Фемиде дали Кодекс чести

13:20, 4 марта 2013
Газета: 8 (176)
Чего ждать судьям от Кодекса судейской этики? – Новых правил поведения как в профессиональной...
Фемиде дали Кодекс чести

Чего ждать судьям от Кодекса судейской этики? – Новых правил поведения как в профессиональной деятельности, так и в быту

 

Два с половиной года ушло у судейского самоуправления на выполнение одной из ключевых задач X внеочередного Съезда судей Украины – разработку и принятие нового Кодекса судейской этики. Данная задача была поставлена в рамках проведения судебной реформы – реформы не только законов, но и, как декларировали ее авторы, нравственных стандартов Фемиды. И вот 22 февраля с. г. Кодекс, наконец, утвердили.

За годы независимости отечественная судебная система пережила немало подъемов и падений, ощутила на себе нападки общественности, претерпела обвинения в коррупции, клановости, заангажированности и корпоративизме. Не будем кривить душой – некоторые служители Фемиды «хорошо поработали» для того, чтобы под такими заявлениями была почва. Но далеко не все судьи в Украине такие, какими их хотят «нарисовать» политики и определенные журналисты.

Кодекс судейской этики должен выступить своеобразным плацдармом для перестройки восприятия судебной системы как самими судьями, так и окружающими. Кроме того, планируется, что он станет мощной опорой Фемиды для защиты от необоснованных обвинений.

Впрочем, уже сейчас в судейских кругах разворачивается широкая дискуссия, касающаяся того, что Кодекс, в принципе, может сработать как на пользу, так и во вред. Так, в законах, регулирующих судоустройство, прописаны положения о том, что нарушение этических правил поведения может стать основанием для привлечения судьи к ответственности, вплоть до увольнения. В Кодексе же закреплены немного иные нормы. Какие «подводные камни» кроются в новом своде правил, выясняла «Судебно-юридическая газета».

 

До недавних пор в Украине действовал Кодекс профессиональной этики судьи, утвержденный Съездом судей еще в октябре 2002 г. Этот документ не только устарел морально, но и входил в противоречие с действующим Законом «О судоустройстве и статусе судей».

Впрочем, учитывая, какой диалог состоялся у участника рабочей группы по вопросам разработки Кодекса, секретаря Совета судей Украины, судьи ВХСУ Татьяны Козырь с судьей Верховного Суда Украины Валентином Косаревым во время последнего Съезда судей Украины 22 февраля, уже очевидно, что новый Кодекс судейской этики может стать камнем преткновения в отношениях судей с органами, которые отвечают за привлечение их к ответственности: Высшей квалификационной комиссией судей и Высшим советом юстиции.

 

Какой из двух вариантов?

 

Еще в марте 2012 г. Совет судей Украины (далее – ССУ) утвердил рабочий проект Кодекса судейской этики и направил его для обсуждения во все суды без исключения. «Нам поступили одобрительные отзывы от более чем 140 судов. Предложения и замечания поступили более чем от 40 судов», – отметила Т. Козырь. 21 декабря 2012 г. ССУ утвердил проект Кодекса, который должен был быть представлен делегатам ХI Съезда, и он даже был размещен на официальном сайте судебной власти. Но несмотря на такую позитивную оценку, он оказался не окончательным.

Так, накануне Съезда от делегатов посыпались абсолютно новые замечания. Как подчеркнул председательствующий на Съезде Ярослав Романюк, из-за такой реакции был создан координационный совет из представителей разных юрисдикций, и утром перед Съездом Совету пришлось провести еще одно заседание, на котором и был утвержден вариант Кодекса, который впоследствии был рассмотрен Съездом.

Получив его текст в ходе Съезда (единственный экземпляр), журналисты нашего издания, прямо скажем, очень удивились, ведь в процессе доработки из него выпали такие интересные предложения, как, например, создание Комиссии по вопросам этики. Зато появились вполне «новаторские» – скажем, гласящие, что «нарушение правил этического поведения, установленных Кодексом, не может служить прямым основанием для дисциплинарной ответственности судей». Кроме того, если в первом проекте было положение о том, что судьи должны ежегодно в определенный законом срок подавать по месту работы декларацию об имуществе, доходах, расходах и обязательствах финансового характера за прошлый год, в принятом Кодексе это положение отсутствует. Комментируя этот факт, член ВККС Виктор Микулин объяснил отсутствие положения о ежегодном декларировании тем, что это было бы дублирование закона.

В целом стоит сказать, что два разработанных ССУ проекта отличаются, причем весомо – если не по содержанию, то по изложению.

 

Комиссия не состоялась

 

Одним из спорных моментов стало создание Комиссии по вопросам судейской этики. Следует сказать, что положение о ней содержал как проект, утвержденный ССУ в декабре 2012 г., так и альтернативный, который 18 февраля презентовал глава Национальной экспертной комиссии Украины по вопросам защиты общественной морали Василий Костицкий. Последний документ, кстати, возник достаточно внезапно (напомним, что проект Кодекса обсуждался 2,5 года). И тут одна общественная организация вдруг решила провести круглый стол, на котором принять резолюцию и заявить о необходимости участия общественности в разработке Кодекса. Что ж, опомнились «общественники» поздно. Примечательно, что у членов ССУ, которые увидели этот альтернативный вариант накануне Съезда, 21 февраля, его существование вызвало удивление – проект передали журналисты. В общем, прямо скажем, попытка авторов «альтернативы» внести свою лепту не удалась.

Почему же из окончательного варианты исчезли положения о Комиссии? Очевидно, потому что учреждение любого нового органа в судебной системе непременно вызовет немало вопросов: кто будет входить в такую Комиссию, на каких основах она будет работать и т. д. Очень точно в этом плане отметил в комментарии нашему корреспонденту глава Комитета ВР по вопросам верховенства права и правосудия Сергей Кивалов: «Как говорили классики, есть такое свойство у государственного аппарата – разбухать. В нашем государстве почему-то свойственно создавать новые органы, а потом их необходимо еще и профинансировать. Я считаю, что нет смысла создавать специальный орган, который будет заниматься этими вопросами. Уже есть ВККС, уполномоченная при наличии оснований привлечь к ответственности того или иного судью, есть Высший совет юстиции, который может привлечь к дисциплинарной ответственности судью высшего специализированного суда или ВСУ».

 

За Кодекс к ответу не привлечь?

 

Статья 4

Нарушение правил этического поведения, установленных настоящим Кодексом, не могут сами по себе применяться как основания для привлечения судей к дисциплинарной ответственности и определять степень их вины.

 

Если с умышленной волокитой как «составом» для констатации факта нарушения все более-менее ясно, то в отношении морально-этических принципов поведения судей так говорить не приходится. Существовала надежда, что новый Кодекс судейской этики даст четкий ответ, за какие этические нарушения на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание или, более того, он может быть уволен за нарушение присяги?

Итак, в процессе обсуждения возникло несколько вопросов. Во-первых, зачем было вносить в Кодекс положения, которые уже и так прописаны в законе? Во-вторых, зачем было принимать Кодекс, если за нарушение правил поведения, им установленных, судью нельзя привлечь к ответственности (что очень аккуратно прописано в его ст. 4)?

Как отметила Т. Козырь, при разработке проекта принимались во внимание рекомендации ученых, а их позиция не была однозначной: можно как повторять нормы закона в Кодексе, так и не повторять. Что касается второго вопроса, то секретарь ССУ подчеркнула: «Мы прямо прописываем в ст. 4 Кодекса, что нарушение правил этического поведения, установленных ним, не могут сами по себе применяться как основания для дисциплинарной ответственности судей и определять степень их вины. Кодекс – не набор составов дисциплинарных нарушений, а стандарт поведения для судей». Основания для дисциплинарной ответственности и стандарты этического поведения судей – это две разные, по мнению авторов, вещи (!).

Вполне логично, что остались те, кому положения Кодекса показались непродуманными. Так, судья ВСУ Валентин Косарев отметил: «Что бы ни прописали в Кодексе, в законе установлено, что за нарушение судьей этических правил его можно привлечь к ответственности». Поэтому, по мнению отдельных судей ВСУ, стоило бы сначала предложить законодателю исключить такое основание из законодательства, а уже потом утверждать Кодекс.

Но, как подчеркнул Я. Романюк, угрозы Кодекс не несет, и в законе записано по-другому: «В ст. 83 Закона «О судоустройстве и статусе судей» указаны основания привлечения судьи к дисциплинарной ответственности. Это однократное, грубое или систематическое нарушение судьей правил судейской этики, которое привело к подрыву авторитета правосудия. Поэтому в ст. 4 Кодекса указано, что само по себе нарушение не влечет за собой дисциплинарной ответственности. Для этого необходимо, чтобы было две составляющих: такое нарушение было либо грубым, либо систематическим, и повлекло за собой подрыв авторитета правосудия».

Кто же тогда прав? В ч. 4 ст. 54 Закона «О судоустройстве и статусе судей» сказано, что обязанность судьи – соблюдать правила судейской этики. В тексте присяги судьи (ст. 55) – аналогичный императив: «Соблюдать морально-этические принципы поведения судьи». Причем определен он отдельно, как самостоятельная обязанность. Выходит, нарушение присяги – это, среди прочего, и нарушение такого императива, т. е. несоблюдение морально-этических принципов. А определены они, согласно ст. 56, в уже знакомом нам Кодексе судейской этики.

Ст. 83 Закона «О судоустройстве и статусе судей» в качестве основания для привлечения судьи к ответственности определено «систематическое или грубое однократное нарушение правил судейской этики, которое подрывает авторитет правосудия». Но (!) в ст. 32 Закона «О Высшем совете юстиции» сказано, что «Нарушением судьей присяги является: …нарушение морально-этических принципов поведения судьи». Т. е. возможно, г-н Романюк и прав насчет дисциплинарной ответственности, но что касается нарушения судьей присяги, то ни о каких характеристиках вроде «грубое» или «систематическое» в законе речь не идет.

Впрочем, это цепь логических выводов. В присяге, как и среди обязанностей в законе, прямо не указано: «Соблюдать Кодекс судейской этики». Выходит, ВККС и ВСЮ, решая вопрос о привлечении судьи к ответственности или увольнении за нарушение присяги соответственно, в каждом конкретном случае придется выстраивать эту цепь самостоятельно. Т. е. все покажет практика.

 

Облико морале

 

Проект обновленного Кодекса содержит разделы, регламентирующие поведение судьи как во время осуществления им правосудия, так и вне суда. В частности, предусмотрено, что судья должен демонстрировать учтивость, умение владеть собой, уважение к членам правового сообщества и сторонам по делу, не применять враждебные, оскорбительные слова и заявления в решениях суда и при общении с участниками процесса. Что касается поведения служителей Фемиды вне судебного процесса, то судья вправе участвовать в общественной деятельности, публичных мероприятиях, если они не наносят вреда его статусу, авторитету судебной власти и не могут повлиять на осуществление правосудия. Кроме того, судья должен избегать недобросовестных связей, которые, по мнению граждан, могут повлиять на его независимость и беспристрастность.

Остановимся на нескольких наиболее занимательных статьях Кодекса.

 

Статья 13

Судья, находящийся на административной должности в суде, должен воздерживаться от поведения, действий или высказываний, которые могут привести к возникновению сомнений в едином статусе судей и в том, что профессиональные судьи осуществляют коллективное решение вопросов организации работы суда.

 

Данное положение может повлиять на суды как благотворно, так и привести к еще большему раздору – в зависимости от суда. Напомним, что лишение председателей судов многих функций с принятием судебной реформы вызвало в некоторых коллективах серьезные распри. Известны случаи, когда глава суда не хочет исполнять решения собрания суда. Либо же наоборот – председатель, лишенный рычагов влияния на коллектив, не может навести порядок в организации работы суда.

 

Статья 15

Судья имеет право заявить самоотвод в случаях, предусмотренных процессуальным законодательством, при наличии предвзятости в отношении одного из участников процесса, а также в случае, если судье из его собственных источников стали известны доказательства или факты, которые могут повлиять на результат рассмотрения дела.

 

Основания для самоотвода судьи четко определены во всех процессуальных кодексах. И они не совсем совпадают с тем, что предлагает Кодекс этический. По поводу определения понятия «собственных источников» (к слову, это хотели назвать «собственной информацией судьи», а в декабрьском проекте данная статья и вовсе формулировалась по-другому) также можно вести бесконечные дискуссии.

 

В Интернет – ни ногой?

 

Статья 20

Участие судьи в социальных сетях, интернет-форумах и применение им других форм общения в сети Интернет являются допустимыми, однако судья может размещать, комментировать только ту информацию, использование которой не наносит ущерб авторитету судьи и судебной власти.

 

С учетом того, что не так давно Государственной судебной администрацией была запущена специальная сеть «Фемида» – аналог популярных соцсетей, только ориентированная на судей и работников аппарата судов, достаточно интересно, как судьи будут выполнять данное положений. К слову, журналисты «Судебно-юридической газеты» легко смогли зарегистрироваться в «Фемиде», т. е. сделать это может, по сути, любой желающий. Но, в отличие от надобностей специализированных юридических изданий, другие лица могут преследовать совсем иные цели, заполняя регистрационную анкету.

Социальные сети имеют достаточно широкую популярность, особенно среди молодых судей. Это не может в некоторых случаях не влиять негативно на их репутацию. Так, наш корреспондент присутствовал на заседании Высшего совета юстиции, когда во время предоставления рекомендаций о назначении судьей впервые одну из претенденток пристыдили за фотографии определенного рода, размещенные на подобном сайте. Так что судьям придется сто раз подумать, прежде чем выносить в открытый доступ информацию, не предназначенную для чужих глаз и не делающую им чести как профессионалам.

К слову, подобные этические правила – не редкость в мировой практике. Так, например, совсем недавно апелляционный суд Флориды решил, что прокурорам и судьям нельзя быть друзьями – во всяком случае, если речь идет о «дружбе» в социальной сети Facebook. Запрет стал первым решением подобного рода после того, как в ноябре 2009 г. Консультативный комитет по судейской этике Флориды выпустил рекомендацию, в соответствии с которой судьям не следовало принимать предложения о добавлении в «друзья» от появляющихся в суде адвокатов.

Поумерить активность молодых судей в социальных сетях пытаются не только в Украине, но и в РФ. К примеру, в прошлом году глава Мосгорсуда Ольга Егорова так прокомментировала скандал с размещением московскими судьями «довольно откровенных фотографий в «Одноклассниках»: «Когда мы начали смотреть их фотографии, просто пришли в ужас. Там были 4 судьи и работники аппарата. Я провела «внушительную» беседу с каждым из сотрудников, а потом вынесла персональные обсуждения на заседание комиссии по этике. Подействовало».

 Основная обязанность судьи состоит в осуществлении правосудия. Но характеризовать его работу исключительно с точки зрения «машины по производству решений» было бы неправильно. Судье нельзя забывать о своем высоком статусе и необходимости соблюдения морально-этических правил, ведь от его поведения зависит общее представление общества о судебной власти.

 

КОММЕНТАРИИ

 

Раиса Ханова, заместитель председателя Совета судей Украины:

 

– Кодекс судейской этики, несмотря на небольшой объем, по содержанию очень емкий. В нем прописаны те положения, которые, вне зависимости от того, есть Кодекс или нет, являются для судьи обязательными, как и сам судейский статус. Что касается злоупотреблений на этой почве, в частности, возможного давления на судей за нарушение этических норм, думаю, это маловероятно. В ст. 4 Кодекса прописано, что нарушение норм этического поведения само по себе не является основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности. В Законе «О судоустройстве и статусе судей» выписаны как раз квалифицирующие признаки: это грубое и систематическое нарушение. Поэтому только при нарушении этических норм в совокупности с квалифицирующими признаками может встать вопрос о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности. Кроме того, на судей, как и на всех других людей, распространяются способы судебной защиты. Следовательно, судья имеет возможность обжаловать решение о привлечении его к дисциплинарной ответственности, и не только в суде, но и Высшем совете юстиции.

 

Валентин Косарев, судья Верховного Суда Украины:

 

– Положения Кодекса судейской этики – это определенные обязательства судей ненормативного характера, которые превращают в основание для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности и 100% давление на судью. Ведь любое нарушение, которое судья допустит, становится основанием для привлечения его к ответственности. Да, в ст. 4 Кодекса указано, что само по себе нарушение правил этического поведения, установленных Кодексом, не является основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности, но, опять-таки, Кодекс судейской этики – это не закон. В Законе «О судоустройстве и статусе судей» закреплена присяга судьи, и одним из ее пунктов является соблюдение морально-этических принципов поведения судьи. Но даже в европейских странах сейчас говорят о том, что нарушение присяги – это весьма нечеткое понятие для привлечения судьи к ответственности, потому что под это определение можно подвести что угодно и в результате наказать или уволить неугодного судью.

 

Василий Онопенко, председатель Совета судей Украины:

 

– У нас ранее действовал Кодекс профессиональной этики судьи, но в связи с изменениями действующего законодательства пришлось менять не только его только название, но и содержание. Я убежден, что Кодекс судейской этики необходим, и это подтвердил Съезд судей. Насколько мне известно, на стадии разработки проект Кодекса широко обсуждался в разных судах, в органах судейского самоуправления, с иностранными специалистами и получил надлежащую поддержку. Основная цель Кодекса – это соблюдение тех положений, в которых прописаны морально-этические нормы поведения судьи как в профессиональной среде, так и за пределами суда. В какой-то степени Кодекс будет иметь значение и для кандидатов на должность судьи, которые подали соответствующие заявления в ВККС. К сожалению, нельзя придумать сам механизм, в соответствии с которым судьи учитывали бы положения Кодекса в своей профессиональной деятельности, поэтому необходимо прививать такую культуру. Совет судей Украины приложит максимум усилий для того, чтобы Кодекс стал действенным и только позитивно влиял на работу судей.

 

Владимир Колесниченко, председатель Высшего совета юстиции:

 

– Кодекс судейской этики не станет элементом давления на судей хотя бы по той причине, что он дублирует многие положения Закона «О судоустройстве и статусе судей», Закона «О Высшем совете юстиции». По сути, положения Кодекса – это расширенное толкование норм, которые уже установлены. Скорее Кодекс – это шаг, направленный на самодисциплинирование судей.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как судьям будут компенсировать сверхурочные
Сегодня день рождения празднуют
  • Александр Стародуб
    Александр Стародуб
    судья Кассационного административного суда Верховного Суда
  • Александр Мельник
    Александр Мельник
    судья Николаевского окружного административного суда
  • Ростислав Козюренко
    Ростислав Козюренко
    судья Франкивского районного суда Львова
Новости онлайн