Съезд частных исполнителей: до нотариусов им еще далеко

07:30, 10 марта 2019
Газета: 10-13 (479-482)
Попытки представителей профессии нивелировать жесткую опеку своей деятельности со стороны Минюста носят очень робкий характер.
Съезд частных исполнителей: до нотариусов им еще далеко

Прошедший на днях четвертый съезд частных исполнителей стал, по сути, первым подведением итогов за все время существования этой новой юридической профессии. Ассоциация частных исполнителей Украины (АЧИУ), созданная 14 декабря 2017 года и являющаяся единым представительным профессиональным органом, решила пригласить на съезд не только избранных от региональных советов делегатов, но и всех желающих своих членов (144 человека на конец 2018 года).

Впрочем, похвастаться на съезде удалось только одним: за полтора года новый институт принудительного исполнения судебных решений однозначно доказал свою эффективность. 80% исполнительных производств, которые берутся выполнять «частники», доводятся до успешного результата — происходит взыскание, реально возвращаются средства. В отличие от государственных исполнителей, у которых решения судов могут выполняться годами.

На этом успехи заканчиваются. Более того, сама профессия неожиданно оказалась в незавидном положении. Усложненная система допуска к профессии, максимальная жесткость взысканий, наложенных дисциплинарной комиссией за неубедительные нарушения профессиональных стандартов, привели к тому, что резко сократилось количество желающих заняться этим видом деятельности. В частности, за год ассоциация смогла сформировать только 11 региональных советов по всей Украине, на большее людей пока нет. Обеспечение функционирования секретариата АЧИУ, привлечение специалистов для работы над усовершенствованием нормативно-правовой базы, информационное сопровождение деятельности частных исполнителей и другие важные функции были бы невозможны без финансовой и методологической поддержки международных партнерских проектов.

Руководство АЧИУ пытается что-то изменить и уверяет, что оно за расширение независимости профессии, увеличение надежности защиты прав и интересов частных исполнителей, но выражает свои требования почему-то очень сумбурно и неуверенно.

Экзаменационный демотиватор

Сегодня в Украине доступ ко многим юридическим профессиям осуществляется путем сдачи квалификационного экзамена, состоящего, как правило, из теоретической части и практического задания. Представители Министерства юстиции принимали участие в составлении абсолютно всех экзаменационных методик и положений, не вызывавших впоследствии каких-либо нареканий со стороны участников квалификационных отборов. Однако в отношении частных исполнителей систему допуска к профессии почему-то решили усложнить.

Кандидаты в частные исполнители проходят оценивание в три этапа: тесты по теоретической части, ситуационные задания и практические задания. К последнему этапу даже у тех, кто его прошел, и сегодня имеются вопросы.

«Непонятен критерий оценивания на этом этапе. Там однозначно присутствует субъективный момент. Кроме того, установлен обязательный минимальный балл. Частая история, когда человек набирает высокие баллы на двух первых этапах, но вдруг не дотягивает до минимального на третьем и в результате не попадает в профессию. Мне кажется, эти нормы необходимо менять», — утверждает и.о. главы АЧИУ, частный исполнитель из Днепра Александр Сивокозов.

Особенно деструктивным оказалось именно установление минимального балла на третьем этапе. До внесения приказом Министерства юстиции от 18 сентября 2017 года данного положения в Порядок допуска в профессию частного исполнителя ряды «частников» активно росли. После этой даты не редкостью стали ситуации, когда из группы в 25 человек, пришедших на экзамен, никому не удавалось его успешно сдать.

2018 год стал самым мрачным по количеству осиливших квалификационный экзамен. Согласно отчету о деятельности АЧИУ в этом году, из 525 лиц, прошедших предварительное обучение и допущенных к сдаче экзамена, на него явились только 259. Из них успешно сдали экзамен и получили удостоверения частных исполнителей 72 человека (28% тех, кто сдавал экзамен).

Министерство юстиции долгое время принципиально стояло на позиции, что наиболее полно составить представление о профессиональных навыках лица и проверить его профессиональную компетентность позволяет именно выполнение практического задания, и если на этом этапе набирается недостаточное количество баллов, значит, квалификация претендента сомнительна.

В начале 2019 года ситуация немного улучшилась. По словам замминистра юстиции по вопросам исполнительной службы Светланы Глущенко, уже проведено три квалификационных экзамена, в которых приняли участие 37 претендентов. Квалификационной комиссией по результатам экзамена предоставлен доступ в профессию 18 лицам (50%).

Однако общее количество профессиональных рядов продолжает оставаться незначительным — сегодня в реестре значится только 159 частных исполнителей. При этом 53 из них, получив удостоверения, так и не приступили к практической деятельности. И все это — на фоне армии в 4 500 государственных исполнителей.

Как известно, по расчетам международных экспертов, в Украине оптимальным было бы наличие 2 тысяч частных исполнителей. Эти расчеты базируются на соотношении количества частных исполнителей к количеству населения.

Замминистра юстиции соглашается, что слабый рост рядов частных исполнителей  это вызов, который нужно преодолеть. Но пока причиной проблемы она называет недисциплинированность Квалификационной комиссии, особенно тех четырех ее членов, которые представляют частных исполнителей. Их неявка на заседания комиссии приводит к отсутствию кворума и срыву экзаменов.

«Если мы будем проводить как минимум два заседания квалифкомиссии в месяц, не уговаривая друг друга прийти на заседание, думаю, количество частных исполнителей в Украине будет расти»,  уверенно заявила на съезде Светлана Глущенко.

Дисциплинарный каток

Еще один фактор, не способствующий росту популярности профессии  сложившаяся дисциплинарная практика в отношении частных исполнителей. Секретарь дисциплинарной комиссии Александр Вольф приводит цифры, что со дня появления института частных исполнителей в Министерство юстиции поступило 453 письменных обращения относительно решений, действий или бездеятельности частных исполнителей, из которых в комиссию направлено только 12 представлений, а удовлетворено еще меньше  4 представления.

Он также озвучил основания, по которым в отношении 4 частных исполнителей применили дисциплинарные взыскания:

  • невыполнение требований определений суда о запрете совершать какие-то действия;
  • осуществление исполнительного производства, которое одновременно готовилось к исполнению в органах Государственной исполнительной службы;
  • принятие к исполнению документа, который не соответствовал требованиям закона;
  • нарушение территориальности и подведомственности исполнения решений суда;
  • нарушение порядка наложения ареста на имущество должника.

Как известно, наказание было максимальным  временное приостановление деятельности или вообще лишение права на профессию.

Все это вызвало в профессиональной среде неоднозначное отношение. Тем более, что два решения дисциплинарной комиссии уже отменены в судебном порядке.

И хотя на съезде не поддержали предложение одного из первых частных исполнителей Андрея Авторгова, который попал под дисциплинарный каток, но которому удалось восстановить свои нарушенные права в суде включительно с апелляционной инстанцией, о недоверии к четырем представителям профессии в дисциплинарной комиссии, у профессионального сообщества вопросы к госрегулятору остались.

Основной из них  соразмерность примененных санкций к тому проступку, который совершил частный исполнитель. «У сообщества нет понимания, почему в каждом случае было наложено именно такое взыскание. Все виды наказаний должны быть четко структурированы в соответствии с видами нарушений. Если такая структура будет понятна нам, она станет ориентиром для частного исполнителя, как ему поступать в том или ином случае, чтобы избежать дисциплинарного производства»,  считает Александр Сивокозов.

Все — из-за новизны профессии и относительно непродолжительного срока работы дисциплинарного органа, убеждают в Министерстве юстиции. «Практика действительно еще не однозначна, поэтому наличие судебных решений, которые отменяют решения дисциплинарной комиссии — это абсолютно нормальное явление», — заявляет Светлана Глущенко. Она уверена, что со временем все наладится. Министерство сформирует дисциплинарную практику, оно также изучает опыт других дисциплинарных органов, в частности, Высшего совета правосудия.

Более того, Минюст будет совершенствовать профильный закон частных исполнителей, в котором специалистами министерства замечены системные недостатки. «Мы уже выходим на финальную версию нового законопроекта. Считаю, что там учтены все пожелания Агентства, связанные с расширением полномочий частных исполнителей, их помощников, а также относительно дальнейшего сближения компетенций с государственной службой. Окончательную версию обязательно согласуем с АЧИУ» заверила замминистра.

Посредник или лишнее звено

Значительную часть времени съезд уделил обсуждению такого института, как дисциплинарный уполномоченный, введение которого рекомендуют международные партнеры в качестве консультационного или совещательного органа при принятии решений дисциплинарной комиссии. В руководстве АЧИУ поддержали эту идею, даже составили проекты изменений в Устав ассоциации и Положения о дисциплинарном уполномоченном. «На него мы возлагаем большие надежды, чтобы в дальнейшем не возникало каких-либо конфликтных ситуаций, связанных с непониманием тех или иных дисциплинарных решений»,  отмечает Александр Сивокозов.

Дисциплинарный уполномоченный, по его мнению, будет готовить отчет, в котором изложит свое видение и понимание конкретного проступка. Руководитель ассоциации надеется, что это будет посредник между дисциплинарной комиссией и профессиональным сообществом. «Хотя сам до конца не понимаю, как это будет работать»,  в то же время отмечает он.

Само сообщество также разделяет данное непонимание.

«Одни думают, что дисциплинарный уполномоченный будет выступать в качестве адвоката, защитника частного исполнителя. Но это не так. Уполномоченным должно быть независимое лицо, которое является специалистом в исполнительном производстве. Он должен быть экспертом, которому доверяют частные исполнители, профессиональное сообщество и Минюст. Его главное задание — предоставить заключение о том, обнаружен ли в действиях исполнителя дисциплинарный проступок или нет»,  делится своей позицией частный исполнитель из Киева Александр Кузь.

А его коллега Евгений Дьяченко считает, что профессиональное сообщество не должно доверять свое представительство в комиссии даже мега-профессионалу, потому что всегда будут возникать сомнения, что данное лицо высказывает позицию большинства сообщества.

Наиболее радикальные мысли высказал частный исполнитель из Харькова Юрий Близнюков. По его мнению, если выводы дисциплинарного уполномоченного не приводят к каким-либо правовым последствиям, этот институт вообще не нужен.

Министерство в лице С. Глущенко дипломатично заявило, что поддерживает все инициативы Ассоциации частных исполнителей, направленных на развитие профессии, но перед запуском института дисциплинарного уполномоченного необходимо определиться с его правовым статусом.

В результате делегаты съезда согласились только с тем, что рекомендованный институт, в принципе, пусть будет, а определение полномочий и разработка Положения о дисциплинарном уполномоченном  тут еще есть над чем подумать.

Важное осталось вне поля зрения

О будущем профессии на съезде говорили вскользь, понятное дело, больше внимания уделяя обсуждению актуальных сегодня проблем.

«А для нас важно и то, на что направлена судебная реформа, что существующая ныне смешанная система исполнения судебных решений — это временный вариант», — отметила главный национальный эксперт Проекта ЕС «Право-Justice» Ирина Жаронкина. По ее словам, как показывает анализ соответствующей практики в других европейских странах, смешанная система является наименее эффективной. Несмотря на конкуренцию между государственными и частными исполнителями, все равно возникают определенные проблемы  неравенство в компетентностях, доминирующее положение государственной службы, что особенно проявляется в смешанных производствах.

«Позиция проекта — постепенная полная приватизация системы исполнения судебных решений. Показательным является путь, который прошли нотариусы. Сегодня уже имеем 5 тысяч частных нотариусов и только тысячу государственных. Более того, у них полное равенство в компетенциях. Так же должно быть и у исполнителей»,  утверждает И. Жаронкина. Также она считает, что эффективность решения профессиональных вопросов полностью зависит от сильного самоуправления. Если представительский орган будет активно формировать позицию сообщества и отстаивать ее перед Минюстом, это и будет теми лекарствами от чрезмерной зарегулированности профессии со стороны государства.

«Вопросы проверок, доступа к профессии, дисциплинарные и квалификационные вопросы — везде ассоциация должна занимать четкую позицию», — подчеркивает эксперт. Добившись решения данных вопросов, удастся ускорить процесс роста рядов частных исполнителей. А как известно, за количеством стоят финансы и возможность привлекать дополнительные ресурсы  именно то, что формирует действительно сильный и независимый представительский орган.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Віталій Безгін про те, як «Слуга народу» збирається реформувати державну службу
Loading...
Сегодня день рождения празднуют
  • Дмитрий Дубинко
    Дмитрий Дубинко
    заместитель Генерального директора Государственного предприятия «Информационные судебные системы»