Прецедентные решения Европейского Суда по содержанию в местах лишения свободы

09:45, 9 сентября 2016
Проблема ненадлежащих условий содержания в местах лишения свободы и нарушения прав человека актуальна не только для Украины, но и для других стран мира.
Прецедентные решения Европейского Суда по содержанию в местах лишения свободы

Яна Собко,
«Судебно-юридическая газета»

 

Проблема ненадлежащих условий содержания в местах лишения свободы и нарушения прав человека актуальна не только для Украины, но и для других стран мира.

Многие случаи вылились в прецедентные решения Европейского суда по правам человека.

Одиночное заключение

В деле «Илашку и другие против Молдавии и России» (жалоба №48787/99) речь идет об одиночном заключении. Молдавский оппозиционный политик Илие Илашку, осужденный к смертной казни за терроризм, в течение восьми лет содержался в строгой изоляции в Приднестровье. В 2001 году приговор в его отношении был de facto отменен, а сам заявитель был отпущен на свободу. Находясь в камере смертников, он не имел контактов с другими заключенными и не получал новостей извне, поскольку ему было запрещено вести переписку. У него не было даже права общаться с адвокатом. Члены его семьи не могли регулярно посещать его. Его камера не отапливалась. В качестве наказания его лишали еды. Душ он мог принимать крайне редко. Такие условия вместе с отсутствием медицинской помощи подорвали его здоровье.

Суд посчитал, что в совокупности подобные условия должны быть квалифицированы как пытка. Таким образом, имело место нарушение ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод (запрещение пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения) со стороны России (суд решил, что Приднестровье на тот момент находилось под властью России или, по меньшей мере, испытывало со стороны последней решающее влияние).

Переполненность камер

Интересные дела, касающиеся вопроса переполненности камер, — Mandic и Jovic vs Slovenia (№5774/10 и №5985/10) и Strucl and others vs Slovenia (№5903/10, №6003/10 и №6544/10).

Дело касалось условий содержания в тюрьме Любляны (Словения). Во время отбывания наказания заявители в течение нескольких месяцев находились в камерах, в которых на каждого заключенного приходилось по 2,7 кв. м площади, а средняя температура в августе достигала 28°C. Большую часть своего времени заявители вынуждены были проводить в камерах.

Суд усмотрел в этом нарушение ст. 3 Конвенции, посчитав, что подавленность и трудности, которым подверглись заявители, превысили неизбежный уровень неудобств, присущих лишению свободы. Таким образом, в деле имело место унижающее достоинство обращение.

Принудительное кормление

Вопрос принудительного кормления отображен в деле «Невмержицкий против Украины» (№54825/00).

В период между 1997 и 2000 гг. Евгений Невмержицкий провел 2 года и 10 месяцев под стражей в предварительном заключении. В следственном изоляторе он приобрел разные кожные заболевания, состояние его здоровья значительно ухудшилось. Срок его содержания под стражей продлевался пять раз, ходатайства об освобождении отклонялись, несмотря на то, что максимальный срок содержания под стражей, предусмотренный законом, истек. В период содержания под стражей Евгений Невмержицкий несколько раз объявлял голодовку и подвергался принудительному кормлению.

Суд установил в этом нарушение ст. 3. Такая мера, как принудительное кормление, не может считаться унижающей достоинство, если она необходима для спасения человеческой жизни. Однако, государство-ответчик не доказало, что принудительное кормление в случае с гражданином Невмержицким было вызвано медицинской необходимостью, и суд пришел к выводу, что эта мера была произвольной. Процессуальные гарантии в отношении сознательного отказа заявителя от пищи соблюдены не были. Более того, использование при кормлении наручников и расширителя для рта, а также введение резиновой трубки в пищевод были равносильны пытке.

Условия содержания

Гигиенические условия содержания в камере стали предметом рассмотрения в деле «Калашников против России» (№47095/99).

Валерий Калашников обвинялся в растрате и присвоении денежных средств. В предварительном заключении он провел почти пять лет, а в 2000 году был оправдан. Он жаловался в ЕСПЧ на условия содержания в следственном изоляторе. В частности, утверждал, что его камера была переполнена: на 17 кв. м располагались 24 человека. Будучи окружен курящими людьми, он сам вынужден был стать пассивным курильщиком. Кроме этого, он не мог нормально спать, потому что свет и телевизор в камере никогда не выключались. Камера была наводнена тараканами и муравьями. Заявитель приобрел разные кожные заболевания и грибковые инфекции, вследствие чего лишился ногтей на руках и ногах.

Признав, что ничто не указывало на наличие у властей намерения унизить гражданина Калашникова, суд, тем не менее, постановил, что условия содержания под стражей в этом деле должны быть квалифицированы как унижающее достоинство обращение, нарушающее ст. 3 Конвенции. Среди аргументов в поддержку такого вывода фигурировали сильная переполненность камер и антисанитарная обстановка, их пагубное влияние на здоровье и благополучие заявителя, а также длительность его нахождения в таких условиях. По поводу переполненности камер суд подчеркнул, что ЕКПП установил размер в 7 м² на заключенного в качестве приблизительного, желательного стандарта.

Обыск заключенных с полным раздеванием

Что касается обыска заключенных с полным раздеванием, то этот случай представлен в деле Iwańczuk vs Poland (№25196/94).

Во время предварительного заключения Кшиштоф Иванчук попросил разрешения голосовать на парламентских выборах 1993 года. Охранники сказали ему, что для этого придется раздеться и дать себя обыскать. Заявитель снял с себя всю одежду, кроме нижнего белья. В этот момент охранники смеялись над ним, делали унизительные замечания по поводу его тела и вербально оскорбляли его. Затем заявителю приказали раздеться донага. Он отказался сделать это и был отправлен обратно в камеру, так и не получив права проголосовать.

Суд посчитал, что указанное поведение должно быть квалифицировано как унижающее достоинство обращение, нарушившее ст. 3. Учитывая спокойное поведение заявителя под стражей и тот факт, что он не обвинялся в насильственном преступлении, не был рецидивистом, не было причин опасаться, что он начнет проявлять агрессию. Поэтому, следует констатировать, что требование о раздевании, адресованное заявителю, не было оправдано необходимостью и соображениями безопасности.

В отдельных случаях обыски с раздеванием могут быть необходимы для обеспечения безопасности в учреждении и предупреждения беспорядков. Тем не менее, они должны проводиться в надлежащей форме. Поведение, направленное на то, чтобы вызвать чувства униженности и неполноценности, как в настоящем деле, демонстрирует неуважение к человеческому достоинству заключенных.

Частые переводы

В деле Khider vs France (№39364/05) речь идет о частых переводах.

Заявитель был помещен под стражу по обвинению в совершении ряда преступлений, в т.ч. вооруженного нападения в составе организованной группы. Он жаловался на условия содержания и меры безопасности, применяемые в его отношении как к «заключенному, требующему особого наблюдения». В частности, на неоднократные переводы из одной тюрьмы в другую, продолжительное нахождение в одиночном заключении и систематические личные досмотры. Суд постановил, что имело место нарушение ст. 3.

Или другой случай — в деле Payet vs France (№19606/08). Заявитель отбывает наказание в виде лишения свободы за убийство. Он жаловался на условия содержания и частые переводы из одной камеры в другую или из одного тюремного корпуса в другой, вызванные соображениями безопасности, а также на дисциплинарное взыскание, в результате которого был помещен в камеру без естественного освещения с антисанитарными условиями. Суд установил нарушение ст. 3 в отношении плохих условий содержания в штрафной камере, куда заявитель был помещен (грязная, полуразрушенная, затопленная, плохо освещаемая камера, в которой невозможно читать и писать). В отношении ротационных перемещений заявителя между камерами нарушения ст. 3 Конвенции Суд не установил.

Жестокое обращение

В деле «Преминины против России» (жалоба №44973/04) речь идет о жестоком обращении с заключенным, подозревавшимся во взломе системы онлайн-безопасности одного из банков, со стороны сокамерников и сотрудников исправительного учреждения. Заявитель также жаловался на несвоевременное рассмотрение его ходатайства об освобождении из-под стражи.

Суд установил в этом деле два нарушения ст. 3 Конвенции (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), в т.ч. отсутствие эффективного расследования, и нарушение §4 ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность).

Пилотное постановление

Дело «Ананьев и другие против России» (жалобы №42525/07 и 60800/08) касалось жалоб троих россиян на то, что они содержались под стражей в следственных изоляторах до рассмотрения их уголовных дел в бесчеловечных и унижающих достоинство условиях. Суд усмотрел в этом нарушение ст. 3 (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания) и ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции.

В порядке ст. 46 (исполнение постановлений Суда) Суд решил, что правительство России должно:

  • улучшить материальные условия содержания под стражей, оградив туалеты в камерах и убрав «реснички» с камерных окон, а также увеличив частоту помывок;
  • поменять применяемое нормативное регулирование, а также практику и отношение;
  • обеспечить применение содержания под стражей как меры пресечения исключительно в абсолютно необходимых случаях;
  • установить максимальную вместимость для каждого следственного изолятора;
  • обеспечить возможность эффективного обжалования жертвами ненадлежащих условий содержания под стражей и получения ими соответствующей компенсации.

В целях достижения вышеизложенного российские власти должны в сотрудничестве с Комитетом министров Совета Европы в пределах шести месяцев с даты вступления постановления в силу представить обязывающий временной план разрешения этих проблем. Они также должны предоставить возмещение, включая ускоренное разрешение всех дел, поданных жертвами бесчеловечных либо унижающих достоинство условий содержания в российских следственных изоляторах, в течение 12 месяцев с даты вступления постановления в силу (для уже коммуницированных дел) либо с даты коммуникации (для новых дел).

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как судьям будут компенсировать сверхурочные
Сегодня день рождения празднуют
  • Лилия Катеринчук
    Лилия Катеринчук
    судья Кассационного хозяйственного суда Верховного Суда
  • Татьяна Войтенко
    Татьяна Войтенко
    судья Подольского районного суда Киева
Новости онлайн