Проблемная спецпроверка

11:30, 13 февраля 2017
Газета: 2 (371)
По состоянию на 10 февраля к следующему этапу (экзаменам) были допущены 625 кандидатов из 653, не допущены 28 человек...
Проблемная спецпроверка

Вячеслав Хрипун,
«Судебно-юридическая газета»


10 февраля завершилась специальная проверка, которую проходили кандидаты в новый Верховный Суд. К основным ее моментам стоит отнести отсутствие своевременных ответов от проверяющих органов, таких как Национальное агентство по вопросам предотвращения и противодействия коррупции (НАПК), Министерство обороны, Министерство образования и науки и Министерство охраны здоровья.

Как показала практика, много вопросов и к качеству предоставленных материалов. При этом осталось непонятным, каким образом НАПК вообще проводил проверку, если соответствующие порядки проверки электронных деклараций и мониторинга способа жизни до сих пор не согласованы с Министерством юстиции.

Проблемы, возникшие при проведении спецпроверки, вызвали нервную реакцию у кандидатов в судьи, которые обвинили Высшую квалификационную комиссию судей (ВККС) и НАПК в предвзятости и излишних придирках. Тем не менее, по состоянию на 10 февраля к следующему этапу (экзаменам) были допущены 625 кандидатов из 653, а не допущены 28 человек.

Затянувшаяся проверка

О том, что проведение специальной проверки затянулось, стало известно вскоре после новогодних праздников. 11 января ВККС констатировала, что к этому дню специальная проверка 653 кандидатов в судьи нового Верховного Суда завершена только на 80%. Тогда же было принято решение, что экзамены кандидаты в судьи будут сдавать не в середине января, а 30 января и 2 февраля. Позднее срок экзаменов еще сдвинулся — теперь тестирование кандидаты будут проходить 16 февраля, а практическое задание будут выполнять 21 февраля.

Уже в первый день работы коллегий Комиссии над полученными результатами стало понятно, что качество проведенных разными учреждениями проверок оставляет желать лучшего. Больше всего претензий было к информации, предоставленной НАПК. Его ответы в основном поступили только 4 февраля, в субботу, и члены Комиссии приступили к работе с ними в воскресенье, т. е. в выходной день. Вместо полноценных выводов Агентство прислало лишь разрозненную и неполную информацию. В итоге получалось так, что данные электронных деклараций, которые подали все кандидаты в Верховный Суд, и ответы НАПК частично противоречили друг другу. Данные о транспортных средствах НАПК практически не предоставило вообще.

Например, кандидат в Кассационный хозяйственный суд Сергей Жуков, согласно данным НАПК, не указал в электронной декларации нежилое помещение, которое получил в собственность в 2009 г., а также автомобиль и корпоративные права. Однако тут же выяснилось, что в декларации данные были отображены, но НАПК этого почему-то не увидел. Что касается корпоративных прав, то свои доли в двух фирмах С. Жуков продал в 2016 г. В итоге кандидату пришлось дополнительно предоставлять пояснения Комиссии.

В похожей ситуации оказался народный депутат Леонид Емец, который претендует в Кассационный административный суд. НАПК не увидело данных об арендованном им подвальном помещении, которое с 2013 г. является общественной приемной народного депутата, хотя сам он в декларации данные об этом помещении указал. Также НАПК отметило, что Л. Емец является одним из конечных бенефициаров предприятия «Международный медицинско-оздоровительный альянс». Впрочем, сам кандидат в пояснениях отметил, что он не является конечным бенефициаром этой фирмы, поскольку владеет там менее чем 25% акций, а именно 16,67%. Сам факт наличия акций он также указал в декларации. Интересно, что письмо в ВККС в поддержку Л. Емца прислали две известные грантовые организации, в частности проект «Честно», лидер которого Галина Чижик является со-координатором Общественного совета добропорядочности, который вскоре должен будет предоставлять выводы о добропорядочности кандидатов в Суд.

Подобные ситуации с данными НАПК возникли и у многих других кандидатов, но после предоставления необходимых пояснений претензии к большинству из них отпали, хотя и вызвали обвинения в адрес НАПК и ВККС в «излишних придирках». При этом так и осталось непонятным, как и на основании каких регламентирующих документов НАПК проводило проверки для ВККС. Как ранее отметил «Судебно-юридической газете» член Агентства Руслан Рябошапка, сейчас проверки проводятся только по двум критериям: подана ли электронная декларация декларантом и подана ли она своевременно, в отведенный законом срок. Т. е. собственно проверкой достоверности указанных в декларациях сведений Агентство фактически не занимается.

Для того, чтобы приступить, наконец, к проверке достоверности поданных сведений, НАПК необходимы два документа: порядок проверки электронных деклараций и порядок мониторинга способа жизни, а также доступ к ряду реестров. Хотя такие документы и были разработаны, Министерство юстиции отказало в их регистрации, ссылаясь на свои замечания. В итоге лишь 25 января Кабмин создал рабочую группу, которая должна согласовать итоговый вариант обоих порядков. Но дело тут же натолкнулось на конфликт между НАПК и Минюстом. Министр юстиции Павел Петренко обвинил НАПК в неэффективной работе, а в ответ глава Агентства Наталия Корчак обвинила Минюст в «бойкоте работы НАПК» и нежелании содействовать ему.

В настоящее время конфликтная ситуация между ведомствами не решена, и необходимые порядки отсутствуют. Это значит, что выводы, предоставленные НАПК в ВККС, назвать таковыми сложно. Это, скорее, не всегда точные обрывки информации, взятой из разных, причем далеко не всех реестров.

Запоздавшие ответы

Еще одной проблемой стало несвоевременное предоставление необходимых ВККС данных. Например, в случае с судьей Киевского апелляционного хозяйственного суда Сергеем Стаником Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку не смогла своевременно ответить на запрос Комиссии. А в случае с представителем научного сообщества Юлией Гришиной Министерство образования и науки не смогло своевременно предоставить данные о дипломе кандидата и его аттестате доцента. В ряде случаев это же Министерство не смогло своевременно предоставить Комиссии подтверждающие данные о наличии у того или иного кандидата ученой степени.

Как минимум у двух кандидатов возникли проблемы с подачей электронных деклараций. В частности, представитель адвокатуры Сергей Костюк на заседании коллегии квалификационной комиссии лично сообщил, что он подал декларацию в реестр электронных деклараций, но она там сохранилась только в виде черновика, а все данные почему-то удалились. Между тем, отсутствие в реестре полноценной электронной декларации кандидата является основанием для его дисквалификации.

Еще у нескольких кандидатов возникли проблемы с медицинскими справками формы 133/0, которые удостоверяют состояние здоровья претендентов. Один из них — адвокат Дмитрий Лошаков. Как следовало из ответа департамента охраны здоровья Киева, достоверность предоставленной им в Комиссию справки формы 133/0 оказалось невозможно подтвердить. Как объяснил сам Д. Лошаков, прибывший лично на заседание Комиссии, справку 133/0 он получил в одном из частных медицинских учреждений столицы и был уверен, что она соответствует всем необходимым требованиям.

В целом ряде других случаев возникли вопросы к справкам из наркологии формы 140/0. Дело в том, что многие претенденты в Верховный Суд обращались за такими справками-сертификатами в частные клиники, как правило, по месту жительства, поскольку требования о получении такой формы в какой-то конкретной клинике не было. Соответствующие сертификаты с печатями и защитными символами и были выданы претендентам после сдачи анализа крови. Однако впоследствии, при проверке, эти сертификаты вызвали подозрение у Министерства охраны здоровья. Выяснилось, что многие из предоставленных сертификатов отсутствуют в реестре справок, а значит, подлинность их поставлена под вопрос. В результате кандидатам в Верховный Суд срочно пришлось повторно сдавать анализ крови и заново получать сертификаты формы 140/0 уже в государственных больницах. Например, в случае с Киевом повторное обследование им пришлось проходить в Киевской городской наркологической клинической больнице «Социотерапия».

Ушли на покой

7 февраля стало известно имя первого кандидата в Верховный Суд, который решил добровольно сняться с конкурса. Им стал бывший судья, директор регионального центра по предоставлению бесплатной вторичной правой помощи в Киевской области Александр Позняк. Позднее его примеру последовали еще два кандидата.

Вечером 10 февраля появился итоговый список кандидатов, которые будут бороться за судейские мантии в новом Верховном Суде. Всего за места в кассационных судах будут бороться 625 кандидатов из 653 допущенных к спецпроверке. Среди тех, для кого конкурс пока закончился, есть трое судей, в отношении которых в настоящее время ведется расследование в рамках уголовных производств. На кресла судей Кассационного административного суда в итоге претендуют 119 кандидатов, в Кассационный хозяйственный суд — 130, в Кассационный уголовный суд — 177, а за должности судей Кассационного гражданского суда будут бороться 199 кандидатов.


КОММЕНТАРИЙ

Павел Луцюк, член Высшей квалификационной комиссии судей

– Как НАПК проводит проверку электронных деклараций без регламентирующих порядков, нужно спросить у них. Не ВККС устанавливает процедуру проверки для НАПК. Есть требование закона, согласно которому в течение 6 месяцев должен быть сформирован Верховный Суд. ВККС должна уложиться в этот срок. Закон также требует, чтобы мы направляли в НАПК запросы, а Агентство должно провести проверку кандидатов. Поскольку НАПК сорвать конкурс не хочет, оно делает все, что считает нужным, чтобы выполнить требования закона. Нас больше интересует не процедура, по которой они проводят проверки, а выводы, которые они нам передают. Часть выводов НАПК, мягко говоря, просто не выдерживают критики. Например, был случай, когда кандидат указал, что заработал 226 тыс. грн, но исполнитель НАПК перепутал цифры, дописал лишнюю, и получилось, что человек заработал уже 2 226 тыс. грн. Кандидат такие доходы в своих пояснениях опроверг. Или был случай, когда претендент в Верховный Суд указал в электронной декларации определенные данные, но НАПК, вместо того, чтобы проверить их по реестрам, что особенно касается автомобилей, указало в ответе нам, что той или иной информации у них нет. Т. е. вместо полноценных выводов нам дают лишь отдельную информацию. В итоге часть работы, которую должно было сделать НАПК, приходится делать нам самим.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
З чого формується довіра до Феміди
Новости онлайн