Какие судьи имеют шансы пройти в Верховный Суд от уголовной юстиции?

12:55, 7 июня 2017
Выводы ОСД сыграли свою роль, но некоторые трактовки Высшая квалифкомиссия восприняла критически.
Какие судьи имеют шансы пройти в Верховный Суд от уголовной юстиции?

26 мая закончилось собеседование с последними кандидатами на занятие должности судьи Кассационного уголовного суда в составе Верховного Суда (ВС). Всего по уголовной специализации к собеседованию были допущены 108 кандидатов:

- четыре кандидата уже не подтвердили, по мнению комиссии ВККСУ, свою способность осуществлять правосудие в Верховном Суде; из них — трое судей и один адвокат;

- 27 кандидатов ждут решения ВККСУ в пленарном составе о возможности своего дальнейшего участия в конкурсе; из них — 24 судьи, один ученый, один адвокат, а также один заместитель генпрокурора.

- 77 кандидатов прошли этот этап конкурса; их дальнейшая судьба будет зависеть от места в рейтинге, который будет составлен по результатам собеседования и предыдущих показателей; из них — 61 судья, девять ученых и семь адвокатов.

 

Общие наблюдения

Показательно, что немаловажную роль на принятие решения по кандидату сыграло его поведение на собеседовании (уверенность в себе, реакция на вопросы, внятность и убедительность ответов, неравнодушие к результату конкурса), а также отношение кандидата к появлению негативной информации о себе.

Было отчетливо заметно, что кандидаты, которые заранее не ознакомили членов комиссии и ОСД со своими аргументами, опровергающими или объясняющими всевозможные негативные факты, вызывали на собеседовании более агрессивную реакцию членов комиссии.

Кроме этого, комиссию раздражали действия кандидатов, когда те свои ответы на негатив отправляли исключительно в ОСД, а не в комиссию ВККС. В таком случае со стороны члена комиссии Сергея Прилипко непременно звучала фраза: «Может, вы ошиблись адресом? Здесь конкурс не в Совет добропорядочности, а в Верховный Суд».

 

О кандидатах-«счастливчиках»

Все кандидаты, которые не имели вывода ОСД о несоответствии критериям добропорядочности и профессиональной этики, прошли собеседование — даже откровенно слабые или не имеющие достаточного и многостороннего опыта в юридической сфере. Таких кандидатов, естественно, спрашивали: не рано ли им претендовать на позицию судьи в высшей инстанции; может, для начала, стоит попробовать поработать на должности попроще? Но в своем решении комиссия, очевидно, решила не заморачиваться преждевременным отказом, ведь в окончательном рейтинге места таких кандидатов, скорее всего, будут внизу списка.

По субъективному мнению к таким относятся: некоторые адвокаты, не имеющие регулярной и активной практики; молодые судьи первой и даже апелляционной инстанции, неубедительно презентовавшие свой опыт и знания; отдельные научные работники, которые, кроме теории, почему-то не знают элементарных вещей сферы судебного производства. Например, один ученый не смог назвать, с какой стороны от судьи на заседании находятся адвокат и прокурор.

 

Прости-прощай

Из четырех кандидатов, по которым принято решение о прекращении их дальнейшего участия в конкурсе, все имели негативный вывод ОСД. Относительно трех кандидатов выводы ОСД базировались в основном на сокрытии участниками конкурса информации о своем благосостоянии. В частности, адвокат Ростислав Голосий не сообщил о наличии корпоративных прав в некоторых юридических компаниях, которые якобы находятся в стадии ликвидации.

Судья Крюковского районного суда города Кременчуга Иван Дядечко не думал, по его словам, что о наличии доверенности на пользование дорогостоящим автомобилем и катером, да еще и с правом их продажи, следовало бы предоставить информацию в комиссию и ОСД.

Судья Апелляционного суда Полтавской области Василий Маличенко, не увидев ничего предосудительного, «забыл» упомянуть в своих анкетах и декларациях об использовании им в качестве жилья одного из помещений суда. Мол, в небольшом районном городке, где кандидат в свое время работал судьей, другого выхода не было, причем вопрос оплаты такого проживания также ничем не подтвердил.

А вот четвертый кандидат — судья Петропавловского районного суда Днепропетровской области Петр Бурда — «выбыл» из конкурса, очевидно, благодаря неразвеянным претензиям в недобросовестном выполнении им своих обязанностей как судьи и легкомысленному отношению к требованиям конкурса.

Так, кандидат утаил резонансную информацию о его увольнении в 2007 году за нарушение судебной присяги. И хотя Высший совет юстиции в 2011 году отменил это решение, восстановив судью в должности, сокрытие данной информации, думается, определенный осадок у членов комиссии оставил. Кроме этого, кандидат, предварительно ознакомившись с выводом ОСД, не счел нужным заблаговременно предоставить необходимые объяснения.

Недобросовестным отношением кандидата, как судьи, к делу назвали и тот факт, что из 245 рассмотренных им уголовных дел 135 дел он внес в Единый реестр судебных решений с нарушением установленных сроков. Редкий случай, когда представитель ОСД и члены комиссии сошлись во мнении, что судья, даже если существуют трудности в работе, должен не опускать руки, а, наоборот, приложить максимум усилий по их преодолению, чтобы не пострадала репутация всей судебной системы.

 

Группа неоднозначных решений

Кандидатов, которые дополнительно должны пройти «чистилище» заседания ВККС в пленарном составе, объединяет одно — наличие отрицательного вывода ОСД.

Впрочем, среди них можно выделить одну категорию — это ныне действующие судьи Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Основная претензия к ним — несообщение кандидатами об участии в рассмотрении в кассационном порядке дел, в которых заявители впоследствии Европейским парламентом якобы были признаны осужденными по политическим мотивам. Речь идет о Юрии Луценко и Юлии Тимошенко, отправленных за решетку во времена Виктора Януковича.

Ни один из кандидатов не согласился с выводом ОСД. Они категорически заявили, что в тех заседаниях кассационной инстанции никакие права Юрия Луценко и Юлии Тимошенко не были нарушены. Упомянутые кассационные рассмотрения касались вопроса взятия данных лиц под стражу, а на тот момент они были уже осуждены и отбывали наказание, поэтому решение ВССУ на приговор не влияло. Решения в дальнейшем не были отменены и не пребывают на рассмотрении в Европейском суде. Кроме этого, нет ни одной резолюции Европейского парламента, где бы прямо указывалось, что Юрий Луценко и Юлия Тимошенко осуждены по политическим мотивам. Более того, приговоры относительно данных лиц не пересмотрены в украинских судах и доныне.

Интересно, что такую позицию, как было видно, поддержали и члены комиссии, которые неоднократно вступали в ожесточенную дискуссию с представителями ОСД. Члены комиссии считали, что убедительных аргументов, подтверждающих версию ОСД, недостаточно, а те отвечали, что их более, чем нужно. К общему пониманию так и никто и не пришел.

Почему-то думается, что на пленарном заседании ВККС у кандидатов-судей ВССУ существуют немалые шансы продолжить дальнейшую борьбу в конкурсе.

Еще одно обстоятельство, вокруг которого разошлись оценки представителей ОСД и членов комиссии, — является ли запрещение несанкционированной видеосъемки нарушением принципа гласности при проведении судебных заседаний?

Стоит заметить, что при наличии подобных действий в судебной практике кандидатов они гарантированно получали негативный вывод Совета добропорядочности. В ОСД уверены, что на использование диктофона и фотоаппарата в открытых судебных заседаниях не нужно получать разрешение. Об этом есть соответствующие положения закона о судоустройстве и статусе судей.

В ответ кандидаты парировали, что гласность и открытость — это не вседозволенность.

Такое мнение поддерживал и член комиссии Павел Луцюк, который неоднократно напоминал, в частности, представителю ОСД Роману Куйбиде о существовании УПК, спрашивая о том, как самовольная видеосъемка согласовывается с правами участников процесса, которые не желают, чтобы их снимали.

Представитель ОСД называл закон о праве на справедливый суд, который якобы уточняет нормы УПК, и что теперь разрешение суда на проведение видеофиксации процесса брать не нужно.

Павел Луцюк не соглашался и зачитывал ч. 3 ст. 9 УПК, в которой говорится, что закон, который противоречит нормам УПК, не применяется. Кроме этого, в ст. 15 УПК говорится о запрете вмешательства в частную жизнь.

Изменить мнение представителей ОСД в данном вопросе так и не удалось.

На пленарном заседании ВККС, очевидно, также вспомнят об этом споре при принятии решения по кандидатам. Интересно, чья точка зрения возьмет верх.

Ознакомиться с рейтингом кандидатов можно в таблице ниже.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как стать судьей: началась спецподготовка будущих судей
Сегодня день рождения празднуют
  • Валентина Луганская
    Валентина Луганская
    судья Апелляционного суда Луганской области
Новости онлайн