Призрачная прозрачность: по каким принципам работает ОСД?

09:30, 8 мая 2017
Конкурс в Верховный Суд находится в самом разгаре, однако методы работы Общественного совета добропорядочности (ОСД), который анализирует кандидатов в Верховный Суд от имени общественности, остаются не совсем понятными как для самих кандидатов, так и для сторонних наблюдателей.
Призрачная прозрачность: по каким принципам работает ОСД?

Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

 Конкурс в Верховный Суд находится в самом разгаре, однако принципы работы Общественного совета добропорядочности, который анализирует кандидатов в Верховный Суд от имени общественности, остаются не совсем понятными как для самих кандидатов, так и для сторонних наблюдателей.

Системная проблема или случайность?

Начнем с элементарных проблем, таких как отсутствие своевременных анонсов заседаний и заранее опубликованной повестки дня. Точная дата, время и место заседания неизвестны, а содержание будущей повестки известно лишь приблизительно. Это значит, что о слушаниях в ОСД кандидаты и авторы жалоб на них, узнают только в последний момент. А о чем, в точности, шла речь при обсуждении той или иной кандидатуры, не говоря уже о перипетиях обсуждения, кандидаты могут получить лишь общее впечатление, прочитав материалы немногочисленных СМИ, которые следят за работой Совета добропорядочности. 

Отсутствуют на сайте Общественного совета добропорядочности и аудиозаписи заседаний. В протоколах указывается лишь информация о том, что определенный член сделал доклад и как проголосовал ОСД по тому или иному кандидату.

Утверждение о том, что даты заседаний привязаны к датам собеседований в ВККС, звучит очень спорно, учитывая то, что, по словам ОСД, они анализировали все кандидатуры заранее. Также заранее, судя по протоколам, члены Совета обсудили формы негативного вывода и информации для Комиссии и другие организационные моменты. По крайней мере, официальные даты, указанные в протоколах, свидетельствуют о том, что ОСД все-таки чем-то занималась зимой 2017 года, хотя на сайте соответствующая информация почему-то появилась только 3 апреля.

 

Другой вопрос — метод исследования кандидатов.

Общественный совет добропорядочности решил «не выдумывать велосипед» и руководствоваться методикой оценивания, которую использует в своей работе ВККС. Это означает, что, по сути, у ОСД нет какой-либо своей уникальной методики.

Отдельной проблемой является так называемое «заочное обсуждение» кандидатов, которое нередко практикует ОСД. Дело в том, что бывает так, что если члены Совета не могут определиться с позицией по тому или иному кандидату, то решение его конкурсной судьбы решается путем кулуарного обсуждения в режиме онлайн или на отдельных собраниях членов Совета, о времени и месте проведения которых в курсе только они сами. Что и как обсуждается на таких собраниях, также неизвестно широкому кругу лиц. Именно после таких обсуждений члены Совета часто приходят к консолидированному мнению, но кто и какие доводы при этом приводил, какие ультиматумы ставил коллегам (а такие случаи в практике ОСД несколько раз имели место), остается за кадром.

Стоит отметить и такой факт, как отказ Общественного совета добропорядочности предоставлять кандидатам заранее доступ к собранным на них коллегиями Совета материалам. Несмотря на то, что несколько таких ходатайств в Совет поступали, ОСД всякий раз игнорировал, казалось бы, законные нормы претендентов в Верховный Суд на ознакомление с собранным на них «компроматом», тем самым не давая возможности быстро предоставить свои контраргументы.

В итоге по кандидатам Совет сразу принимал выводы об их недобропорядочности, что наносило серьезный удар по их репутации.

 

Как принимаются решения 

Как показали заседания ОСД по рассмотрению конкурсантов, многие решения Совета плохо поддаются логическому объяснению. Например, можно говорить о том, что в ряде случаев имело место сведение личных счетов с кандидатами в новый Верховный Суд. Таковым можно назвать негативный вывод в отношении члена Высшего совета правосудия Аллы Лесько

Кандидатке в вину было поставлено то, что она якобы не стремится расследовать факты давления на судей во время Майдана 2013-2014 гг., отказала адвокату в ознакомлении с материалами дисциплинарного дела судьи Печерского райсуда города Киева Виктора Кицюка, а также отказ Высшего совета юстиции/Высшего совета правосудия уволить ряд судей, принимавших решения в отношении участников массовых акций протеста. Возможно, негативный вывод ОСД по Алле Лесько и выглядел бы внешне непредвзято, если бы не наличие в составе ОСД адвоката Романа Маселко, представляющего на заседаниях Высшего совета правосудия активистов Майдана. Именно его публичные высказывания и заявления в социальных сетях удивительно точно совпали с содержанием негативного вывода ОСД.

Также вызывают вопросы сплошь негативные выводы Общественного совета добропорядочности в отношении судей Высшего хозяйственного суда (кстати, как и еще действующих судей Верховного Суда Украины). Почти все судьи  ВХСУ, претендующие на должность судьи нового Верховного Суда, получили негативный отзыв от ОСД.

Основанием для такого подхода стали материалы уголовного производства в отношении бывшего руководства этого суда, которое Генеральная прокуратура считает причастным к более чем 10 тыс. случаев вмешательства в работу автоматизированной системы распределения дел ВХСУ. Хотя до завершения расследования этого дела, которое началось еще в 2013 году, еще далеко, а вина ни одного судьи ВХСУ еще не была четко установлена, тем не менее, сам факт наличия такого уголовного производства и то, что судьи ВХСУ, по мнению прокуратуры, «отказываются свидетельствовать в отношении себя и содействовать в раскрытии преступлений», является одним из ключевых, судя по текстам негативных выводов в отношении кандидатов из ВХСУ. Например, показателен в этом случае пример судьи ВХСУ Валерия Картере, негативный вывод в отношении которого полностью состоит из утверждения, что на судью распределялись дела с нарушением правил автоматического распределения дел и что он отказывается давать обличающие показания.  

Внутренние конфликты

Ярким примером доказательства неких внутренних течений в составе ОСД служит история с кандидатом в Кассационный гражданский суд, адвокатом Ольгой Демидюк. У этого кандидата нашлось слишком много противников как в связи с профессиональной деятельностью кандидата (Ольга Демидюк является адвокатом ряда известных политиков и бывшего заместителя председателя ВХСУ Артура Емельянова — прим. ред.), так и с деятельностью конкурсантки в сфере адвокатского самоуправления.

Претензии к Ольге Демидюк предъявила, например, бывший директор Департамента люстрации Министерства юстиции Татьяна Козаченко.

Кандидатура Ольги Демидюк трижды рассматривалась на заседаниях ОСД. При этом само рассмотрение сопровождалось крупным скандалом, после чего ОСД покинул адвокат и коллега кандидатки Петр Варишко. Члены Совета до последнего колебались, следует ли направлять в отношении кандидата негативный вывод или стоит ограничиться информацией. Неизвестно, чем бы кончилось дело, если бы не подошел срок собеседования кандидата с членами ВККС, вследствие чего направление негативного вывода, который в ВККС нужно подавать за семь дней, стало невозможным и Общественному совету добропорядочности пришлось ограничиться все-таки информацией.

Примечательно, что даже накануне собеседования с кандидатом некоторые члены ОСД продолжали настаивать, что по Ольге Демидюк нужно дать именно негативный вывод, а не информацию.

 

Ошибки в работе

Сейчас все указывает на то, что Общественный совет добропорядочности сам стал заложником неправильно выбранного алгоритма своей деятельности. Получается, что огромное количество работы члены ОСД фактически делают впустую, поскольку кандидаты в Верховный Суд, как правило, накануне собеседования, получив негативный вывод ОСД, сразу же предоставляют Совету большое количество документов, опровергающих вывод Общественного совета добропорядочности. При этом, как отмечают члены Совета, у них уже фактически не остается времени, а иногда и физических сил, чтобы быстро изучить десятки и сотни документов, предоставленных кандидатами, сравнить с имеющейся информацией и пересмотреть свой негативный вывод, если претензии кандидата являются обоснованными.

Казалось бы, логичным выглядел бы вариант с предоставлением кандидатам возможности заранее знакомиться с негативными выводам в отношении себя и представлять свои аргументы, которые учитывались бы при рассмотрении кандидата на заседании ОСД. На деле же получается, что Совет вначале делает вывод о недобросовестности кандидата и только потом заявляет о возможности пересмотра негативного вывода. Однако, ввиду постоянной нехватки времени и просто небрежности при изучении уже поступивших от кандидатов материалов, возможность пересмотра негативных выводов является не больше чем трудновыполнимой формальностью.

✅ Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
З чого формується довіра до Феміди
Новости онлайн