаментом Министерства юстиции), однако сделано это было весьма своеобразно. Предполагается, что люстрационное ведомство, название и штат которого еще предстоит определить, теперь станет центральным органом исполнительной власти, который будет создан решением Кабинета министров. Председатель люстрационного органа будет назначаться по представлению Премьер-министра, а увольняться Кабинетом министров, но по согласованию с парламентским комитетом по вопросам противодействия и предотвращения коррупции.

В функции люстрационного органа будет входить контроль над процедурой люстрации, обобщение сложившейся практики, ведение соответствующего реестра и проверка сведений, указанных в декларациях чиновников и судей. В случае указания неполных или недостоверных сведений служащий или судья могут быть уволены с занимаемых должностей («имущественная люстрация»).

Сотрудники люстрационного органа даже могут получить право на составление протоколов о совершении административных правонарушений. Для этого предлагается дополнить Кодекс об административных правонарушениях ст. 188-47 и 188-48. Первая предусматривает ответственность в виде штрафа в размере 8500–17000 грн за невыполнение требований люстрационного органа, препятствие им или их саботаж, а вторая – аналогичный по размеру штраф за несоблюдение сроков увольнения с должности.

Финансирование люстрационного органа предлагается обеспечить за счет ответственного сейчас за эту работу департамента по вопросам люстрации Министерства юстиции и взимаемых с «саботажников» штрафов. Отметим, что руководитель департамента по вопросам люстрации Татьяна Козаченко ранее неоднократно жаловалось на отсутствие у этого подразделения необходимых полномочий для проведения эффективной люстрации.

Независимость этой структуры, по замыслу авторов законопроекта, будет достигнута благодаря ее специальному статусу и порядку назначения председателя. Таким образом, авторы изменений в Закон «Об очищении власти» лишь формально пошли навстречу Венецианской комиссии, фактически сохранив практику проведения люстрации в руках государства. Напомним, Венецианская комиссия настаивает, что в целях сохранения объективности процедура люстрации должна проводиться «специально созданной независимой комиссией», в которую должны входить «выдающиеся граждане, кандидатуры которых выдвигает глава государства и утверждает парламент» (см. «Судебно-юридическая газета» №49-50 от 19 декабря 2014 г.).

Туманны пока и перспективы самой люстрации. По мнению экспертов, специализирующихся на контроле процесса люстрации, сейчас она проходит крайне медленно. Особое сопротивление наблюдается со стороны СБУ и МВД, государственных учреждений. Имеет место формальный подход, когда увольняют людей, не игравших большой роли, тогда как высокопоставленные чиновники продолжают работать. Например, в ноябре 2014 г. был уволен с запретом на занятие должностей на государственной службе сроком на 10 лет главный специалист Староконстантиновской районной государственной администрации Хмельницкой области Владислав Нефедов.

«Сейчас делают прецедент на мелких должностях, а крупную рыбу никто не ловит», – считает эксперт в сфере очищения власти Артем Амельченко. По его данным, например, за препятствование проведению мирных собраний в период событий Майдана до сих пор не люстрирован ни один человек. «Стандартные увольнения, которые проводились ранее, ничего не решают. Человека уволили, но он пошел работать в другое государственное ведомство, никакой запрет на занятие должностей к нему в таком случае не применяется», – рассказал он.

Неоднозначные решения

Часть предложенных изменений касается Временной специальной комиссии по проверке судей судов общей юрисдикции (ВСК), которая была создана в июле 2014 г. согласно Закону «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине» сроком на год. В ее полномочия входит проверка правомерности вынесения судьями решений в отношении участников массовых акций протеста в ноябре-декабре 2013 и январе-апреле 2014 г. Ранее предполагалось, что положения о ВСК должны быть закреплены именно в Законе «Об очищении власти».

Менее чем через 1,5 месяца полномочия комиссии истекут, тогда как результаты ее работы за год достаточно скромные и очень неоднозначные. Всего с сентября 2014 до конца мая 2015 г. ВСК рассмотрела дела лишь 35 судей, а должна еще рассмотреть 350 дел. Более того, за год не сформирован даже полный состав ВСК – вместо 15 предусмотренных законом в ее состав сейчас входят лишь 10 человек, из которых лишь двое являются судьями в отставке, хотя по международным стандартам в таком органе их должно быть большинство. Четверо назначенных в ВСК членов в разное время и по разным причинам отказались работать в комиссии.

По информации ВСК трое судей оспаривают выводы Комиссии в судах. В октябре 2014 г., едва проведя 2 заседания, ВСК надолго прекратила свою работу после скандального ухода из ее состава судьи Верховного Суда в отставке Юрия Кармазина, обвинившего ряд членов ВСК в предубежденности к судьям и необъективности при рассмотрении их дел («Судебно-юридическая газета» №43 от 7 ноября 2014 г.). Долго не имевшая кворума комиссия возобнови ла работу лишь в марте 2015 г. За весь период своей деятельности дела 26 судей она передала в ВСЮ за нарушение присяги, 5 – в ВККС. И лишь дела 4 судей, в основном запретивших акции Антимайдана и пророссийских сил в марте 2014 г., были закрыты.

Деятельность ВСК все чаще подвергается критике за непонятность и неоднозначность принимаемых в отношении судей решений. Урожайным на скандальные решения стало последнее заседание ВСК 19 мая с. г. Например, члены ВСК усмотрели нарушение присяги в действиях судьи Деснянского районного суда Киева Алексея Панасюка, который 22 января 2014 г. арестовал студента Киевского национального университета театра, кино и телевидения им. Карпенко-Карого Александра Шкрабака. По версии милиции, А. Шкрабак вместе с группой товарищей, также задержанных, бросал камни в сотрудников милиции во время беспорядков на улице Грушевского. При задержании у студентов были изъяты противогазы, пластиковые очки и медицинские маски. По версии самих студентов, они просто гуляли на Грушевского, а рано утром 22 января решили пойти домой, но по дороге были задержаны. Представители университета тогда вообще заявили, что студенты на Грушевского якобы снимали документальный фильм.

Еще более спорным было решение комиссии в отношении судьи Соломенского райсуда Киева Марины Лозинской. 23 января 2014 г. она арестовала на 2 месяца студента политехнического техникума из Кривого Рога Александра Сидоренко. Он был задержан сотрудниками «Беркута» на крыше дома №2а по ул. Грушевского. При задержании рядом с ним находились бутылки с зажигательной смесью, которые, по версии следствия, он бросал с крыши на сотрудников милиции. При этом он был избит, однако в больнице скорой помощи ему оказали медицинскую помощь. Принимая решение об аресте, судья исходила из того, что задержанный не имеет постоянного места проживания в Киеве. В судебном заседании в январе 2014 г. А. Сидоренко никаких жалоб на состояние здоровья не подавал, а объясняя свое пребывание на крыше дома, сообщил, что встречал там свою девушку. Интересно, что выслушав объяснения судьи, члены ВСК забросали ее вопросами типа: «Разве пребывание на крыше дома является преступлением? Неужели с крыши можно организовать массовые беспорядки?» В итоге дело М. Лозинской было передано в Высший совет юстиции.

Достаточно странным выглядело решение ВСК о передаче в ВККС дела судьи Винницкого городского суда Игоря Чернюка. Все претензии к судье состояли в том, что в январе и феврале 2014 г. он дал санкцию на проведение обыска у двух местных общественных активистов, принимавших активное участие в захвате 25 января 2014 г. здания Винницкой областной государственной администрации. Захват здания сопровождался погромом и дракой с сотрудниками милиции, в результате которой 15 из них получили ранения. «Суду были предоставлены фото и видеозаписи с места событий, из которых следовало, что оба указанных лица действительно принимали участие в захвате здания. Оснований отказать в удовлетворении ходатайств о проведении обыска у меня не было», – рассказал комиссии И. Чернюк. Следует отметить, что одним из тех лиц, у кого сотрудники милиции хотели тогда провести ­обыск, был скандально известный в Виннице активист и политик Вадим Кудияров. В настоящее время он является фигурантом уголовного производства о вымогательстве взятки в размере $100 тыс. у бывшего главного врача местной детской областной больницы и находится под подпиской о невыезде.

После заседания председатель ВСК Владимир Мойсик в очередной раз сообщил журналистам, что судьи, дела которых передаются в ВСЮ и ВККС, «получили по заслугам». «Я думаю, что мы все делаем правильно. Судьи, дела которых мы передаем дальше, обслуживали режим В. Януковича», – заявил В. Мойсик.

Всесильная ВСК

Как и предполагалось, законопроект предусматривает внесение в Закон «Об очищении власти» положений, касающихся ВСК. Срок ее полномочий предлагается продлить еще на 2 года. При этом ко времени работы комиссии будет добавлено время, когда по различным причинам она не работала (суммарно более 6 месяцев). Таким образом, ВСК проработает почти до 2018 г. В отличие от действующей редакции Закона, проект предусматривает, что для того, чтобы ВСК смогла инициировать проверку судьи, теперь достаточно заявления, копии судебных решений предоставлять будет необязательно. Ранее отсутствие копий судебных решений было одним из оснований для отказа заявителю в рассмотрении его заявления.

Дополнительная работа ложится на Высший совет юстиции и Высшую квалификационную комиссию судей. В случае вступления предложенных изменений в силу они будут обязаны передавать ВСК поступившие к ним заявления или представления на привлечение судей к дисциплинарной ответственности или на увольнение их за нарушение присяги за решения, связанные с Майданом. В то же время, в случае, если ВСК по каким-то причинам не успеет рассмотреть поступившие или переданные ей заявления или представления до истечения срока своих полномочий, она будет обязана передать (вернуть) их ВСЮ для рассмотрения уже в общем порядке.

Помимо традиционной проверки судебных решений об избрании лицам, задержанным в ходе акций протеста, меры пресечения, разрешений на задержание, проведение следственных действий, в законопроекте прописано, что ВСК будет заниматься выборами в Верховную Раду VII созыва, в частности фактами, когда вскоре после выборов Высший административный суд лишил мандатов нескольких народных депутатов. Среди таких лиц, например, бывший адвокат Юлии Тимошенко, а сейчас народный депутат Сергей Власенко, которого ВАСУ лишил мандата в марте 2013 г.

Это означает, что под проверку ВСК могут попасть как минимум 7 судей ВАСУ, выносивших такие решения, а именно Наталья Блаживская, Александр Веденяпин, Михаил Зайцев, Олег Кравцов, Инна Масло, Юрий Цвиркун и Эдуард Швед. Впрочем, по словам членов ВСК, хотя у них и были такие полномочия, до сих пор заявлений от лишенных мандатов депутатов не поступало. В большинстве округов парламентские выборы состоялись в октябре 2012 г., однако в 5 одномандатных округах они прошли лишь в декабре 2013 г., когда в стране уже проходили массовые акции протеста против В. Януковича.

Несколько изменится и порядок делегирования членов в состав ВСК. Четверо ее действующих членов были назначены правительственным уполномоченным по вопросам антикоррупционной политики Татьяной Чорновол в июне 2014 г., однако в августе 2014 г. она уволилась, а новый уполномоченный с тех пор назначен не был. Теперь квоту уполномоченного по антикоррупционной политике напрямую займет Кабинет министров, который будет назначать в ВСК пятерых представителей общественности по представлению Министерства юстиции.

Законопроект предлагает также решить одну из ключевых проблем ВСК – необходимость бесплатной работы при сохранении занятости на другой работе, что было одной из причин отставки членов ВСК. Предполагается, что теперь члены ВСК ежемесячно будут получать денежное обеспечение в размере зарплаты судьи Верховного Суда (около 15 тыс. грн). Отметим, что ранее Министерство финансов указывало на невозможность обеспечения членов ВСК заработной платой. Тем не менее, члены комиссии настаивают, что зарплату они получать должны. Однако по сути, как рассказала «Судебно-юридической газете» член ВСК Екатерина Смирнова, может получиться так, что часть членов комиссии будут совмещать работу в ВСК с прежней работой. «Мы не освобождаемся от своей основной работы, поскольку занимаемся еще и юридической практикой. Что успеваем, то и зарабатываем. А в ВСК мы сейчас работаем за счет своего личного времени», – рассказала Е. Смирнова.

Есть в предложенном законопроекте и ряд спорных положений. Например, предлагается, чтобы судьи, принимавшие решения «по Майдану», в течение месяца предоставили председателю суда все сведения, касающиеся таких решений. Более того, председатели судов в течение 2 месяцев должны будут передать данные о таких судьях и копии материалов рассмотренных ими дел в ВСК. Если председатель суда не выполнит данное требование в установленный срок, это станет основанием для его увольнения.

Несколько важных моментов законопроекта касаются обеспечения работы ВСК, которое теперь ложится на секретариат ВСЮ. За каждым членом ВСК будут закреплены 3 сотрудника секретариата, а в бюджете ВСЮ будет отдельно предусмотрено финансирование работы ВСК. Таким образом, вместо двух органов (ВСЮ и ВККС), отвечающих за рассмотрение жалоб на судей, законодательно появится еще и третий – ВСК. Хотя европейские эксперты традиционно рекомендуют Украине ограничиться лишь одним органом, который будет заниматься вопросами ответственности судей.


КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Петр Варишко, член Временной специальной комиссии по проверке судей

– На самом деле в нашей деятельности мало что изменится. Будем работать 3 года вместо одного. Что касается дел депутатов Верховной Рады VII созыва, то у нас и так есть полномочия заниматься ими. Члены ВСК должны получать заработную плату, это нормально. Действительно, в 2014 г. члены ВСК согласились работать бесплатно, но европейское сообщество утверждает, что если члены такого органа, как ВСК, не получают зарплаты от государства, это уже является проявлением коррупции. Сейчас все члены ВСК, кроме судей в отставке, доходов от своей профессиональной деятельности не получают.

Михаил Макарчук, секретарь дисциплинарной палаты ВККС

– Я не могу согласиться с мнением, что ВСЮ, ВККС и ВСК будут дублировать функции. ВСК – это временный орган, который будет действовать только в отведенный законом срок. К тому же, она рассматривает конкретную категорию дел, в этом она имеет приоритет по сравнению с нами. Следовательно, у нас нет с ВСК какого-то проблемного соприкосновения.

Владимир Мойсик, председатель Временной специальной комиссии по проверке судей

– Есть несколько законопроектов, которыми предлагается продлить срок работы ВСК до 3 лет. Но, хотя некоторые из них уже прошли через парламентские комитеты и получили положительные выводы, никто не собирается выносить их на рассмотрение народных депутатов. Если необходимый для работы ВСК закон в итоге не будет принят, мы прекратим работу. Впрочем, есть еще один «полулегальный» вариант действий, чтобы мы могли продолжать работу. Нам советуют внести изменения в регламент ВСК, в котором указать, что в срок работы комиссии не засчитывается то время, которое она не работала ввиду отсутствия кворума.

Михаил Жернаков, судья Винницкого окружного административного суда

– Что касается практики, когда председатель суда должен будет сообщать ВСК о судьях, принимавших решения по рассматриваемым ею вопросам, честно говоря, я не встречал такого раньше. Не могу понять, причем здесь председатель суда? Почему именно ему нужно давать эти решения, чтобы он их потом отсылал в соответствующий орган? Почему судьи не могут отсылать все необходимые ВСК материалы самостоятельно? А что председатель суда за неисполнение таких обязанностей должен быть уволен – честно говоря, это очень странная практика. Если это способ, чтобы выяснить всю информацию о судьях, которые принимали решения относительно событий на Майдане, то каким образом можно проверить, исполнил ли указанные обязанности председатель суда? Какие будут последствия для самих судей, если они не подали председателю суда эту информацию?

Елена Первушина, председатель Голосеевского районного суда Киева

– Получается, что у нас будет 3 дублирующих органа: Временная специальная комиссия, Высшая квалификационная комиссия судей и Высший совет юстиции. Это абсолютно неприемлемо. Думаю, законодателю нужно определиться, кто должен осуществлять необходимые функции. А ведь есть еще Генеральная прокуратура и местные прокуратуры. Выходит, что очень много органов контролируют судей по делам Майдана, и все занимаются одним и тем же. В принципе, ВККС может и должна заниматься этим вопросом, а также принимать решения о привлечении судей к дисциплинарной ответственности. Второй орган, который может заниматься этими вопросами – прокуратура, которая ведет досудебное расследование. Я считаю, что этого будет достаточно.

Для меня лично нет вопросов Майдана или Автомайдана. Есть материалы об административных правонарушениях, и есть материалы о ходатайстве органов досудебного следствия. Кто вообще определил эти понятия: «Майдан» или «Автомайдан»? Есть решения законодательной или исполнительной власти на этот счет? Законодатель должен определить, каким критериям должны соответствовать административные материалы и материалы уголовных производств по таким событиям, как Майдан.

Сергей Пойда, председатель Дарницкого районного суда Киева

– Не могу понять, как можно прописать в законе такое основание для увольнения председателя суда с должности судьи, поскольку на административную должность судья назначается соответствующим решением собрания судей по итогам тайного голосования. Все основания для увольнения судьи с должности прописаны в Конституции Украины и профильном законе, поэтому трудно понять, как можно с помощью еще одного закона прописать очередное основание для увольнения. Во-первых, любой закон должен соответствовать Конституции. Во-вторых, следует обратить внимание на то, что по закону, в рамках которого работает Временная специальная комиссия по проверке судей, предусмотрено, что они рассматривают вопросы, которые отнесены к их компетенции, согласно обращениям определенной категории лиц. Как тогда можно предусмотреть законом, с какой целью суды должны передавать ВСК дела, если у них нет оснований для рассмотрения, процессуального повода? Я сомневаюсь, что в таком виде законопроект пройдет и будет принят парламентом.

Михаил Смокович, заместитель председателя Высшего административного суда Украины

– Если решения будут приняты органами, которые будут проводить люстрацию судей, судья сможет оспорить их только в судебном порядке. А что касается законопроекта, предусматривающего внесение изменений в Закон «Об очищении власти», честно говоря, я думал, что будет выбран путь исполнения предыдущего отчета Венецианской комиссии, что привело бы к смягчению норм действующего Закона.

Анна Колесник, председатель Комитета защиты прав человека при НААУ

– Относительно взаимодействия Временной специальной комиссии по проверке судей, Высшей квалификационной комиссии судей и Высшего совета юстиции, то оно совершается следующим образом. После того, как ВСК устанавливает наличие факта нарушения, она направляет эти документы в ВККС, которая рассматривает материалы по сути, открывает производство и выносит решение. Согласно новой редакции Закона, рассмотрение жалоб будет совершаться на основе состязательности. Т. е. жалобщик будет доказывать, что было нарушение, а судья, на которого была жалоба, будет отстаивать свое мнение, отвечает ли жалоба действительности. Кроме того, существует разграничение компетенции ранее упомянутых органов. Высшая квалифкомиссия не рассматривает жалобы на всех судей – она уполномочена рассматривать жалобы только на судей первой инстанции. Жалобы на судей высшей инстанции рассматривает Высший совет юстиции. ВККС также не может принять решение об увольнении судьи – она может лишь рекомендовать уволить судью с должности. И решение квалифкомиссии можно обжаловать в Высшем совете юстиции.

Изменился и порядок рассмотрения жалоб. Сейчас большая роль в этом вопросе отведена адвокатам. Если взять юридические лица, то они теперь обязаны подавать жалобы только через адвокатов. Что касается физических лиц, то они еще имеют право подать жалобы сами или обратиться к адвокату за помощью. Но в этих случаях адвокат должен проверить обоснованность жалобы и наличие нарушения, поскольку теперь он тоже может понести дисциплинарную ответственность за обращение с необоснованной жалобой на судью.

Анатолий Марцинкевич, секретарь ВККС в 2011–2014 гг., секретарь ССУ

– Дисциплинарная практика относительно судей формируется тремя органами: Высшей квалификационной комиссией судей, Высшим советом юстиции и Высшим административным судом Украины. Сначала принимается решение ВСЮ или ВККС, а потом оно обжалуется к ВАСУ.

На сегодняшний день меня беспокоит то, что расширили основания для привлечения судьи к ответственности, и то, что теперь судья будет привлекаться к ответственности за свои процессуальные действия. Это ненормально. В большинстве стран мира основанием для привлечения судьи к ответственности является только неэтическое поведение судьи. Т. е. то, что он где-то делает не так, как кому-то хочется (к примеру, не удовлетворяет ходатайство), не должно быть основанием для привлечения к ответственности этого судьи. Эти расширенные основания как раз имеют процессуальный характер.

Михаил Новиков, член ССУ, судья Киевского апелляционного хозяйственного суда

– Думаю, на сегодняшний день проблемным вопросом является то, что существуют некоторые основания для привлечения судьи к ответственности, которые не имеют конкретного правового определения. Судья должен четко знать, за какое именно действие он привлекается. Не абстрактно – к примеру, за отказ от совершения правосудия, а конкретно – за какое именно действие.

Кроме того, относительно ст. 375 УК Украины, т. е. привлечения судьи к уголовной ответственности, законодатель четко не определил, что такое неправосудное решение. На данный момент мы пытаемся заполнить этот пробел больше философскими соображениями. Но это неправильно. Судья, приняв решение, должен понимать, за какое именно действие он будет отвечать. Какая конкретно норма, если он ее нарушит (а по моему убеждению, это должны быть только некоторые нормы уголовного процесса), будет основанием для привлечения его к ответственности. Например, есть случаи, когда судья поступал неправильно, т. е. не имел права судить, так как у него были основания для отвода; получал дело не в автоматизированном порядке, как это предусмотрено законодательством; рассматривал дело относительно лица, которого он не привлек к участию в деле; не совершил действий по вызову сторон и не обеспечил участие этих сторон в судебном процессе и т. п.. Другими словами, есть определенные основания того, что судья не имел права рассматривать дело. Вот в таком случае, когда он не имеет права рассматривать и принимать решение по делу, не имеет права судить, определяется, что есть неправосудным решением.

На сегодняшний день большая проблема в том, что практики и ученые ставят знак равенства между понятиями «незаконный» и «неправосудный». Это неправильно. Каждое неправосудное решение является незаконным, но не каждое незаконное решение – неправосудное. Это должно быть четко выделено в законе, чтобы судья, когда рассматривал дело, четко понимал, за что может быть привлечен к уголовной ответственности. Сейчас открывается уголовное производство, судья ходит на допросы, дает объяснения и, соответственно, думает не о том, как будет рассматривать дела, а о том, что будет с ним дальше. И много судей, исходя из этой беззащитности, сами уходят со своих должностей. Они не чувствуют своей независимости и защищенности от произвола.

Александра Яновская, д. ю. н., судья ad hoc Европейского суда по правам человека

– Основания для проверки Временной специальной комиссией несколько другие, чем у Высшей квалификационной комиссии судей и Высшего совета юстиции. В этом плане их полномочия не пересекаются, а работа не дублируется. По поводу привлечения судей к ответственности, то самое главное – чтобы люди, которые обжалуют действия судей, получали доступ к суду. С одной стороны, устанавливать определенные требования к жалобам правильно, но лишняя формализация, как мы знаем, в основном мешает реализации прав человека.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Сколько прокуроров было уволено за год
Сегодня день рождения празднуют
  • Сергей Нагорнюк судья
    Сергей Нагорнюк судья
    Тепликского районного суда Винницкой области в отставке
  • Дмитрий Боровков
    Дмитрий Боровков
    судья Зализнычного районного суда Львова
Новости онлайн